Институт социологии
Российской академии наук

V Всероссийский социологический конгресс: размышления о целях и тематике

Яницкий Олег Николаевич, Институт социологии РАН

Всякое собрание общественной организации, тем более, если оно проводится раз в четыре года, имеет две главные цели: подведение итогов деятельности своих подразделений за прошедший период и определение новых вызовов и, соответственно,  приоритетных направлений своей деятельности. На то они и общественные организации, чтобы быстро реагировать на новые вызовы и предлагать и обсуждать возможные ответы на них. Тем более что в своем выступлении на Валдайском форуме Президент В. В. Путин обозначил новые глобальные вызовы: нарушение ядерного паритета, продолжающееся приближение НАТО к границам РФ, «продвижение модели одностороннего доминирования» в мировую политическую практику, угроза неуправляемой конкуренции, агрессивная информационная война, навешивание ярлыков. Изменилось восприятие войны массовым сознанием как таковой, «она превратилась в зрелищную медийную картинку. Военная терминология звучит практически во всех сферах». Президент обозначил также главные риски для России: снижение темпов экономического роста, и необходимость сосредоточения внимания на поддержке особо пострадавших отраслей промышленности (цит. по: Российская Газета, 23.10.2015: 1, 2).

Возможно, коллеги ответят мне: это дело политиков и экономистов. Не могу согласиться, потому что социальные проблемы суть предпосылки или следствия экономических, политических и других процессов. Если судить по публикациям в отечественных социологических журналах, то реакция отечественных социологов на эти и другие вызовы пока недостаточна. Если же обратиться к проблематике рисков и катастроф, которой я занимаюсь уже много лет, то картина будет еще более удручающая. Социологи-глобалисты у нас на перечет, а глобальные риск-аналитики вообще отсутствуют. Однако суть глобализации  в том и состоит, что всякая «внешняя» проблема одновременно является и «внутренней». Война или бедность где-то «там», сегодня быстро становятся российскими проблемами. Поэтому ни одна тема, которой занимаются современные социологи, не является «чисто социологической». Всегда, скрыто или явно, ими практикуется проблемный и междисциплинарный подход! Так, может быть, пора его узаконить, институционализировать? Недавно прошло заседание Научного Совета по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации и устойчивому развитию России, где рассматривалась задача «интеграции интеллектуального потенциала евразийского пространства». Такая интеграция является частью общей проблемы укрепления целостности нашего общества в условиях растущей нестабильности и умножения войн и конфликтов в мире. Напомню слова П. Сорокина о том, что четыре бедствия являются самыми разрушительными и страшными для человечества, а именно: «война и революция, голод и эпидемия». Эти бедствия «оказывают влияние на каждый момент нашего существования: на наши умственные способности и поведение, на нашу общественную жизнь и культурные процессы…, они отбрасывают свою тень на каждую нашу мысль, на каждое действие, которое мы совершаем». Готовы ли мы к такому вызову?

Далее, сегодня на Западе начинается масштабный процесс ре-индустриализации. Но нам-то предстоит иное: создание современной индустрии на основе инжиниринга 5-го или даже 6-го поколения. Это задача куда более сложная, чем та, которую страна решала в 1920-30-х  гг. или в послевоенные годы. Больше существовать за счет торговли ресурсами мы не можем. Спрашивается: что наша социология останется в стороне от решения этой сложнейшей задачи? Или же все-таки найдутся смельчаки, которые быстро освоив всю новизну и сложность этой междисциплинарной проблемы,  пойдут на производство помогать ее решать? Так или иначе, проблема «человек и его работа» возвращается.

В январе этого года вышла моя книга «Причины и следствия современной войны: взгляд социолога», а за ней еще несколько статей на ту же тему. Судя по тому, что никакого резонанса они не вызвали, данная тематика находится вне поля зрения моих коллег. Поэтому рискну повторить основные выводы этой работы. Итак, какая, по моему мнению, социология нам нужна сегодня?

Во-первых, многомерная, учитывающая связь глобальных, региональных и местных трендов. Во-вторых, всеобъемлющая, комплексная интегральная. В-третьих, активистская, то есть изучающая всю совокупность реально действующих и «скрытых за сценой» акторов, вовлеченных в мирную или критическую ситуацию. В-четвертых, динамическая. И критическая ситуация, и позитивная динамика временны: одни их агенты теряют силу, другие, напротив, увеличивают свое влияние. В-пятых, как уже отмечалось, междисциплинарная. Ключевой момент здесь – это уменье переводить выводы других наук и практик на социологический язык. В-шестых, диалогическая. Несмотря на различие точек зрения противоборствующих сторон и даже конфликт между ними, а также стоящие за их спиной силы, эти стороны должны вести (прямой или через посредников) диалог. Этот пункт касается всех: политиков, ученых, профессиональных военных, лидеров вооруженных формирований, активистов из среды местного населения. И, конечно, социологов.  В-седьмых, ресурсно-ориентированная. Успех любой страны или их группы зависит от объема и качества ресурсов, находящихся в их распоряжении и способности к их быстрой мобилизации. Важнейшим ресурсов здесь является время. Особое внимание надо уделять морально-этическим ресурсам противоборствующих сторон, а также таким «не-социологческим» ресурсам, как уверенность в своей правоте и своих силах, терпение, способность к внутренней мобилизации. В-восьмых, нужны объединенные усилия всех гуманитарных наук с целью изучения процессов институциональных трансформаций и форм легитимации вновь возникающих «социальных новообразований». До сих пор социология чаще всего обращалась к уже существующим сообществам, нежели к процессам из возникновения и легитимации. В-девятых, социология должна уметь сочетать анализ проблемных ситуаций «сверху», то есть в свете общемировой динамики или межгосударственных противоречий, и «снизу», с точки зрения противоборствующих сторон in situ и страдающего мирного населения. Чтобы выполнить такую сложную задачу, необходим «консорциум» отраслевиков, междисциплинарных теоретиков и социологов-инсайдеров, способных видеть в каждом конкретном событии этой войны формы и методы сплетения глоболокальных процессов. Журналисты были и будут главными инсайдерами современных критических ситуаций. Однако сотрудничество с журналистами не исключает непосредственного участия в конфликтах профессионалов-социологов. Наконец, в-десятых, пора увидеть, процесс массового возникновения профессионально-гражданских организаций (фондов, микро-институтов). Они не только активно действуют на публичной арене, но являются реальными конкурентами исследовательских комитетов РОС. Апатия, страх, фобии преодолеваются как раз солидарными действиями. В ходе их взаимодействия происходят процессы размежевания/сближения устремлений и ценностных установок разных активистских групп, повышается  их способность к достижению совместных целей.

Поэтому, как мне представляется, центральной темой для обсуждения на предстоящем конгрессе, должна быть проблема структуры и динамики российского общества в условиях глобализации. Важнейшим вопросами для обсуждения здесь являются: гибридные войны (массовая эвакуация российских туристов из Египта напоминает мне эвакуацию времен начала ВОВ), опасность международного терроризма, сохранение целостности нашего общества как социальной системы, многоцелевое регулирование социальных процессов в целях индустриализации и информатизации, принципы организации «мобилизационного общества», социальная поддержка бедным и безработным. Конечно, во всех этих вопросах развитие науки и технологий являются приоритетными и сквозными.

В заключение – несколько конкретных соображений в связи с тематикой конгресса. Первое, равенство и справедливость – этические максимы христианства, широко использовавшиеся коммунистическим режимом. Сегодня в России иной социальный порядок, но социологической интерпретации этих понятий пока нет. Второе, первейший защитник интересов трудящихся – профсоюзы, но их голос почти не слышен, в РОСе нет Исследовательского комитета по социальным движениям (или его не слышно?). Третье, как мы, социологи, себя сами идентифицируем: только как профессионалов, или же – как граждан тоже?  СоПСо себя определяет как профессиональное сообщество. Пусть так. Но разве не наша гражданская обязанность обозначать и изучать новые вызовы и проблемы? Четвертое, социологических исследований проблем нашего общества в целом в контексте глобальной динамики нет. Проблемы: структурная переориентация «на Восток», новый этап освоения Арктики, реакция населения на кризис, на санкции и контрсанкции и т.д. Пятое, экономический кризис. Счетная палата РФ предупреждает, что 2016 г. будет годом дефицита по мясомолочным продуктам. Есть ли у нас идеи относительно жизни в условиях дефицита? Шестое, изменение социально-профессиональной структуры крупных городов в условиях нового этапа индустриализации, массового притока мигрантов и т.д.  Противоположный «полюс»: малые города России, в особенности моногорода, – острейшая проблема. Власть предлагает концепцию «зон опережающего развития», но методов ее реализации нет. Седьмое, мы продолжаем учить детей и студентов «по предметам», тогда как весь мир постоянно занят решением проблем! Что требует совершенно иного подхода к процессам исследования и обучения. Восьмое, новые вызовы обращены сегодня также и к социологии институтов, так как в условиях кризиса размер «пирога» сокращается, а конфликты между группами интереса растут. Девятое, недавно один из наших коллег обратил наше внимание, что еда – тоже острейшая социальная проблема. Я бы сказал шире: сегодня это проблема возрастающего «химизма» нашей повседневной жизни. Воздух, вода, пища, одежда перестали в своей массе быть «натуральными», и чем хуже экономическая ситуация, тем больше химических опасных веществ и продуктов мы ежедневно потребляем. Готовы ли российские социологи вступить в повседневный контакт с представителями инженерных и естественнонаучных дисциплин? Десятое, последний раз итоги развития российской социологии всесторонне подводились 20 лет назад. Не пора ли повторить эту процедуру?

 



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: