Институт социологии
Российской академии наук

Вопросы теории глобализации: от вестернизации к многополярному миру

Яницкий О.Н., д.ф.н, проф., главный научн. сотр. Института социологии РАН oleg.yanitsky@yandex.ru

Россия все быстрее интегрируется в глобальную систему – экономически, политически, социально, культурно и экологически. Однако бенефициаром глобализации сегодня, прежде всего, является «развитый Север», а негативные ее последствия ложатся, прежде всего, на Россию и остальные страны.

Сегодня мир стоит на пороге перехода от Третьей промышленной революции к Четвертой. Ее либеральная модель предполагает продолжение вестернизации всего мира на основе информационных технологий и, тем самым, превращение вестернизации в единственно «правильную» модель глобальной динамики. Поэтому сегодня оценка этой цивилизационной и политической доктрины является актуальной задачей не только для социологии, но и для всего комплекса гуманитарных наук.

Последние десять лет либерально-ориентированные теоретики трактовали глобализацию как нарастающий процесс вестернизации всех стран и народов. Эта концепция  предполагала, что все страны, раньше или позже, будут следовать в фарватере англо-саксонской цивилизации или, то есть «развитого Севера». Несмотря на все усилия ведущих западных социологов трактовать глобализацию как двуединый процесс производства благ и бедствий (см. работы У. Бека, Э. Гидденса, М. Кастельса, Дж. Урри и других) вся экономическая и политическая практика «развитого Севера» была построена на концепции всеобщей вестернизации.

Вот ее основные характеристики и тренды:

(1) в течение многих веков «развитый Север» сконцентрировал у себя огромные материальные, социальные и научно-технические ресурсы для своего опережающего развития;

(2) созданная там же либеральная модель демократии не только никем не оспаривалась, но и преподносилась идеологами модернизации как единственно возможная;

(3) эта модель использовалась для сокрушения всех иных, в том числе и авторитарных, режимов по всему миру;

(4) все попытки «развивающихся стран» найти свой путь к выходу из бедности и необразованности подавлялись, как экономически, так и силовыми методами;

(5) в результате, вольно или невольно, все разнообразие природного и социокультурного мира критически снижается;

(6) следовательно, снижается и его сопротивляемость критическим состояниям; возникает риск утери устойчивости глобального целого;

(7) по существу, либеральная модель глобализации рассматривает капиталистическое накопление и рыночную конкуренцию как непременные условия ее дальнейшей динамики;

(8) соответственно, происходят существенные изменения в теоретическом аппарате. Так, дихотомические подходы типа «общество-природа», «мы-они», «фронт-тыл» уже не отвечают интегративному характеру современной глобализации. Общественные науки мало уделяют внимания ее вероятностному и чреватому рисками характеру. Междисциплинарная коммуникация слаба и не имеет выхода в институты воспитания и образования. Отдаленные последствия глобализации не изучаются;

Однако сегодня эта вестернизированная модель глобализации, созданная западными экономистами, социологами и политологами, уже не отвечает его сложности и неоднозначности. По моему мнению, за прошедшие 10-15 лет произошли следующие качественные сдвиги во всех измерениях глобальной динамики:  

(1) рост народонаселения планеты, развитие информационно-коммуникационных технологий и дальнейшая эксплуатация природных ресурсов превратили нашу планету в социобиотехническую систему (СБТ-систему), закономерность динамики которой еще только предстоит изучить;

(2) эта СБТ-система, развиваясь нелинейно, периодически порождает события и процессы, которые плохо прогнозируются и практически не управляются (глобальные кризисы и критические состояния, локальные войны, природные бедствия и техногенные катастрофы);

(3) эти кризисы и катастрофы, нося глобальный характер, разрушают сложившиеся формы социального порядка и порождают выброс гигантских масс энергии распада в форме потоков беженцев и вынужденных переселенцев, безвозвратной утери социального капитала и культурного разнообразия, омертвления территорий и формирования «замороженных конфликтов»;

(4) происходит «сжатие» глобального пространства и ускорение его динамики. Существующие социальные институции, не успевая освоить эти процессы, постепенно вытесняются временными договоренностями и соглашениями, «дорожными картами» и т.п.

(5) либерально-ориентированные теоретики и практики глобализации стремятся узаконить растущие неравенства в виде доктрины «разных скоростей», которую сегодня, в частности, хотят применить для смягчения кризиса в Европейском Союзе;

(6) сегодня глобальная динамика все более зависит не от экономических или социальных фактов, а от их «инсценировок» (dramatization) с последующим «вбросом» этих технологически-сконструированных социальных фактов в политическое пространство;

(7)  отдельные «развивающиеся страны» и целые цивилизационные пространства, быстро освоив информационные технологии, стремятся использовать их как инструмент для возврата некогда отнятых богатств и распространения своего влияния по всему миру;

(8) современные теоретики глобализации весьма неохотно осваивают методы и концепции естественных наук, в частности, невидимые невооруженным глазом процессы социального и биотехнического метаболизма;

Выводы. Быстро формирующийся многополярный мир означает необходимость пересмотра линейной вестернизированной модели глобализации. Сегодня глоболокальный социум развивается нелинейно, с разными темпо-ритмами и неожиданными последствиями для человека и природы. Все названные выше качественные сдвиги имеют прямое отношение к социальным процессам, происходящим в нашей стране. Только предстоящий переход общественного производства и воспроизводства «на цифру» внесет существенные перемены в структурно-функциональную организацию России, и ее отношения с остальным миром. И, соответственно, окажет влияние на социологию как науку и как социальную практику.

06/06/2017



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: