*

Институт социологии
Российской академии наук

  

Ядов Владимир Александрович
(Директор в период 1988-2000 гг.)

О периоде директорства А.М.Румянцева достойно упоминания в заданном формате лишь одно: его высказывание на директорском семинаре с руководителями подразделений. Алексей Матвеевич, раздумчиво произнес: Проблемы нашего общества можно объяснить тем, что все общественные формации складывались естественным путем, и лишь одна ….

Вскоре этого вольнодумца заменили легендарной фигурой Бульдозера М.Руткевича (кличку придумал Грушин). При нем  Сам ИКСИ – сюжет для юмориста-сатирика. При входе директор лично вылавливает опоздавших к 9.00.

В течение дня идет непрерывная борьба между замом по социологии Геннадием Осиповым и замом по политологическому отделу Федором  Бурлацким. Лен Карпинский нашел эмпирический индикатор, с помощью которого можно было безошибочно определить кто из двух замов более влиятелен на данный момент: тот, в чьем отделе больше красивых девушек. Соответствующие подсчеты занимали немало времени, на совещаниях руководителей подразделений нашего социологического отдела мы обменивались полученными данными и, увы, находили, что отдел продолжает терять лучших своих представителей прекрасного пола.

Бурлацкие на одном из своих совещанияй проделали такой розыгрыш. Один из завов (кто запамятовал) позвонил в кабинет Осипова и женским голосом проворковал: Геннадий Васильевич, я жду Вас после работы у кинотеатра Тбилиси. Г.В. тертый калач повесил трубку.


Возьмитель Андрей Андреевич
(Сотрудник Института с самого первого дня)

Уважаемые коллеги, социологи и социологини!

С днём Ангела институтского, который нас хранит. Иустин Философ его имя, что, конечно же, промыслительно. Ведь кем бы мы ни были тогда по своему базовому образованию – защищались как кандидаты философских наук.

Я с 1968 по 1974 гг. работал в проекте «Общественное мнение» Б.А. Грушина, пытавшегося реализовать идею социологической фабрики по изучению реального состояния советского общества. Это был грандиозный проект из 78 исследований всесторонняя информация которого, увы, была слабо востребована властью, несмотря на то, что мы работали под непосредственным контролем Отделов науки и пропаганды ЦК КПСС.

С этой же проблемой я столкнулся позже, в начале 80-х, работая зам. руководителя проекта «Состояние и основные тенденции развития советского образа жизни», первая обобщающая публикация по результатам которого была вымарана и закрыта от общественности под грифом «ДСП» после обсуждения на президиуме АН СССР.

Конечно, всё это сыграло свою роль в том, что у нас не было и нет адекватного представления о позднесоветском периоде нашей истории, оценки которого, в пылу публистического самоотрицания оказались «существенно фальсифицированными».

Я частично исправил это положение в ходе сравнительного анализа образа жизни общества предперестроечного и современного. Результаты изложены в моей монографии «Образ жизни: тенденции и характер изменений в пореформенной России». М.: Институт социологии РАН, 2012.

Хочу пожелать молодым коллегам упорства в стремлении понять, что же всё-таки с нами произошло 20 лет тому назад и что реально происходит сегодня. Как ни крути, а это главная «повестка дня» современной российской социологии.

Причём, имея в виду прошлое, необходимо использовать всесторонний, целостный анализ. Ибо в нём не только пепел, но и огонь, согревавший тела и души людей, освещавший им путь к великому будущему.

Это огонь солидарности, единения, высокопрофессионального творческого честного труда, который позволил нам очень быстро восстановить разрушенное войной народное хозяйство, обеспечивая два десятка лет наивысшие темпы экономического развития в мире, а также выйти на передовые позиции в науке, образовании и культуре.

Это наш собственный весьма ценный опыт (позитивный и негативный) решения экономических, социальных духовно-нравственных, национальных и политических проблем, который нам необходимо использовать для решения проблем сегодняшних.

Возьмитель Андрей Андреевич, доктор социологических наук, заведующий сектором комплексных исследований образа жизни ИС РАН

 

 

ФОТО ВЗЯТЬ ИЗ КНИГИ


Позднякова Маргарита Ефимовна
(Работает в Институте с первого дня)

О тех, кто работает в Институте с первого дня его основания можно смело сказать: «Прошли огонь, воду и медные трубы».

Но начали, вопреки известному выражению, не с огня, а именно с труб. В буквальном смысле.

Первые месяцы жизнь Института протекала в подвале здания вблизи метро «Динамо». Через весь подвал проходили гигантские трубы с холодной и горячей водой.

Вода –  это ласковое море для сотрудников, время директорства Т. В. Рябушкина, В. А. Ядова, Л. М. Дробижевой, М. К. Горшкова, когда работать было легко и приятно.

Медные трубы – это, конечно, другой директор, М.Н. Руткевич или «бульдозер», как его все называли за глаза. Меня просто хватала оторопь при нечаянной встрече в коридоре.

И Огонь – это публикации тех лет в партийной прессе.

Вот такими для нас были «огонь, вода и медные трубы». Но и здесь социологи пошли своим путем, не по порядку…


Денисов Виктор Григорьевич
(Теоретическая социология)

Уважаемые социологи. Уважаемые обществоведы и представители РАН.

Отмечаемый ВАМИ юбилей по поводу рождения прекрасного творения человечества – социологии не вполне уместен. Сомнения возникают когда понимаешь, что юбилей есть, а социологии – нет. Не полностью осуществились надежды основателей науки.

«Является ли социология наукой? До сих пор спорный вопрос. Что понимать под понятием наука? Здесь два пути. Современный – набор эмпирических фактов на социальные явления, сформированные многими учеными, обществоведами и философами за продолжительный период исторического развития. Образно это представляется так. Огромное поле, уставленное беспорядочно вешками, столбиками, плакатами, на которых написаны высказывания того или иного мудрого и выдающегося человека. Так вот, молодой исследователь социальных и гуманитарных наук, попадая на это поле, видит эту массу интеллектуальных трудов и пытается сформировать собственные основы мировоззрений. И тут рождается вопрос: изучение исторических, философских, логических трудов ученых прошлых столетий - это социология или нет. При этом учитывается тот факт, что каждый ученый в исследовании предлагает собственный подход, т.е. здесь прослеживается отсутствие единого метода, закона или теории в познании социальных явлений. Может ли в данном случае социология являться наукой? Как возможно собрание авторитетных мнений представляться научной дисциплиной, даже если в этом есть потребность?»

Г. Зиммель. Избранное. «Для социологии к этому присоединяется еще одна особенность. Она является наукой эклектической, поскольку продукты других наук составляют ее материал. Она пользуется данными исторических исследований, антропологии, статистики, психологии как полуфабрикатами; она не обращается непосредственно к сырому материалу, который перерабатывают другие науки, но, будучи наукой, так сказать, второй степени, она творит новый синтез из того, что уже является синтезом для первых». Стр.302

Ядов В.А. (конф. 2011. апрель. Память Батыгина. интернет):
«Столь же неперспективным полагаю поиск «общепризнанных» постулатов социологии, её фундаментальных оснований. Социология – не математика и не физика. Ее прародители – античные мыслители, философы и обществоведы, её границы сегодня размыты, учебные пособия предлагают студенту сведения из экономики, истории, психологии, культурологи и политологии. Поиски общепризнанного постулата социального представляются тупиковыми».

На фоне всего этого представьте себе, что нашелся инновационный метод, отвергающий все сложившиеся мнения о социологии. Метод (конгруэнтности) захватывает все стороны жизни человека, общества и государства, основываясь на единый закон развития.

Закон развития способствует решению проблем гражданского общества, государства, политики, идеологии и геополитики и т.д. Метод позволяет зрительно представить генезис и динамику развития общества и государства на всем протяжении исторического развития.

Метод не отвергает наработанное предыдущими и современными учеными, а систематизирует, дефрагментирует и отказывается от мнения в полипарадигмальности и эклектичности социологии. С помощью инновационного метода родилась монопарадигмальная наука – эксплицитная социология.

Эксплицитная социология имеет возможность предложить государству (социологическую) теорию развития общества и государства, жизненно необходимую сегодня, когда мир особенно неспокоен и архи разбалансирован.

Всего Вам доброго. Спасибо.



  


КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: