Институт социологии
Российской академии наук

Сетевое общество – сетевая угроза

Уже более четверти века, американские, европейские и российские социологи (У. Бек, Э. Гидденс, Ю. Роза, С. Кравченко, О. Яницкий и многие другие) твердят, что риски приобрели глобальный, то есть всепроникающий характер. И на первом месте из них стоит сетевая война. Идет война на уничтожение или запугивание, которая ведется безо всякого разделения на фронт и тыл. Сегодня «фронты» борьбы против сетевых угроз находятся уже внутри  каждой организации, каждой социальной ячейки. Но этих социологов не слышат! По моему мнению, не слышат потому, что социологическое сообщество привыкло к иным типологическим подходам, разделению на бедных и богатых, ресурсно-обеспеченных и ресурсно-недостаточных, разделению по полу возрасту и т.д. Вся институциональная «машина» современной социологии привязана к подобным разделениям и типологиям и, соответственно им, распределяются финансовые и иные ресурсы на социологические исследования, образование, командировки, стажировки и т.д.

Уже сложилась традиция выделения сетевых структур в отдельную сферу исследования, как будто она не встроена в социальный организм любого масштаба. Но серия недавних терактов в Брюсселе и Париже свидетельствует:  с развитием информационных технологий все процессы в современном обществе, неважно развитом или распадающемся, имеют в той или иной степени сетевую природу. Будь то денежный перевод отдельного лица, финансовая транзакция между государствами или общение в социальной сети. К изучению сетей не объектный, а проблемный подход.

Но этого мало. Эти теракты свидетельствуют, что их носителями и исполнителями являются не «засланные казачки», а вполне добропорядочные граждане Европейского Союза, уже родившиеся в Европе, получившие там образование и работу. И  граждане, которые не соблюдают (во всяком случае, внешне) обычаи и обряды иной веры, граждане, которые живут в среде таких же, рядовых «коренных» граждан ЕС и т.д. И не имеет практически никакого значения, каков их стандарт жизни: ресурсно-обеспеченный и ресурсно-недостаточный. Не имеет также никакого значения, относятся ли члены этих сетей к среднему или к иному классу. Идеология и ценности выходят на первый план.

Современные специальные подразделения и средства защиты от таких всепроникающих угроз и рисков построены пока по «объектному» принципу, они предотвращают проникновение террористов на жизненно важные объекты страны: атомные станции, сети энергоснабжения, места массового скопления людей (вокзалы, станции метро, пересадочные узлы). Это абсолютно необходимая работа. Но сети проникновения глобальных угроз становятся, подобно вирусной инфекции, все более малыми, незаметными, но от этого не менее опасными. Уже сам факт существования таких угроз нарушает целостность общественных структур, порождает недоверие и подозрительность. Значит, нам надо работать и в этом направлении.

Я призываю своих коллег по цеху объединиться и начать интенсивные исследования этой социальной угрозы, носящей вирулентный характер. Здесь не должно быть разделений ученых и других специалистов на «мы» и «они», потому что это – общая, глобальная угроза.

 Яницкий О.Н. 23/03/2016



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [1]:
Татьяна    15.04.2016

Совершенно согласна. Мы недооцениваем угрозу. Через социальные сети идет явное воздействие на мозги - тихо, исподволь, но очень серьезно. И если взрослые могут хоть как-то абстрагироваться и проанализировать информацию, то молодежь практически беззащитна перед информационными атаками. Вижу по своей дочери. Отражаю по мере возможности, но не всегда получается.
Интересно еще, что эта информационная муть действует про принципу вируса - кто-то его сознательно запускает, а потом пользователи сами благополучно разносят заразу. В результате формируется определенный фон, почва для формирования нужных кому-то идей.