Институт социологии
Российской академии наук

О.Н. Яницкий. В точке бифуркации: размышления о Социологических конгрессах – прошедшем и будущем

Яницкий О.Н. В точке бифуркации: размышления о Социологических конгрессах – прошедшем и будущем.

1. Страна находится в точке бифуркации: или мы продолжим ресурсный вектор, или же перейдем к реальной модернизации. Перефразируя «эффективного менеджера», или мы совершим этот переход – или нас сомнут. Только в отличие от эпохи почти вековой давности, у нас на такой поворот нет 15 лет. Мы должны думать и просчитывать сценарии ближайшего будущего здесь и сейчас. Два года до следующего конгресса – достаточный срок, чтобы поработать над этим.

2. Поэтому, полагаю, темами, вокруг которых могли бы сосредоточиться наши силы, являются две: социальная прогностика и рискология. Остро недостает дискуссий и проектов прогностической направленности: куда идем, какие ресурсы для этого надобны и какова будет цена избранной модели развития. До сих пор социологи в основном «замеряли» и «информировали» – сегодня остро нужны прогнозы и сценарии.

3. Когда я говорю о прогнозах и сценариях, я имею в виду прежде всего теоретическую работу, подобную той, которую в свое время выполнили П. Сорокин, Н. Кондратьев, И. Валлерстайн, И. Пригожин, У. Бек. На прошедшем Конгрессе их имена практически не упоминались, хотя именно они предупреждали о неизбежности периодических кризисов капиталистической системы. Российская прогностика в годы реформ благополучно скончалась. В октябре 2008 г. кризис был уже у ворот, но на Конгрессе о нем не упоминали. Сегодня власть, бизнес, коллеги-экономисты и даже математики уже дали свои оценки перспективам кризиса, а мы пока молчим.

4. Целиком разделяю и поддерживаю мысль акад. Г.В. Осипова, М.К. Горшкова, Н.И. Лапина, В.А. Мансурова, всех тех, кто отметил консолидирующую роль прошедшего Конгресса. Теперь, в моем понимании, задача состоит в том, чтобы, не ограничиваясь организационными мероприятиями, направить творческую мысль социологического сообщества в названных и других ключевых направлениях.

5. Почему я говорю именно о них? В разное время В.И. Зубков, С.А. Кравченко, С.А. Красников, А.Е. Мозговая, В.Н. Шубкин, В.А. Ядов и я в их числе пытались развить «теорию общества риска». Не изучение и оценка конкретных рисков – таких работ тысячи, а именно создать некоторую общую теорию, где риск – неотъемлемая часть (и цена) процесса социального развития. Попробовали и отступили, хотя экономическая наука сегодня не может и шага ступить без оценки риска. Более, того наши западные коллеги издают несколько специальных – теоретических и прикладных – журналов по исследованию риска. Однако, «теория общества риска» – системная наука, требующая междисциплинарного подхода, чего так не любят многие мои коллеги. Поэтому и в перечень «гранд-теорий» современности эта теория не вошла, не преподается и не развивается.

6. Следующий ключевой момент: самоорганизация. Никакой кризис не может быть преодолен только регулятивными мерами «сверху». Не случайно аудитории Конгресса, где обсуждались вопросы местных сообществ и низовой самоорганизации, собрали так много народу. Кризис не может быть преодолен из одной точки: нужны совместные усилия центра и «мест», тем более на такой огромной территории, как РФ. Социологи на местах хотят знать, что они могут сделать «здесь и сейчас».

7. В условиях кризиса нам надо думать о сбережении человеческого капитала: как сохранить для социологической науки и педагогики ту молодежь, которая учится в стенах социологических факультетов. Науковеды говорят, что потребность в кадрах в ближайшие 5–7 лет резко возрастет. С другой стороны, молодым специалистам надо выживать сейчас. Не сработает ли наша образовательная система в очередной раз на чужого дядю?

В.В. Радаев прав, когда говорил на Конгрессе: «если мы хотим теснее связать свои интересы с интересами практиков, нам придется учиться работать на предсказательном уровне», учиться «не только описывать прошедшее и настоящее, но и предсказывать будущее…И это прежде всего касается необходимости интеграции трех основных практик внутри социологии: фундаментальных исследований, образования и прикладных исследований и разработок». Надеюсь, что предстоящая конференция по образованию в России обсудит эти проблемы.

8. В этой связи возникает  вопрос: является ли социологическое сообщество частью гражданского общества? Если – да, то наша задача помочь сохранению именно его и прежде всего – малого бизнеса, многочисленных некоммерческих организаций и гражданских ассоциаций. Гражданское общество – наша питательная среда, наш социальный и интеллектуальный ресурс. В своей программе помощи правительство пока ничего не сказало о помощи некоммерческому и общественному сектору. Думаю, что это наша задача, сказать об этом.

9. И последнее: выполнил ли Конгресс свою заявленную цель по отношению к обществу? Если исходить из сказанного, то не до конца. На Конгрессе не было многих публичных фигур от социологии: А. Аузана, О. Крыштановской, Г. Сатарова, А. Ципко и других. Но дело даже не в них – нужен консолидированный прогноз не только о том, как будет развиваться кризис и какие меры для его смягчения необходимы. Нужен ответ, когда, в каких формах и с какими ресурсами начнется, наконец, модернизация, к которой нужно готовиться уже сегодня.

 26.12.08

Обсудить статью в форуме



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [1]:
Александр Назаренко    07.02.2012
А способны ли отечественная социология дать прогноз? Измеряя, описывая, интерпретируя, социологическое сообщество утрачивает дар социального воображения, дар предвидения. Примером может являться та "социальная свежесть", которая подула на нас в декабре прошлого года. Увы, но для нас это стало неожиданностью.