Институт социологии
Российской академии наук

Ответ журналу Эксперт

О.Н. Яницкий.  Ответ Журналу Эксперт

Комментарий О.Н. Яницкого к  статье Александра Механика «Мы живем, под собою не чуя страны» (ж-л Эксперт, № 34, 01–07 сентября 2008 г.) Текст статьи журнала Эксперт можно прочитать здесь.

 

В этой актуальной и содержательной статье о состоянии социально-гуманитарной мысли в России затронуты принципиальные вопросы ее нынешнего состояния и перспектив развития, что, надеюсь, вызовет серьезную дискуссию в гуманитарном сообществе. А пока – лишь первые мысли, вызванные этой статьей.

Знание, концептуальное, глубокое, долго наращиваемое и не только оценочное (экспертное) действительно необходимо. Но чтобы называться гуманитарным оно не может быть только «позитивным», будь то социальная статистика, о чем справедливо говорит С. Кордонский, или работа с первоисточниками, архивами, как это делала  русская высшая школа XIX – начала XX веков. У гуманитария всегда должна быть миссия. Как писал в своей книге «История историка» крупнейший российский историк А.Я. Гуревич, «Если ты стал гуманитарием и уже сотворил нечто, нашедшее резонанс и здесь и на Западе, ты уже не только частное лицо и у тебя есть некоторая миссия». Далее: «…на нас лежат некоторые обязательства, выходящие за пределы индивидуальной личности. Одно дело когда <за границу> уезжает человек, которому все равно, где работать, с культурой, кроме некоторого потребителя, непосредственно не связанный. Но когда уезжает известный ученый, ослабляя и порывая здесь практически все связи, – это совсем другое. Мы восполняем некоторую миссию»….и, следовательно, должны «передать свой жизненный опыт новым поколениям историков» (выделено мною – О. Ян.). 

Самое интересное, что об этом заботились не только российские социальные философы XIX века, такие как В.С. Соловьев, но и естество-испытатели – Д.И. Менделеев, В.В. Докучаев, И.П. Павлов, В.И. Вернадский. Почитайте «Публицистические статьи» (М., 1995) Вернадского или хотя бы перелистайте 6-томное издание его дневников и вы увидите, что это был не только великий натуралист, но и не менее прозорливый русский культуролог и гуманитарий.

Второе, о самом гуманитарном знании. Я не буду повторять сказанного в статье – вопрос в том, какое именно знание нужно нам всем, чтобы мы, наконец, «почувствовали под собою страну»? Во всяком случае через «политику труб», как ее иногда называют, ее не почувствуешь. Труба сегодня нужна, но она идет поверх всего природного и культурного разнообразия мест и ситуаций. Значит, в дополнение и соединение с научным нужен иной тип  знания. И наши западные коллеги этим уже озаботились более 10 лет назад. Нужен взгляд «снизу», с учетом местных традиций, хозяйства, верований, ситуации. Оно в западной социологии социального знания получило имя «локального знания». Соответственно, гуманитарные исследования получили название общественно-научных исследований, в частности, соучаствующего исследования (participation research). А это означает необходимость глубокой демократизации процедур исследования: не вытягивание из подсознания респондента его «потаенного» мнения, а диалог с ним. Да, просвещение и разъяснение, если необходимо, но потом опять диалог. Публичность гуманитарных наук – это не накачка знаниями профанов, а уменье ученых с гражданами страны вести разговор на равных.

Наконец, об «изоляции от мира». Утверждается, что «коммуникативные барьеры очень высоки – для того чтобы тебя узнал мир, все надо переводить на английский». Да, сегодня владение английским – не только средство передвижения, но и абсолютно необходимый инструмент для  выживания ученого. Однако, почему кто-то должен нас переводить? Мы сами себя поставили в столь невыгодную позицию. Учат языку и в школе, и в вузе, и в аспирантуре, а, приходя ко мне, аспирант не может и трех слов связать по-английски. Что же это за материал я получаю? Почему я должен отдуваться за все эти три институции? Приходя ко мне в аспирантуру, студент уже должен владеть английским в объеме Toefel-1. Я пишу и публикуюсь в международных журналах уже более 25 лет, и утверждаю, что английскому можно научиться самостоятельно. В.И. Вернадский и другие публиковались там не потому, что выезжали, а потому что могли писать и говорить на языке той страны, куда они были командированы.

Мы сами себя изолируем, устраивая на международных встречах и конференциях «русские» секции или дни. Должно быть ровно наоборот: мы говорим и продвигаем наши знания там на английском! Пример: прекрасная конференция о публичной социологии, организованная этой весной Сообществом профессиональных социологов. Выступают М. Буравой и другие иностранцы. А из русских – на английском только А. Здравомыслов. Почему бы нам не принять международное правило: например, «рабочие языки английский и русский». Почему надо ждать издательства,  которое тебя опубликует на английском неизвестно когда, тогда как есть сайт своей или другой организации, где можно выложить свой доклад или статью немедленно? И последнее. Все научные журналы должны требовать от авторов резюме на английском языке, хотя бы! Я уже не говорю о том, что наши журналы должны, наконец, принять международные стандарты написания и процедуры редактирования научных статей.

 03.09.08

Обсудить статью в форуме



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: