Институт социологии
Российской академии наук

Современная урбанизация: вопросы теории (тезисы)

  1. Урбанизация – исторический феномен, поэтому ее единого определения не существует. Для каждой стадии исторического процесса надо разрабатывать свое определение урбанизации, учитывая при этом нелинейность и инерционность этого процесса.
  2. Исходным в определении типа и характера урбанизации являются сменяющие друг друга формы общественного производства (К. Маркс) или же в современной терминологии – фазы промышленной революции. Сегодня «развитые» общества переходят к 4-ой его фазе («интернет вещей»), тогда как в мире есть общества находящиеся на первой фазе этой революции или даже к ней не приступавшие.
  3. В изучении процессов урбанизации я придерживаюсь принципа множественности источников информации. То, что писали Ч. Диккенс, О. Шпенглер, Ф. Достоевский, А. Данилевский, Н. Крестовский, А. Чехов и другие интеллектуалы о жизни больших городов, для меня не менее важно, чем сугубо научные источники именно потому, что последние методологически были, как правило, односторонними. Задолго до начала периода индустриальной фазы урбанизации города были везде и производили массу полезных вещей, воспитывали и учили детей и т.д. И условная «деревня» тоже не была дикой и бесправной.
  4. Другой методологический принцип анализа современной урбанизации состоит в диалектике актора (то есть агента, активного социального субъекта) и среды его обитания. В одних процессах «среда обитания» играет пассивную роль, тогда как в других она выступает реальным действующим лицом исторического процесса. Эта среда всегда имеет несущую способность, при превышении которой она из поглотителя рисков превращается в их производителя.
  5. В 1969 г. советские исследователи (А. Ахиезер, Л. Коган и О. Яницкий) определили  урбанизацию как всемирно-исторический двуединый процесс производства и концентрации технологических и социальных инноваций в городах и их распространение во всем обществе. Замечу, что этот процесс никогда не был сбалансированным. Эксплуатации капиталистическим способом производства природных богатств и человеческого потенциала никто не отменял. Но сегодня нужно новое ее определение.
  6. Главным отличием информационной фазы урбанизации от фазы ее промышленного развития является выделение информационного производства в качестве ведущей силы социальной динамики и превращение его в социальный институт. Более того, это производство превратилось в ведущий фактор изменения всей структуры обитаемого человеком пространства.
  7. Сегодня развитые страны вступают в 4-ую, супер-информационную фазу развития производства и общества  (см. К.Шваб). Суть этого процесса – в дальнейшем вытеснении трудящегося человека из самых разных сфер производительной деятельности и замене его на саморегуляцию мира вещей, грозящую массовой безработицей и риском выхода этой саморегулирующейся системы из-под контроля человека.
  8. Сегодня эта новая фаза развивается как взаимосвязанное производство «благ» и «бедствий», созидания и разрушения, стабильности и неустойчивости и т.д. Капиталистическое общество сконструировано таким образом, что производство рисков периодически обгоняет производство общественных благ, так как капитализм не может развиваться иначе, как через политическую и вооруженную борьбу за доступ к новым ресурсам и рынкам сбыта, через борьбу за региональное и мировое господство. Борьба и конфликт остаются главными движущими силами современной урбанизации.
  9. Важнейшая закономерность современной фазы урбанизации состоит в том, что как только  экономический и социальный «отрыв» города от деревни слишком увеличивается, деревня приходит в города сама в форме массовой миграции из села, снижая тем самым совокупный инновационный потенциал городских систем. Фактически происходит явочная дезурбанизация при внешнем сохранении основных форм городской жизни.
  10. Силы, определяющие характер глобальной информационной урбанизации, следующие. Во-первых, она становится «сетевой», то есть происходит процесс «инверсии пространства». Во-вторых, на ее характер и течение оказывают воздействие как макро-субъекты (союзы или альянсы типа НАТО или БРИКС), так и микро-субъекты (влиятельные бизнесмены и политики и даже рядовые граждане, если они вооружены современным смертоносным оружием). В-третьих, развитие «агрессивных» информационных сетей означает утерю индивидуальной приватности и защищенности. В-четвертых, глобализация открывает возможность «прямого доступа» к благам цивилизации, то есть фактически их насильственного присвоения без включения в процессы их воспроизводства, как это происходит сейчас в Европейском Союзе. В-пятых, города все менее становятся местом производства высших достижений науки и техники и все более – местами удовлетворения растущего потребительского спроса и развлечений.
  11. Городская жизнь в России все более детерминируется различиями в размере и типе города и его административном статусе (Н. Зубаревич), действиями администраций разного уровня, крупных государственных корпораций, сетевых магазинов, логистических структур. По мнению С. Мурунова, городская среда российских городов нещадно эксплуатируется крупными и мелкими IT-организациями, которые умело уходят от налогов. Малый и средний бизнес, эта основа городской жизни, фактически маргинализирован.
  12. Особая роль в современной урбанизации принадлежит «четвертой власти», то есть СМИ. Они, постоянно вбрасывая в массовую аудиторию все новые стереотипы (стили) потребления, тем самым демобилизуют городское население. «Диванные войны» – наиболее типичный тому пример. Владельцы СМИ легко формируют сознание горожанина посредством двух ключей: «переключения» и «перепрограммирования» (Arsenalt and Castells, 2009). СМИ, вбрасывая в массовую аудиторию все новые «горячие новости» (при этом, не отслеживая и не анализируя их динамику), формируют «бриколлажное сознание», когда горожанин теряет способность к самостоятельной рефлексии.
  13. Такие социальные институты как средние, включая специальные, и высшие учебные заведения (университеты) теряют свою ведущую роль в процессах социализации и обретения профессиональных навыков населения, уступая место гибким формам «третичной» подготовки (дистанционному обучению, переобучению в ходе профессиональной деятельности летним школам, краткосрочным курсам и т.п.). Эти новые формы позволяют современному человеку успевать за все ускоряющимся темпом общественной жизни.
  14. В целом, сегодня можно говорить о специфическом этапе дезурбанизации, порожденном как информационными технологиями, так и стремлением обеспеченных горожан изолироваться от опасной среды, которую представляют собой сегодня большие города. Это ни субурбанизация, ни рурбанизация, а именно специфическая форма современной дезурбанизации. Формула К. Маркса, гласящая, что капитал, постоянно увеличивая перевес городского населения, накопляет тем самым историческую силу движения общества вперед, сегодня уже не работает.
  15. В заключение, подчеркну, что изучение современных процессов урбанизации-дезурбанизации должно вестись, как минимум, на пяти уровнях: глобальном (сетевом), субконтинентальном, национальном, региональном и локальном. И не забывать, что сегодня вся природа социализирована, и поэтому необходимо изучение природных феноменов и процессов именно в этом качестве, включая процессы социально-экологического метаболизма.

23/02/2016



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: