Институт социологии
Российской академии наук

Это – очень серьезно!

Олег Яницкий, Институт социологии РАН

«Независимое военное обозрение» (№ 29 за 2016 г.), приложение к «Независимой газете», на днях опубликовало статью Владимира Иванова «Войны Америки в 2035 году».  Статья представляет собой подробное изложение аналитического отчета под названием «Единое пространство действий 2035 г.: объединенные вооруженные силы (далее ВС) в противоборствующем и беспорядочном мире», подготовленного Директоратом развития объединенных ВС сил Комитета начальников штабов США и опубликованного 14.08.2016 г.

Сразу скажу: Этот документ – не только о задачах ВС США. Почти в каждой его фразе просматривается позиция правящих кругов США по отношению к остальному миру, и поэтому он важен не только для нас, социологов, но и для всех жителей РФ и мира в целом. Ниже я постараюсь кратко оценить этот документ, но только в тех терминах, которые используются в его изложении на русском языке.

Во-первых, очевидно, что глобальная ситуация оценивается как беспорядочная и чреватая конфликтами и рисками. Далее говорится о «нарастающем региональном хаосе», в котором участвуют не только регулярные воинские формирования, но и негосударственные образования и  неформальные объединения. Вообще в мире все больший вес приобретают «распределительные модели государственного управления». Обычно развитие демократических процессов ассоциируется с развитием именно «низовой демократии» и самоуправления, однако военные США усматривают в этих процессах риски и угрозы для мировой стабильности.

Во-вторых, «сами по себе войны являются устойчивой особенностью существования человечества». Многообещающее утверждение! Как-то мы привыкли, что война – это аномалия или крайняя мера, а вот теперь, оказывается, – норма нашего бытия. Но читая текст целиком, понимаешь, что такое заявление вовсе неслучайно. Поэтому данный доклад полон утверждений, что надо «противодействовать агрессивной активности некоторых государств и самостоятельных объединений», укреплять действующие военные союзы и создавать новые, «создавать новые базы дислокации  американских и союзных войск». И вот два главных вывода. Первый: «угроза ведения боевых действий на территории Соединенных Штатов в будущем значительно возрастет». И второй: ожидаемый научно-технический прогресс может привести ущерб глобальным интересам США. Интересно, что диалог по этим проблемам должны вести политики и военные. А как же население и гражданские организации, о развитии которых нам столько говорили американские социологи? Или какова роль союзников США?

В-третьих, дальше прямо указывается, что при необходимости США «придется принимать действенные меры по установлению…долгосрочного порядка» и даже «системы военного управления», и вообще, что «американским войскам придется решать очень большой круг вопросов…», включая поддержание региональной стабильности силовыми методами. То есть речь уже идет о том, что у США  есть также и региональные интересы. Как эти регионы определяются в анализируемом документе? Весьма расплывчато, как «неблагополучные».

В-четвертых, а как же быть с научно-техническим прогрессом как таковым? Ведь львиная доля его создателей и производств сосредоточена именно в США? И как быть с социальными сетями, родиной тоже из США? И создатели IT-сетей прекрасно знали, что, как и всякое технологическое новшество, оно обоюдоострое. А проблема, оказывается, вот в чем: «небольшие группы и даже радикально настроенные частные лица могут получить огромное влияние и, используя децентрализованные сети связи и множество других технологий будущего, включая военные, получат возможность крайне негативно воздействовать на политическую и социальную стабильность в той или иной стране». Так, значит, военные США намерены следить за порядком даже в отдельных странах? А как же тогда быть со столь популярной в правящей элите США идеей «невмешательства»? Значит, если эти «частные лица» будут как-то угрожать США (как именно, не сказано), они будут вмешиваться во внутренние дела отдельных стран?

В-пятых, авторы доклада подчеркивают, что США ждут многосторонние вызовы. Но иначе и быть не может, об этом эффекте современной глобализации написаны тысячи статей и книг. Да, новые технологи, хотя и созданные первоначально в США, теперь уже принадлежат всему миру. И, действительно, сегодня террорист-одиночка может нанести глобальный вред. Это известный эффект, именуемый «силой слабости». А соперничающие негосударственные формирования или, напротив, их альянсы, вдохновленные эгалитаристской или иной идеологией, могут померяться силами с союзами государств. Разве мощный миграционный поток из стран Ближнего Востока в Европу тому не пример?

В-шестых, читая текст доклада, не можешь отделаться от ощущения, что все разговоры о сотрудничестве наций и государств, взаимном уважении интересов, соблюдении разного рода «паритетов», – не более чем политическая риторика. Если США сочтут необходимым, то любое освободительное движение, любой «импульс» демократического участия, может быть квалифицирован как угрожающий им. И тогда ВС США возьмут на себя роль «контролера». То есть именно ВС США, а не НАТО или любой другой альянс дружественных им государств.

В-седьмых,  известно, что США – одна из самых богатых стран мира. Тем более странен следующий пассаж, говорящий, что «гуманитарные катастрофы будущего могут иметь огромные масштабы», и у США «просто не будет необходимых возможностей для ликвидации их негативных последствий в полном объеме». Ну, в полном объеме не получается никогда. Естественно, что ВС США будут, в первую очередь, заботиться об эвакуации своих граждан из опасной зоны. Но, с другой стороны, гуманитарная помощь в том и заключается, что она оказывается всем пострадавшим, без деления на «своих» и «чужих». Достаточно вспомнить, как работают «Врачи без границ».

В-восьмых, в докладе говорится, что  «рост благосостояния мирового сообщества может привести к снижению степени доступности различных стран…к продовольственным, водным, энергетическим и другим ресурсам. А, это, в свою очередь, может дать толчок к росту нестабильности, привести к социальным конфликтам…». Да, это очень серьезная проблема. Но кто ее создал? Капитализм, который не может развиваться без роста потребительского спроса. Безудержного роста, который все время поддерживается политиками, экспертами и СМИ. Ну а если все же, США несколько умерить свои потребительские аппетиты, сократить гонку вооружений, что является омертвлением всех видов ресурсов. Или военные США дают понять, что и сегодня и всегда ВПК будет основным драйвером экономического роста?

В-девятых, на мой взгляд, идея сохранения господства США в этом многополярном и неустойчивом мире проходит красной нитью через весь документ. Но это ни для кого не новость. Новость в том, что он не содержит никаких «связок» с другими сторонами жизни глобального мира – экономической, политической, социальной. Даже вполне законная в данном контексте проблема «права на насилие» подана как социально-культурная. 

В-десятых, прежде чем писать этот комментарий, я перевернул уйму международных социологических журналов, хоть как-то затрагивавших тему глобализации. Возможно, поиски должны быть продолжены, но пока я не обнаружил ни одного материала, который хотя бы обозначил военную составляющую процесса глобализации. А это значит, что социологи по-прежнему избегают анализа войн и иных форм вооруженного насилия, которые сегодня идут в десятках точек нашей планеты.

P.S. Свой взгляд социолога на складывающуюся глобальную ситуация я постараюсь изложить несколько позже.

10/08/2016



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [6]:
Адамьянц Тамара Завеновна    16.08.2016
Олег Николаевич, как всегда, поднимает самые острые и важные проблемы. Хочу добавить свое мнение о необходимости изучения социологией современных процессов коммуникации. В мире идут информационные войны - где мы, социологи?
Покровский Никита Евгеньевич    16.08.2016

Дорогой Олег Николаевич,
Нет ничего хуже, когда автор (это я о себе) начинает говорить: А вот я в таком-то году все уже предсказывал и т.д.. Но все же. С этим текстом я в 1994 году выступил на Всемирном социологическом конгресса в Билифельде. На полупленарном заседании. Доклад мой страшно не понравился всем и особенно председателю - автору теории глокализации Роберту Робертсону, что он всячески и демонстрировал. И понятно почему. Всемирный конгресс в Билифельде практически санкционировал теорию глобализации как бесконфликтную либеральную картину мира на века вперед, как главную социологическую парадигму, grand theory. Была к тому же еще в силе и теории конца истории Ф.Фукуямы. Так что мои слабые попытки проблематизировать глобализационную перспективу и конец истории натолкнулись на полнейшее непонимания вроде о чем он там говорит? Я был и остаюсь последовательным сторонником теории глобализации, но тогда, в 1994-м и сейчас, вижу глубочайшую потенциальную и актуализированную конфликтогенность перемешивания культур, национальных историй, миграционных потоков и пр. Моя вина в том, что я, убоявшись не знаю чего, не пошел в 1994 году дальше и не развил тему до концепта третьего мирового конфликта, а только лишь вбросил тему, не получившую развития. И лишь сейчас и понятно почему об этом широко заговорили. Лучше поздно, чем никогда.

Яницкий О.Н.    15.08.2016

Григорий, здравствуйте!
Ваше замечание совершенно справедливо. Однако это - не моя ошибка, а опечатка в газете.

Яницкий О.Н.    15.08.2016

Глубокоуважаемый Никита Евгеньевич,
Во-первых, я рад, что вас по-прежнему интересует проблема негативных сторон глобализации. Потому что сегодня среди отечественных, да и зарубежных социологов (см, например, работы Ch. Tilly and S. Tarrow), интерес к этой проблематике и, тем более, к проблеме войны, большая редкость. Даже при беглом просмотре сайта МСА, на котором размещены абстракты докладов в Вене, докладов, которые бы прямо затрагивали тему, о которой я писал в своем блоге, совсем мало. Максимум, о чем говорили и говорят западные социологи, это возрастание рисков.
Во-вторых, проблематика войны и ее последствий мало обсуждается в ключевых международных журналах типа International Sociology and Current Sociology, за исключением, пожалуй, журнала Mass Emergences and Disasters. А вот в журналах типа Foreign Affairs гораздо чаще. А тематика гражданской войны затрагивается в социологических журналах только авторами из развивающихся стран.
В-третьих, как я постарался объяснить в своем блоге, акцент на военно-политических аспектах войны, что видно из цитированного документа, с моей точки зрения, неверен, так как сегодня в любых видах вооруженных конфликтов страдает, прежде всего, мирное население.
В-четвертых, выделение военной социологии или социологии войны в разряд самостоятельной дисциплины ошибочно, что конечно, никак не исключает изучения организационных и бытовых сторон жизни армии.
Наконец, в-пятых, со времени вашей публикации в Pro et Contra прошло почти 20 лет. За эти годы и в мире, и в науках, его изучающих, многое изменилось. Думаю, понятие «гибридная война» возникло вовсе не случайно.
Искренне ваш Олег Яницкий
15/08/2016

Покровский Н.Е.    12.08.2016

Олег Николаевич, добрый день!
Посмотрите, пожалуйста, на досуге мою публикацию (оригинальную в 1994 г.). Там уже многое, из упомянутого Вами, было очерчено. rnrnhttp://www.politology.vuzlib.net/book_o236_page_19.html

Григорий    12.08.2016

подготовленного Директоратом развития объединенных ВС сил Комитета начальников штабов США и опубликованного 14.08.2016 г.
А сегодня только 12.08.2016. Как так?! Где ссылка на первичный документ7