Молодежь новой России: ценностные приоритеты

<< назад

оглавление

             

К общим выводам

1. Анализ устремлений современной молодежи позволяет говорить о группах россиян в возрасте от 17 до 26 лет, различающихся своими жизненными целями. Но одно для них главное – для большинства молодежи безусловными остаются ценности семьи и работы в той или иной вариации: когда работа желаема и интересна или когда она дает возможность достичь материального благополучия. Тот или иной тип устремлений молодежи, с одной стороны, формируется в определенных условиях среды, а с другой стороны – влияет на поведенческие практики молодежи, прежде всего такие, как получение образования, выбор профессии и т. д.

Современная молодежь планирует многого добиться в жизни, при этом она рассчитывает на свои силы, т. к. в основном полагает, что материальное положение человека зависит, прежде всего, от него самого: в этом убеждены 70% россиян в возрасте от 17 до 26 лет, в то время как половина старшего населения (50%) считает, что их жизнь зависит в первую очередь от экономической ситуации в стране. Поэтому не удивительно, что достижение успехов в составе поколения «отцов» чаще ставится под сомнение, т. к., по их мнению, его определяют внешние обстоятельства. Снимая с себя ответственность за собственное счастье, многие представители старшего поколения ожидают, что в достижении благополучия им помогут более успешные. По их мнению, именно материально преуспевшие должны помогать тем, кто не преуспел (54%). Молодежь же в основном (63%) считает, что человек должен сам добиваться своих успехов в жизни.

2. По своим жизненным устремлениям в современной российской молодежи можно выделить условно различные социальные типы. Чаще всего встречаются «предприимчивые», которые планируют добиться успехов в бизнесе и богатстве, «максималисты», которые уверены, что добьются успехов практически во всех сферах жизни, «труженики», которые рассчитывают на хорошую работу, «семейные», основное устремление которых – создание прочной семьи, «гедонисты», рассчитывающие на жизнь полную удовольствий и «карьеристы», которые считают, что добьются всего, но только ценой таких усилий, которые не позволят им иметь много свободного времени. При этом на формирование этих моделей жизненных устремлений оказывают влияние характеристики социальной среды, в которой формируется молодежь.

Так, в городах, где больше возможностей реализовать свои запросы к работе, больше «тружеников» и «предприимчивых», а в селах, где таких шансов практически нет, и молодежи остается рассчитывать в лучшем случае на самореализацию в свободное время – «гедонистов». В свою очередь, «максималистов» больше в семьях, в которых оба родителя достигли успеха в жизни, и где у молодежи есть объективные основания рассчитывать на то, что в жизни и им удастся добиться того, чего они хотят, а «семейных» – в наименее благополучных слоях. При этом как сами модели жизненных устремлений, так и те факторы, которые повлияли на их формирование, активно влияют на поведенческие практики молодежи, связанные с получением образования, выбором профессии и т. д.

3. За последние 10 лет произошли заметные изменения в распределении молодежи по предприятиям различных типов. Значительно сократилась доля молодежи, которая работает в государственном секторе, но более чем в полтора раза выросла доля тех, кто работает на частных предприятиях. Однако доля молодежи, которая работает на предприятиях государственного типа собственности, растет по мере увеличения их возраста. При этом материальное положение работающих на частных предприятиях молодых россиян оказывается лучше, чем у тех, кто работает на государственных предприятиях. Но они реже работают по той специальности, которая указана у них в дипломе.

В целом, только около половины молодежи на период исследования работала по полученной специальности. В настоящее время молодые россияне реже бывают вынуждены менять специальность, чем 10 лет назад, но доля тех, кто не работал по своей специальности, остается практически неизменной и составляет около одной пятой части всех молодых людей. Чаще всего работа соответствует полученной специальности у молодых специалистов с высшим образованием.

Бóльшая часть молодежи не проявляет особого желания к работе в органах государственной власти – практически половина утверждает, что не хотела бы работать в этих органах. Интерес к работе в органах власти со стороны молодежи свойственен в настоящий момент в большей степени той ее части, которая вообще не работает.

Существуют различия в структуре занятости – в мегаполисах выше доля специалистов с высшим образованием и предпринимателей, а рабочих меньше, чем в других типах поселений. Кроме того, молодежь в мегаполисах гораздо чаще работает по полученной специальности, чем в областных центрах или селах. К изменению специальности чаще вынуждены прибегать молодые жители областных центров.

Наибольших успехов в работе добиваются именно работающие молодые жители мегаполисов – среди них выше доля тех, кто уже получил интересную и престижную работу, смог построить карьеру или открыть свое дело, заняться любимым делом. В этом вопросе также выделяется более взрослое поколение молодежи, а также предприниматели, специалисты с высшим образованием и молодые руководители.

4. Проведенный анализ позволяет сделать выводы о том, что формирование человеческого капитала молодежи России происходит под влиянием нескольких факторов. С одной стороны, это место жительства молодого человека. Горожане не только имеют бóльшее разнообразие видов образовательных услуг, которыми они при желании могут воспользоваться, но и большие возможности по получению отдачи от вложенных в свое образование средств на рынке труда. В целом же можно говорить о том, что формирование человеческого капитала, накопление и постоянное обновление знаний у молодежи происходит пока очень медленно, и разница между человеческим капиталом молодого и старшего поколений России незначительна, несмотря на вызовы новой, информационной эпохи.

В отношении социального капитала молодежи следует отметить важную роль знакомства и поддержания связей с людьми, которые могут повлиять на получение хорошего образования, удачное трудоустройство, продвижение по карьерной лестнице, т. е. на наращивание и эффективное использование человеческого капитала. При этом объем и характер социального капитала зависит от собственного социального положения человека, которое определяется его местом жительства, материальным благосостоянием, уровнем образования и профессиональным статусом.

Как показало исследование, в поселениях различных типов складываются совершенно разные модели образования и занятости молодежи, что приводит к различным жизненным шансам для молодых людей, проживающих в разных поселениях. Образование, полученное молодежью в мегаполисах, чаще соответствует их дальнейшей работе, в то время как молодым людям из областных центров приходится работать не по специальности, а половине сельской молодежи не удается работать вообще. Такая ситуация может привести лишь к дальнейшему увеличению уже существующих социальных неравенств жителей населенных пунктов различных типов.

В отношении неправовых практик выделяются три группы молодежи – предприниматели, которые наиболее активно прибегают и к даче взяток, и к уклонению от налогов, молодые руководители, которым реже, чем предпринимателям, но все же чаще, чем остальным, приходится использовать такие меры, а также молодые офицеры, которые в большинстве своем выступают последовательными противниками подобных действий.

5. Довольно частые рассуждения о политизации нынешнего поколения молодежи данными проведенного исследования не подтверждаются. Доля молодых людей, непосредственно участвующих в политической деятельности, как и 10 лет назад варьируется в пределах 1%-2%. Примерно на том же уровне, что и ранее, остается доля молодежи, активно интересующаяся политикой (14%). Однако, сравнительно с периодом десятилетней давности, на 20% сократилась доля молодых людей, которая, что называется, «факультативно» (от случая к случаю) следит за политическим процессом, а главное – с трети до половины возросла доля молодого поколения, которое перестало интересоваться политикой.

Стоит ли этому удивляться? Думается, нет. Все-таки объективно следует признать, что в молодом возрасте и помимо политики есть вещи, достойные жизненного внимания (образование, спорт, досуговые увлечения, общение с друзьями, стремление встретить любимого человека, создание семьи и т. п.).

Сказывается также и то, что политика сегодня гораздо менее актуализирована, чем 10-15 лет назад, когда политические баталии были в центре общественного внимания, вызывали неподдельный интерес, а лидеры политических партий являлись кумирами миллионов людей. С тех пор многое изменилось. В настоящее время серьезную конкуренцию партиям и политикам в борьбе за умы россиян составляет индустрия развлечений и массовой культуры, которая продвигает свои собственные мировоззренческие конструкты и образы, модели поведения, оказывающие в силу своей эмоциональной окрашенности больше влияние на людей, особенно молодых, чем привычные формы работы с массами, используемые политиками и политическими партиями. Не случайно в последнее время многие политические партии столь активно привлекают в свои ряды известных артистов, музыкантов, спортсменов и т. п.

Следует учитывать и общую тенденцию, характерную для нынешнего состояния российского общества. А она такова, что фиксирует деполитизацию и деидеологизацию всего населения, а не только молодежи. За последнее десятилетие заметно сократилось в обществе число сторонников всех основных идейно-политических течений. В том числе явно потускнела в глазах и старших, и младших идеология центризма, изначально претендующая на примирение «всех со всеми».

6. Примечательно, что деполитизация современной молодежи – сродни некоей «дозы успокоительного». По крайней мере, сегодня в молодежном сознании установка на стабильность и эволюционное развитие реформ явно доминирует над установкой на революционные изменения в обществе (две трети на треть).

В том, что почти 70% молодых людей предпочли спокойное постепенное развитие страны увесистым радикальным мерам, нет ничего удивительного. Последние годы исследователи постоянно говорят о «консерватизме» и «антиреволюционности» российской молодежи. С одной стороны, это следствие естественного оппонирования молодежи поколению отцов – «перестройщиков» и «реформаторов». С другой, – вполне рациональное стремление к сохранению существующего, весьма выгодного для молодежи, положения дел, когда молодое поколение оказывается явно конкурентоспособнее по отношению к старшему поколению на рынке труда и имеет гораздо больше возможностей для самореализации, чем поколение 40-летних и более старших возрастных групп.

 Как показывает анализ результатов настоящего исследования, в России за последние 10 лет сформировалось поколение молодежи, которое на власть особо не рассчитывает, а действует, что называется, в автономном режиме. Это вовсе не означает, что нынешняя молодежь безразлична ко всему, что происходит вокруг нее. Просто в силу своего возраста многие молодые люди еще не знают, что нужно сделать, чтобы их голос был услышан, в том числе и в процессе принятия важных решений. Но это не значит, что они готовы лишь «прислушиваться и внимать». Нынешнее поколение не желает быть «дисциплинированным войском» политиков и политических партий и не станет заниматься общественной и политической деятельностью, не будучи уверенным в том, что это принесет пользу как им самим, так и окружающим. Поэтому задача всех ответственных политиков заключается в том, чтобы создавать в обществе такие условия, которые позволят каждому молодому человеку выбирать жизненные стратегии в соответствии с собственными представлениями о том, что для него является важным – политика, семья, работа, творчество, досуг и т. д. И чем больше будет этих возможностей, тем больше будет и пространство для проявления молодежной активности.

7.В целом можно констатировать: старшее поколение, в отличие от нынешней молодежи, отличается большей консервативностью, что естественно с учетом его жизненного опыта – оно не любит рисковать, выделяться, склонно к солидарности и не привыкло рассчитывать только на себя, чего не скажешь о современной молодежи. Население страны в возрасте от 17 до 26 лет много раскованней строит планы на будущее. При этом современная молодежь не только говорит о желаниях достичь различных успехов, но и полагает, что ей по силам это сделать. Для реализации жизненных планов она готова предпринимать активные действия, будучи уверена в том, что человек сам в ответе за свою судьбу.

В то же время есть и позиции, сближающие молодежь и поколение «отцов». Так, среди основных устремлений старшего поколения и молодежи, как и 10 лет назад, в первую очередь, является создание прочной семьи и воспитание хороших детей. Но наряду с этим все больше внимание молодежь отдает работе, которая, с одной стороны, должна быть интересной, престижной и любимой, а с другой, – обеспечивать материальное благополучие.

Основной страх молодых россиян – остаться без средств к существованию и сопряженные с ним опасения потерять работу или не суметь ее найти. Зато по мере достижения индивидуального материального благополучия, жизнь в России для молодежи становится все привлекательнее, она  им стала нравиться больше, чем по оценкам десятилетней давности.

Хотя старшее поколение сохраняет еще небольшое преимущество в успешности, но, учитывая значительную разницу в возрасте, уже сейчас можно говорить о том, что нынешнее поколение молодежи самое успешное в новейшей истории России. Но, пожалуй, еще более удивительный факт, выявленный в ходе исследования, состоит в том, что жизненные устремления всей молодежи – жителей мегаполисов, областных центров, малых городов и жителей села, представителей богатых и бедных, разного уровня образования – практически неотличимы. Это означает, что в нынешнем поколении молодежи сложилось во многом схожее восприятие реальной действительности, которое культивирует ставку на успешность и достижение высокого профессионального и социального статуса. И в этом смысле можно говорить о том, что нынешнее молодое поколение России в целом восприняло основные принципы, характерные для участников рыночной экономики.

<< назад

оглавление

             


полная версия страницы

© 1998-2019. Институт социологии РАН (http://www.isras.ru)