Институт социологии
Российской академии наук

Станет ли современный вуз центром социоментального развития?

Навстречу Сорокинским чтениям-2017:
«Университет в глобальном мире: новый статус и миссия»

Современную эпоху правомочно называть не только информационной  (этот термин определяет скорее количественные возможности и особенности информационной среды), но и эпохой смысловой: информация – всего лишь средство для донесения смыслов, которые определяют вектор и динамику современных глобальных процессов и перемен. Судьбы мира и, следовательно, выживания людей и человеческих сообществ в значительной мере решаются сегодня на чаше весов смысловых противостояний, направленных на формирование «картин мира» (представлений об окружающем мире и о своем месте в нем) миллионных масс людей посредством транслируемых смыслов. Поэтому так ценны и  необходимы для современного выпускника вуза навыки глубинного ориентирования в мире смыслов, включающие, во-первых, навыки адекватного понимания интенциональности коммуникатора, в том числе в ситуациях информационных войн и «двойных стандартов» [1], и, во-вторых,  умение и стремление к открытому диалогическому общению, основанному на взаимопонимании и партнерских взаимоотношениях: без этого невозможны конструктивные, направленные на благо всех людей, и в целом, планеты Земля, решения и действия.

Речь, следовательно, идет о целесообразности включения в круг задач современных вузов обучение пониманию в сфере коммуникации – непростой интеллектуальной деятельности, требующей учета не только очевидных, явных, но и латентных механизмов и особенностей смыслотворчества.

Решение обозначенной задачи связано с развитием социоментальной сферы личности посредством специальных обучающих мероприятий: ориентация на информированность и развитие компетентностной сферы этой задачи не решает. Методологические и методические основания социоментального развития личности разработаны в рамках отечественной науки; имеется в виду семиосоциопсихологическая концепция социальной коммуникации [2; 3].  

Значение термина  «социоментальный» шире традиционной трактовки термина «ментальный»: это не только содержательные или функциональные аспекты сознания, но и аспекты технологические, если так можно выразиться по отношению к менталитету (уму), связанные с привычными для человека или группы способами, методами, механизмами постижения интенциональности (смысла) текстов, событий и т.д. Используемая сознанием технология вводит воспринимаемые сообщения в некие виртуальные формы, которые могут иметь разную степень сложности; качество понимания связано с тем, какие формы освоены сознанием, привычны для него. Речь, следовательно, идет не только о содержании ментальных процессов (этот аспект решается посредством информирования), но и о сложности и многоуровневости освоенных сознанием форм [4].

Чтобы понять, человеку необходимо «выстроить» в своем сознании виртуальную многоуровневую структуру, аналогичную той, что латентно наличествует в воспринимаемом произведении, материале. При развитых навыках понимания эта процедура происходит автоматически, однако, к сожалению, такая способность встречается реже, чем хотелось бы. Так, адекватное восприятие при интерпретировании притчи (жанр, где смысловым ядром является назидание, жизненная мудрость)  обнаружили 55% опрошенных студентов; частично адекватное – 23%; неадекватное – 23%. При интерпретировании этими же респондентами стихотворения А.Блока «Незнакомка» адекватное восприятие оказалось у 10%; частично адекватное – у 32%; неадекватное – у 58% (приводится часть данных проекта РФФИ «Задачи и методы социоментального развития современной молодежи: теория, исследования, эксперименты, 2015-2017 гг.»; студентов вузов было опрошено 163 человека; исследование позиционируется как качественное).

Приведем типичные варианты «ухода» от ответа на содержащуюся в анкете просьбу сформулировать главное, что хотел сказать, передать, выразить автор (то есть – смысловую доминанту): респондент вкратце и поверхностно сообщает о содержании произведения, нередко используя банальные сентенции;  сообщает те сведения о произведении, которыми он обладает (историю создания, биографию автора, жанр, стиль, литературное направление и т.д.);  рассказывает о своих наблюдениях, проблемах, даже о своем жизненном кредо по отношению к затронутым в произведении темам, событиям, действиям; сообщает известные ему литературоведческие сведения общего плана (что такое художественный образ, литературный приём и т.д.); игнорирует вопрос (ничего не отвечает или пишет в этой графе, что не знает, не помнит, забыл т.д.); заявляет, что понимание константного смысла в принципе невозможно [5]. 

Очень часто респонденты не понимали или не хотели понимать даже суть вопроса. Для особо «продвинутых» помехой оказалось знакомство с идеями постмодерна и герменевтическими концепциями, фактически позволяющими подменять непростую интеллектуальную деятельность по адекватному пониманию смысла произвольным интерпретированием, в том числе и самым примитивным. Герменевтические концепции, считающиеся мейнстримом научной мысли, не побуждают человека совершенствовать навыки понимания в коммуникации, делают уязвимым для разного рода манипуляций [6].

Согласно неоднократно проведенным экспериментам, навыки адекватного понимания развиваются при знакомстве с общими принципами мотивационно-целевого (интенционального) анализа, вкупе с соответствующим тренингом; проведенный в 2015 г. в рамках проекта РФФИ эксперимент со студентами вузов в очередной раз подтвердил  возможность совершенствования  социоментальной сферы обучающихся [7; 8].

 

Литература:

  1. Адамьянц Т.З. Осторожно – смысловые атаки! // Человек. 2015. №4. С. 77-83.
  2. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. М.: Наука. 1984.
  3. Дридзе Т.М. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 1. М.: ИС РАН. 2000. С. 5-42.
  4. Адамьянц Т.З. Социоментальные группы в социальном познании // Социологические исследования. 2016. № 7. С. 117-128.
  5. Адамьянц Т.З. По следам ментальных процессов // Человек. 2016. №4. С.  165-171.
  6. Адамьянц Т.З. Концепции понимания в коммуникации: в поисках платформы для взаимопонимания // Общественные науки и современность. 2014. № 4. С. 121-123.
  7. Чудновская И.Н. Коммуникативное образование в обществе знания: проблема обучения пониманию // Коммуникация как дисциплина и область знания в современном мире: диалог подходов. Сборник статей и выступлений участников международной научной конференции. М.: НИУ ВШЭ, 2015. С. 168-176.
  8. Темницкий А.Л. Возможности повышения уровня адекватности понимания в современных коммуникациях студентов // Коммуникология. 2016. Том 4. №6. С. 223-240.

 

 



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: