Институт социологии
Российской академии наук

Российская идентичность в социологическом измерении

<<назад

оглавление

>> дальше

2. Социально-психологическое самочувствие россиян и самооценка ими своего социального статуса

При всей важности многих обстоятельств реальной жизни, прямо влияющих на особенности видения россиянами мира в целом и себя в этом мире, не меньшее значение для последнего имеют и особенности их социально-психологического состояния, а также во многом вытекающее из объективных условий жизни и из общего социального самочувствия самоощущение своего места в обществе – социального статуса.

Если говорить об общем социально-психологическом самочувствии, то его динамика достаточно противоречива. По одним показателям, прежде всего, чувству стыда за нынешнее состояние страны, заметно некоторое улучшение, в т. ч. по отношению к 2004 г., а по отношению ко второй половине 1990-х годов улучшение показателей практически двукратное. Та же тенденция характерна и для чувства, что дальше так жить нельзя. По отношению же к другим самоощущениям, прежде всего, ощущению надежной поддержки со стороны близких и коллег, в последние годы наблюдается скорее ухудшение (см. табл. 3), хотя нельзя не отметить, что в 1990-е годы картина была намного более плачевной.

Тем не менее, и сегодня свыше трети россиян 16-65 лет устойчиво испытывают чувства несправедливости происходящего вокруг (а по всем россиянам, включая тех из них, кто старше 65 лет, этот показатель доходит до 40%), беспомощности повлиять на происходящее, стыд за состояние своей страны и т.п. При этом никогда не испытывают этих чувств лишь от 8% до 18%.

Нельзя не обратить внимания и на другую тенденцию – увеличение числа тех, кто испытывает негативные чувства по отношению к окружающему их миру не постоянно, а иногда, время от времени (доля россиян, никогда не испытывавших таких чувств, практически не меняется). Эта тенденция, характерная для последних десяти лет, как и распространенность негативных чувств среди россиян, свидетельствует, прежде всего, о том, что при всех и позитивных сдвигах в социальных самоощущениях негативные чувства не уходят из обыденной жизни россиян, они стали практически повседневной «нормой».

Таблица 3

Динамика оценок социально-психологического самочувствия россиян, в %[1]

 

 

2007 г.

2004 г.

Чувствовали собственную беспомощность повлиять на происходящее вокруг

- часто

36

38

- иногда

53

49

- практически никогда

11

13

Чувствовали гордость за собственные успехи или успехи членов моей семьи

- часто

32

33

- иногда

60

55

- практически никогда

8

12

Чувствовали несправедливость всего происходящего вокруг

- часто

40

44

- иногда

52

49

- практически никогда

8

7

Чувствовали стыд за нынешнее состояние своей страны

- часто

35

44

- иногда

49

43

- практически никогда

16

13

Чувствовали, что дальше так жить нельзя

- часто

31

34

- иногда

47

44

- практически никогда

22

22

Чувствовали, что никого особенно не волнует, что со мной происходит

- часто

37

39

- иногда

45

45

- практически никогда

18

16

Чувствовали надежную поддержку близких и коллег, знали, что они придут на помощь, если понадобится

- часто

41

47

- иногда

49

43

- практически никогда

10

10

 

Тревожно выглядит оценка распространенности негативных самоощущений и среди представителей различных возрастных групп. Несомненно, молодежные возрастные группы демонстрируют более позитивные оценки социально-психологического самочувствия. Кроме того, если говорить об улучшении показателей социально-психологического самочувствия, то по всем улучшившимся показателям эта тенденция характерна для всех возрастных групп. В то же время и среди молодежи до 25 лет часто или иногда ощущали собственную беспомощность повлиять на происходящее 78%, а среди 26-35-летних этот показатель доходил до 87%. Почти 90% молодежи часто или иногда ощущали несправедливость происходящего вокруг, 74% – испытывали стыд за состояние своей страны, 66% – ощущали, что так дальше жить нельзя и т. д. Иными словами, практически целое поколение россиян выросло с чувством стыда  за нынешнее состояние своей страны, с чувством собственной беспомощности повлиять на происходящее вокруг, с ощущением несправедливости того, что происходит в окружающем мире (см. табл. 4).

Таблица 4

Дифференциация оценок своего социально-психологического самочувствия
среди представителей различных возрастных когорт, в %

 

 

Возрастные когорты

16-25 лет

26-35 лет

36-45 лет

46-55 лет

56-65 лет

Чувствовали собственную беспомощность повлиять на происходящее вокруг

- часто

22

27

30

36

50

- иногда

56

60

59

55

43

- практически никогда

22

13

10

9

7

Чувствовали гордость за собственные успехи или успехи членов моей семьи

- часто

41

32

35

32

25

- иногда

54

59

57

61

65

- практически никогда

5

9

8

7

10

Чувствовали несправедливость всего происходящего вокруг

- часто

31

35

34

40

48

- иногда

57

53

57

53

48

- практически никогда

12

12

9

8

4

Чувствовали стыд за нынешнее состояние своей страны

- часто

24

25

28

39

47

- иногда

50

55

57

47

41

- практически никогда

26

20

15

14

12

Чувствовали, что дальше так жить нельзя

- часто

23

24

27

33

39

- иногда

43

49

53

47

45

- практически никогда

34

27

20

20

16

Чувствовали, что никого особенно не волнует, что со мной происходит

- часто

29

31

33

39

50

- иногда

47

47

49

45

40

- практически никогда

24

22

18

16

10

Чувствовали надежную поддержку близких и коллег, знали, что они придут на помощь, если понадобится 

- часто

51

42

41

42

35

- иногда

41

45

50

51

53

- практически никогда

8

43

9

7

12

 

Особое внимание при этом хочется обратить на показатели, связанные с уровнем социального капитала общества, т. е. степенью существующего в нем доверия между людьми – 37% россиян в целом и от 29% до 50% в различных возрастных когортах живут с устойчивым ощущением, что никого не волнует, что с ними происходит. Лишь 41% всех россиян и от 51% до 35% в разных когортах чувствуют надежную поддержку близких и коллег и уверены, что они придут на помощь, если понадобится. Вряд ли после этого следует удивляться тому, что 30% опрошенных были уверены в том, что, общаясь с ними, люди стараются извлечь выгоду из этого общения. Скорее следует удивляться тому, что 70% все-таки полагают, что, общаясь с ними, люди стараются быть порядочными.

В целом можно констатировать, что социальный капитал российского общества находится сейчас в довольно слабом состоянии. В то же время не стоит и переоценивать драматизм сложившейся в этой области ситуации. Конечно, это не скандинавские общества, где подавляющее большинство (87%) убеждены, что, общаясь с ними, люди стараются быть порядочными. Но у нас все-таки лучшая картина, чем в США, где 38% полагают, что люди стараются извлечь из общения с ними какую-то выгоду[2].

И в этом плане ситуация очень напоминает описанную выше – ведь все отмеченные тенденции имеют достаточно противоречивый характер. Так неудовлетворенность своим материальным положением частично нивелируется происходящим ростом текущих доходов. Не слишком хорошее общее социальное самочувствие все-таки демонстрирует некоторую тенденцию к улучшению. Распространенность ощущения если и не прямой враждебности по отношению к себе на микроуровне, то безразличия окружающих, пока еще не разрушило веру большинства россиян в стремление людей к порядочности.

В этих условиях особое значение для оценки происходящего приобретает динамика такой интегральной характеристики, где все компоненты социального самочувствия наиболее полно «сплавляются» в единое целое. Речь идет о самооценке людьми своего социального статуса, самоощущении ими своего места в обществе.

Как продемонстрировало исследование, общая картина самооценок россиянами своего статуса в целом достаточно благоприятна, и можно утверждать, что в настоящее время россияне в большинстве своим положением в обществе скорее довольны, чем недовольны.

Особенно важен тот факт, что число довольных своим положением в обществе во всех возрастных когортах от 16 до 65 лет в сентябре 2007 г. превышало число недовольных им почти вчетверо (26:7), притом, что удовлетворенность молодежи своим положением была выше, чем у старшего поколения, в 2,5 раза (см. рис. 6).

Рисунок 6

Как оценивают представители разных возрастных когорт свое положение в обществе, в %

 

 

 

Впрочем, за последние годы удовлетворенность россиян своим статусом несколько упала – в 2004 г. его оценивали как хороший 25% опрошенных, а как плохой – 9% (остальные характеризовали его как удовлетворительный). В сентябре же 2007 г. эти показатели составили 22% и 10% соответственно. Особенно заметно проявилась эта тенденция в младшей возрастной когорте (где число оценивающих его как хороший сократилось с 42% до 34%) и в старшей когорте (где соответствующие показатели составили 18% и 13% соответственно, а знак удовлетворенности изменился на противоположный).

Как показывают данные наших предыдущих и настоящего исследований, человек, чтобы быть довольным собственным статусом, должен находиться в верхней трети социальной лестницы, состоящей как бы из десяти ступенек. Примечательно в этой связи, что среди тех россиян, кто был однозначно недоволен собственным статусом, около половины составляли находившиеся на трех нижних ее ступенях.

Если, воспользовавшись полученными данными, попытаться построить модель социальной структуры сегодняшней России и расположить всех россиян на избранных ими социальных ступеньках, то получится следующая картина (см. рис. 7).

 

 

Рисунок 7

Модель социальной структуры России, построенная на основе самооценок респондентами своего места в обществе в 2007 г., в %[3]

 

Как видно на рисунке 7, основная масса россиян поставила себя на пятую снизу, фактически центральную позицию и лишь 16% поставили себя на две низшие позиции, которые означают, что граждане, избравшие эти позиции, ощущают себя социальными аутсайдерами. Это практически столько же, сколько и в 2004 г., однако в тот период было также 16% респондентов, которые отнесли себя к верхней половине этой лестницы статусов, в то время как осенью 2007 г. таковых стало уже 23% (см. рис. 8).

Рисунок 8

Модель социальной структуры России, построенная на основе самооценок респондентами своего места в обществе, 2004 г., в %[4]

 

 

Особенно наглядна тенденция качественной переоценки россиянами своего места в обществе за период после кризиса 1998 г., предстает при сравнении рисунков
7 и 9.

Рисунок 9

Модель социальной структуры России, построенная на основе самооценок респондентами своего места в обществе, июль 1998 г., в %[5]

 

Решающую роль в самоопределении своего социального статуса для тех, кто поставил себя осенью 2007  г. на две нижние позиции (социальных аутсайдеров) играло материальное положение – 56% из числа данной категории оценили его как плохое, и практически никто не оценил его как хорошее. В целом же свыше 80% оценивших свое материальное положение как плохое оказались на четырех нижних ступенях социальной лестницы (как и 86% тех, кто оценил свое питание как плохое).

Среди факторов, относительно более значимых для других слоев населения, стоит назвать профессиональный статус и властный ресурс респондентов у них на работе, а также общую складывающуюся на работе ситуацию, возраст (молодежь при прочих равных склонна более оптимистично оценивать свой статус) и включенность в информационные сети (активное использование компьютера и Интернета). Именно эти факторы частично компенсируют для многих представителей малообеспеченного и бедного населения их плохое материальное положение при определении ими своего интегрального социального статуса. Характерной особенностью современной истории России и эволюции менталитета россиян выступает постепенный рост значимости данных факторов в последние годы с одновременным уменьшением роли материального фактора (который, тем не менее, продолжает играть основополагающую роль для самооценки россиянами своего статуса).

Интересно при этом, что уровень образования имеет относительно меньшее значение, хотя и его влияние очень заметно – среди людей с высшим образованием 32% поставили себя на позиции от 6-ой и выше, и лишь 8% отнесли себя к социальным аутсайдерам, в то время как для имеющих среднее специальное образование это соотношение выглядело как 21:12, а для имеющих не более чем общее среднее образование – 21:22.

Однако для удовлетворенности собственным статусом не меньшее значение, чем его самооценка, имеет и такой субъективный фактор как желаемый статус, который у подавляющего большинства россиян в возрастном диапазоне 16-65 лет значительно выше того, который, с их точки зрения, они имеют в настоящее время (см. рис. 10).

Рисунок 10

Модель социальной структуры России, построенная на основе самооценок респондентами желаемого социального статуса, 2007 г., в %[6]

 

 

Как хорошо видно на рисунке 10, подавляющее большинство респондентов из рассматриваемых возрастных когорт хотели бы занимать на социальной лестнице места не ниже 5 ступени. При этом наиболее популярной выступает 8-ая позиция снизу, на которой в данный момент находится менее 3% респондентов, т.е. ровно в десять раз меньше, чем число желающих на ней находиться. В итоге разрыв достаточно высоко оцениваемого реального социального статуса, с одной стороны, и желаемого положения в обществе, с другой, достигает 4 «ступенек» социальной лестницы. Это огромный и абсолютно непреодолимый разрыв, т.к. обычно мобильность осуществляется в пределах 1-2 смежных позиций. Более того – разрыв этот непрерывно увеличивается, т.к. еще несколько лет назад, при более низких в среднем самооценках своего текущего статуса, разрыв между реальным и желаемым статусом составлял 3 «ступени».

При этом, учитывая заведомую нереальность реализации желаемых социальных статусов, связанную не только с ограничениями по социальной мобильности, но и с тем, что нет в мире общества, социальная структура которого носила бы характер перевернутой пирамиды, рассчитывать в ближайшие годы на рост удовлетворенности россиян в этой области не приходится.

 

[1] В таблицах здесь и далее в данном разделе не указаны затруднившиеся с ответом, поэтому общая сумма ответов может быть меньше 100%.

[2] Данные приводятся по исследованию World Value Survey (WVS) 1999г.

[3] Численные значения, использовавшиеся для построения модели:

1 (высшая) позиция – 0,6%,            6 позиция – 23,0%,

2 позиция – 1,0%,                              7 позиция – 19,4%,

3 позиция – 2,7%,                              8 позиция – 18,6%,

4 позиция – 5,3%,                              9 позиция – 9,6%,

5 позиция – 13,5%,                            10 (низшая) позиция – 6,4%.

[4] Численные значения, полученные в ходе исследования 2004 г. и использовавшиеся для построения модели социальной структуры российского общества:

1 (высшая) позиция – 0,5%             6 позиция – 23,6%

2 позиция – 0,3%                               7 позиция – 21,9%

3 позиция – 1,9%                               8 позиция – 23,4%

4 позиция – 3,5%                               9 позиция – 10,0%

5 позиция – 9,4%                               10 (низшая) позиция – 5,5%.

 

[5] Данные для построения модели взяты из исследования, проведенного в июле 1998 г. Численные значения, использовавшиеся для построения модели:

1 (высшая) позиция – 0,4%             6 позиция – 12,4%

2 позиция – 0,5%                               7 позиция – 16,3%

3 позиция – 2,8%                               8 позиция – 20,9%

4 позиция – 4,3%                               9 позиция – 21,4%.

5 позиция – 7,3%                               10 (низшая) позиция – 14,1%.

[6] Численные значения, использовавшиеся для построения модели:

1 (высшая) позиция – 15,2%           6 позиция – 11,3%

2 позиция – 11,7%                             7 позиция – 3,6%

3 позиция – 23,4%                             8 позиция – 1,7%

4 позиция – 18,7%                             9 позиция – 0,1%.

5 позиция – 14,3%                             10 (низшая) позиция – 0,1%.

<<назад

оглавление

>> дальше



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: