Институт социологии
Российской академии наук

Концепции понимания в коммуникации: в поисках платформы для взаимопонимания

Концепции понимания в коммуникации: в поисках платформы для взаимопонимания (статья приурочена к дню рождения Тамары Моисеевны Дридзе, 2 октября 1930 г.)

Т.З. Адамьянц

«От герменевтики к семиосоциопсихологии: от “творческого” толкования текста к пониманию коммуникативной интенции автора» – так называлась последняя статья Т. Дридзе [Дридзе, 2000б] – автора семиосоциопсихологической концепции социальной коммуникации. Сама она эту статью увидеть не успела, оставив ее в качестве своеобразного научного завещания. Основной пафос этой работы связан, как видно уже из ее названия, с убежденностью в социальной значимости широкого распространения та- кого навыка ориентирования личности в коммуникационных процессах, при котором происходит адекватное понимание коммуникативной интенции автора. С тех пор как создавалась эта статья и в научном мире, и в социальной практике доминирует другой подход, основанный на личностном интерпретировании (творческом “толковании”). В чем же кроются глубинные различия между этими двумя способами ментального “освоения” (механизмами понимания) воспринятого материала и, главное, чем оборачивается широкое, массовое следование им для социально значимых процессов?

И семиосоциопсихология, и герменевтика относятся к концепциям понимания в сфере коммуникации. Общее в обеих концепциях состоит в том, что понимание связывается с постижением смысла: их основная категория – смысл. Главное отличие также связано со смыслом и вообще с самим феноменом понимания: что именно понимается, в чем конкретно состоит понимание, что такое смысл и где он “прячется”?

Первые семиосоциопсихологические работы появились несколько десятилетий тому назад (в 1980-е гг.) и связаны с именем их автора – Дридзе (1930–2000). “Возраст” герменевтики гораздо солиднее, а ее предпосылки насчитывают много веков, если не тысячелетий (Гермес, как известно, герой древнегреческой мифологии, посланник олимпийских богов, разъясняющий людям “священные истины”). Научным основоположником дисциплины считается немецкий ученый Ф. Шлейермахер, автор трактата “Герменевтика”. Полем для “расцвета” современных герменевтических концепций стали постмодернизм, постструктурализм и ряд других концепций, декларирующих идеи множественности и личного характера смыслов. Герменевтика получила настолько широкое признание и распространение (В. Дильтей, Э. Хирш, Р. Барт, Г. Гадамер и др.), что, например, качество образовательных мероприятий в сфере коммуникации и, соответственно, качество одной из важнейших характеристик менталитета современных учащихся в межгосударственных исследованиях проверяется на основе герменевтических методов и подходов (имеются в виду программы PRILS, PIZA, где российские школьники из года в год показывают низкие результаты и где понимание связывается с возможностью использования текста в практических, прагматических целях).

Герменевтика начиналась как метод истолкования исторических фактов на основе филологических данных, наличествующих в древних источниках. Со временем в круг внимания исследователей стали включаться исторические памятники, отдельные про- изведения, материалы, тексты и их составные части; дискурсы, знаки, символы и т.д.

Сфера семиосоциопсихологии не столь “всеядна”: ее возможности распространяются только на целостный, завершенный коммуникативный акт, который, тем не менее, может быть реализован в любой семиотической (знаковой) системе или даже в их комплексе (это могут быть отдельные произведения, материалы, тексты, устные выступления, теле- и радиопередачи, фильмы, театральные постановки, произведения живописи и т.д.). Составные части коммуникативного акта и наличествующие в нем дискурсы, знаки, символы, языковые и художественно-выразительные особенности и т.д. также оказываются объектами внимания как промежуточные средства (значения, образы и т.д.), использованные коммуникатором для реализации своей интенциональности.

В герменевтике предмет понимания расширительно-неопределенный и, как правило, несет на себе “след” личности воспринимающего субъекта, задача которого – дать объяснение, толкование, проинтерпретировать, выйти на новый уровень знания (информированности). Успешность в понимании связывается либо с накоплением новой для воспринимающего субъекта информации (фактологической, практической, теоретической, содержательной), стимулированием его любознательности, либо с появлением новых самостоятельных выводов, умозаключений, предположений и т.д. относительно воспринимаемого материала (то есть с интерпретированием). В этом вопросе с герменевтикой солидарна широко распространенная сегодня синергетика. Речь идет о декларациях смены “субъекта познающего” “субъектом интерпретирующим”, который не столько открывает мир, сколько создает его благодаря своим интерпретативным способностям [Микешина, 2007].

В семиосоциопсихологии предмет понимания конкретен и объективен: понять надо коммуникативную (авторскую) интенцию, которая латентно, а в некоторых случаях и явно, наличествует в целостном, завершенном коммуникативном акте. Общепринятая трактовка термина “интенция” (цель, намерение, стремление), пришедшего, кстати, также из очень отдаленных времен, здесь расширена и уточнена: это, по определению Дридзе, “равнодействующая мотивов и целей общения и взаимодействия людей” (курсив мой. – Т.А.) [Дридзе, 2000а, с. 16]. Соответственно, термин “интенциональность” подразумевает качественную особенность любых целостных, завершенных коммуникативных актов, а также, применительно к конкретному произведению, формулировку наличествующей в нем интенции. Процедура исследовательского выявления интенции операционализирована (имеется в виду метод интенционального, мотивационно-целевого анализа) и потому доказательна и воспроизводима [Дридзе, 1984; Адамьянц, 2009]. Успешное понимание интенции возможно и вне исследовательской деятельности, при наличии высокого уровня коммуникативных навыков, что, к сожалению, встречается нечасто (конкретные цифры приведены ниже). Интенция “венчает” собой латентную структуру иерархически организованных коммуникативно-познавательных программ, которая всегда присутствует, в разном “наборе” элементов структуры, в целостном, завершенном коммуникативном акте (см. рис. 1). Ментальное “освоение” этой структуры и успешный “подъем” до ее “вершины” (то есть до интенциональности коммуникатора) характеризует собой “смысловой контакт”, или достижение понимания (речь идет не о согласии – только о понимании).

В обеих концепциях понять надо смысл. Это основная цель понимания, однако представления о том, что такое смысл, различаются. В герменевтике смысл – прежде всего выход на новый уровень знания посредством накопления или личностного интерпретирования. Кроме того, имени “смысл” нередко удостаиваются значения отдельных дискурсов, знаков, символов, образов и т.д., наличествующих в произведении, а также и новые контексты, которые “читаются” или могут быть “прочитаны” при восприятии и интерпретировании как всего произведения, так и его отдельных частей. Отсюда вывод о множественности и личностном характере смыслов; соответственно, при восприятии произведения смыслов может быть неизмеримо много.

Читать статью полностью



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: