Институт социологии
Российской академии наук

Глобализация по-европейски

Яницкий О.Н., Институт социологии РАН

Глобализация совершает очередной зигзаг. До недавнего времени западные теоретики трактовали этот процесс как контролируемое распространение образцов англо-саксонской культуры. Полагали, что их распространение по всему миру идет под контролем мощи финансового капитала и военной силы. Но вот и теоретики и политики, и сам Европейский союз получил мощный удар массового и неконтролируемого переселения народов. Этот процесс – «бумеранг» всемирного распространения идеи неограниченного потребления, которое якобы только и может двигать общий прогресс. Прав был Ульрих Бек: «история возвращается». Происходящее есть именно «бумеранг», то есть столкновение модерна с его негативными последствиями, трудно предсказуемыми и плохо контролируемыми. Идеологи модерна и постмодерна хотели, чтобы мир потреблял все более, вот и получили массу новых потребителей, которые, однако, не хотят ждать обещанных благ в будущем, а хотят получить их «здесь и сейчас», явочным порядком, пусть и пешком. Это напоминает времена Римской империи или ещё более ранние. Только в наши дни такой массовый исход чреват вооруженными конфликтами и даже новой войной. Не случайно некоторые политики США, стремясь отвлечь мировое общественное мнение от последствий их политики в Африке и Ближнем Востоке, грозят РФ новыми санкциями за выполнение договоров с Сирийским правительством.

Все идеи тщательной «маркетизации» и «кодификации» (предполагавшие, что все социальные процессы должны происходить по строгим правилам, разработанным политически ангажированными экспертами) пошли прахом: в Объединенную Европу из стран Африки и Ближнего Востока валит толпа, масса, по нескольку десятков тысяч в день! Какие уж тут контроль и «кодификация»? А реальное политическое действие совсем иное: не пускать или пускать как можно меньше. Оказалось, что самый «гуманный» вариант такой превентивной политики – это строить защитную стену. Но есть и более откровенные: ставить на пути толпы мигрантов пулеметы. Так или иначе, первая реакция Европы неадекватная, её модель взята из эпохи раннего индустриализма: предлагаются различные формы «огораживания», только теперь уже не лендлордов, а целых стран. Тут же возникла жаркая политическая дискуссия внутри ЕС о «квотах» на прибывающих: каждый хотел «отгородиться» от них с наименьшими потерями. А ведь и Майкл Буравой, и Маргарет Арчер уже давно предупреждали, что такая безответственность будет стоить Европе очень дорого.

Что европейские политики, умудренные 50-летним опытом строительства ЕС, не могли просчитать такого сценария развития событий особенно после «Арабской весны» 2011-12 гг.? Могли, но находясь в плену своей концепции политической и экономической экспансии во все стороны Света (как они ее сами назвали, политики «мягкой силы»), думать о негативных сценариях последствий такой политики они не захотели. Еще 10 лет назад – для истории это ничтожный срок – лидеры ЕС видели только плюсы его расширения (см., например, Fraser M., ed. 2007. European Union: The Next Fifty Years. London: Financial Times Business). А ведь тревожные сигналы уже были: усиление правоцентристских партий и сепаратистских настроений, постоянные конфликты на южных рубежах ЕС, периодические всплески экстремизма и терроризма. Но тогда лидерам ЕС казалось, что все это – контролируемые «случайности». Массовые переливы финансового капитала считались нормой процесса современной глобализации, а вот что тысячи безоружных людей пойдут походом на сытую и сильную Европу, предвидеть не смогли.

Однако все ли она безоружны? Опять же Объединенная Европа оказалась недальновидной. На её внешнем контуре и внутренних рубежах усилен пограничный контроль, ищут оружие и наркотики. Но самое главное «оружие» нельзя обнаружить, потому что оно у пришельцев в головах, в их представлениях о должном, о «правильных» нормах и ценностях. Изощренная европейская политическая наука разработала множество инструментов социального контроля, включая снятие отпечатков пальцев. Но они оказалась неготовой к «удару» массы безоружных людей. Очередная фальшивая нота европейских лидеров: они строят экономическую и политическую стену против мифической «агрессии» со стороны России, при этом получая мощнейшую инокультурную инвазию в самое сердце европейской культуры. Куда хотят мигранты? Правильно: в Великобританию, Германию и Швецию, но никак не в Румынию или Болгарию. Сначала западные СМИ долго мазали нас черной краской за Крым, а теперь «Давайте вместе бороться против общей опасности»?

Наконец, как отмечают аналитики, этот массовый приток вовсе не однороден. В нем, по крайней мере, есть четыре составляющих: собственно беженцы (матери с малыми детьми), достаточно образованные люди, ищущие мирной жизни и достойной работы, «якорники», то есть те, кто хотят зацепиться в ЕС и потом перетащить туда свою семью, и, наконец, террористы и другие криминальные элементы.

15.09.2015



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: