Малообеспеченные в России: Кто они? Как живут? К чему стремятся?

Заключение

 <<назад          

оглавление

                   

 

1. На весенний период 2008 г. по уровню жизни 43% россиян относились к категории малообеспеченных. При этом  выделяется слой собственно малообеспеченных – 27% и слой малообеспеченных, балансирующих на грани бедности – 16% россиян. Для краткого и дифференцированного представления данный слой можно назвать «нуждающимися». В целом малообеспеченные не только характеризуются более низким уровнем заработных плат, но и большей иждивенческой нагрузкой по сравнению с более благополучными слоями населения, что приводит к снижению их душевых доходов. Однако главные отличия в экономическом положении этих групп проявляются не столько в разном уровне дохода, сколько в уровне и качестве их жизни. 

Имущественная обеспеченность представителей малообеспеченных слоев населения более чем скромная, что свидетельствует не только о достаточно низком уровне их жизни, но и об отсутствии у них достаточных ресурсов, которые могли бы компенсировать неожиданное ухудшение их положения, т.е. отсутствии «запаса прочности». Это усугубляется еще и тем фактом, что в последние годы малообеспеченным россиянам пришлось постепенно распродавать имевшееся у них ранее недвижимое имущество – дачи, участки, гаражи, места на коллективных стоянках, т. е. поддерживать свой текущий уровень жизни за счет имевшейся ранее собственности.

В то же время, за последние пять лет доходы малообеспеченных (как, впрочем, и других групп населения) заметно выросли. Возросла и оценка ими своего материального положения, возможностей нормально питаться и одеваться, а также увеличилось и общее количество товаров длительного пользования в их домохозяйствах. Тем самым значительная часть роста доходов малообеспеченных россиян была направлена ими именно на покупку и обновление подобных предметов (учитывая невозможность их обновления в 1990-х годах, это вполне естественно), а остальная часть роста доходов – на улучшение качества питания и одежду.

Однако трем четвертям нуждающихся и более чем половине собственно малообеспеченных россиян не удалось добиться за последние годы каких-либо качественно значимых изменений в своей жизни. При этом наиболее часто встречающееся улучшение в жизни малообеспеченных россиян – это улучшение материального положения, которое, в сущности, все же не привело к качественным изменениям в их жизни, что свидетельствует о консервации их положения на уровне не выше, чем «относительно стабильное выживание».

2. Экономическое поведение малообеспеченных россиян в целом можно охарактеризовать как пассивное. В первую очередь, это связано с тем, что вопрос о свободных деньгах вообще не стоит для большинства как нуждающихся, так и собственно малообеспеченных россиян, и экономически рациональные стратегии распоряжения своими деньгами остаются для них недоступными. Наиболее распространенными способами распоряжения свободными средствами малообеспеченных являются откладывание денег на «черный день», в т.ч. на сберкнижку, и покупка дорогостоящих предметов длительного пользования.

Такие виды кредитования, как ипотека, покупка автомобиля, медицинские услуги, получение образования пока мало распространены среди малообеспеченных слоев населения. Зато они активно используют потребительские кредиты на покупку бытовой техники, мобильных телефонов, компьютеров.

Малообеспеченные россияне чаще всего не прибегают ни к каким действиям, чтобы улучшить свое материальное положение, так как считают это бесполезным. При этом за последние пять лет активность малообеспеченных россиян, особенно тех их представителей, кто балансирует на грани бедности, еще больше снизилась, что имеет под собой объективные основания – не случайно сторонники пассивного поведения сконцентрированы в пенсионных возрастах. Способствовало росту пассивности и сокращение среди малообеспеченных доли имеющих условия для ведения  подсобного хозяйства.

Малообеспеченные россияне достаточно редко используют платные социальные услуги, то есть они не осуществляют инвестиции в себя и своих детей, и за последние годы использование подобных услуг ими снизилось еще больше. Поскольку доступность платных услуг является качественным индикатором уровня жизни, такая динамика свидетельствует об ухудшении качества жизни малообеспеченных россиян в одном из ее важнейших аспектов, и, кроме того, о дальнейшем усугублении разрыва между малообеспеченными и более благополучными слоями населения – разрыва, который проявляется в кардинальных отличиях уровня жизни, возможностей и жизненных шансов, что также свидетельствует в лучшем случае о консервации положения малообеспеченных слоев в российском обществе.

3. Представители нынешних малообеспеченных слоев российского общества изначально находятся в худших стартовых условиях. Они вырастают в менее образованных семьях, в их составе выше доля прошедших первичную социализацию в малых городах и селах. В результате уровень их образования оказывается ниже, чем у представителей благополучных слоев населения. И даже при формально одинаковом уровне образования они имеют разный объем человеческого капитала.

Здесь сказывается ряд обстоятельств. Во-первых, это обуславливается разницей в объеме культурного капитала малообеспеченных и благополучных слоев населения. Во-вторых, различиями реального периода обучения, который скрывается за формально одинаковым его уровнем. Наконец, в-третьих, разный объем их человеческого капитала обусловлен разной активностью этих слоев в непрерывном самообразовании. В итоге малообеспеченные слои населения не просто характеризуются более низким уровнем образования, чем представители относительно благополучных слоев, но и при одинаковом уровне образования – более низким качеством их человеческого капитала, включая освоение таких востребованных рынком труда навыков как владение иностранными языками, компьютером и Интернетом. Причем далеко не для всех малообеспеченных в этих условиях активное освоение новых компетенций оказывается эффективным – ведь количество «хороших» рабочих мест ограничено, а сами представители этого социального слоя изначально находятся в относительно худших стартовых условиях для конкуренции за такие рабочие места. Следовательно, и относительно меньшая, чем у благополучных слоев населения, активность их в  наращивании своего человеческого капитала вполне объяснима.

4. Характер труда (физический или нефизический) не предопределяет принадлежности к малообеспеченным слоям населения. Как показало исследование, 44% малообеспеченых – это рабочие, и две трети из них – рабочие средней и низкой квалификации. Около четверти малообеспеченных составляют специалисты, а остальные – это работники торговли, сферы услуг и служащие.

Работающие малообеспеченные все больше сосредотачиваются в малых городах и селах – если пять лет назад в мегаполисах и областных центрах проживало 44% собственно малообеспеченных и 37% нуждающихся, то сейчас доля их жителей сократилась до 33% и 25% соответственно. При этом 67% собственно малообеспеченных и 75% нуждающихся из числа работающего населения страны сосредоточены в малых городах и селах, хотя доля населения этих городов в общем составе работающего населения составляет около 60%. Это значит, что малообеспеченность в России концентрируется сегодня не столько в слоях, различающихся уровнем своей квалификации, сколько в так называемой «малой России», с ее узким и депрессивным рынком труда, вынуждающим соглашаться на ту работу и зарплату, которую предлагают, и где рáзвитый человеческий капитал в массовом масштабе пока просто не востребован. Альтернатив у населения этих типов поселений практически нет. Гораздо ниже у них и возможности дополнительной занятости, которая могла бы помочь им как-то улучшить ситуацию за счет собственных усилий, что способствует развитию у данной группы населения пессимистических умонастроений и не стимулирует их к каким-то активным действиям.

Факты свидетельствуют, что значительная часть малообеспеченных в крупных городах держится пока «на плаву» и не сползает в бедность только благодаря вторичной занятости, но при любых, даже небольших экономических кризисах, сможет пополнить ряды нуждающихся и бедных. Это говорит о крайней неустойчивости относительной стабильности населения даже в крупных и средних городах. Кроме того, это означает, что основная занятость большинства малообеспеченных не гарантирует им такой уровень жизни, при котором они могут рассчитывать на хотя бы длительное и устойчивое  «относительно стабильное выживание», не говоря уже о благополучии.

5. Среди факторов, ведущих к состоянию малообеспеченности, значительную роль играют социально-демографические неравенства. За последние 5 лет они еще больше усилили свое влияние. В числе этих неравенств, прежде всего, неравенства, связанные с возрастом и состоянием здоровья. При этом пенсионеры являются сегодня самой незащищенной группой российского населения, и наличие их в составе домохозяйств оказывает явное влияние на риск попадания последних в число малообеспеченных.

Как показало исследование, нагрузка несовершеннолетними детьми менее критична, чем нагрузка пенсионерами, если только семья не является многодетной или неполной. Крайний случай этой тенденции – домохозяйства, состоящие только из пенсионеров, которые находятся в самом худшем положении. Очень негативно на положении домохозяйства может сказаться и наличие в его составе хронически больного члена семьи, не имеющего инвалидности 1 или 2 группы.

Заметное влияние на вероятность оказаться в том или ином социальном слое оказывают также тип поселения, где живет человек, тип населенного пункта, где он прошел первичную социализацию, и его миграционная история. И дело здесь не только в том, что жители крупных населенных пунктов изначально имеют бóльшие шансы на относительно высокий уровень жизни. Главное в другом – даже в случае переезда в них миграция может оказаться неэффективной в зависимости от условий первичной социализации. Прохождение социализации в городской среде позволяет адаптироваться к условиям более крупного города при переезде. Для россиян же, прошедших социализацию в сельской среде, миграция в города несет с собой мало какие выгоды.

Важное место среди факторов риска малообеспеченности занимают и особенности социально-экономического развития регионов. При этом если регионы – «точки экономического роста» - характеризуются более высокой долей относительно благополучных слоев населения, то остальные регионы делятся на две группы. Одни из них характеризуются высокой долей малообеспеченных, а другие – высокой долей бедных. Видимо, социальная политика разных регионов в сфере решения проблем бедности и малообеспеченности различается своей эффективностью, что также накладывает свой отпечаток на их социальную структуру.

В целом же можно отметить, что косвенные причины неблагополучия многих социальных групп лежат в плоскости институциональных условий жизни россиян, таких как просчеты реформирования системы здравоохранения, неэффективная политика Пенсионного фонда в обеспечении достойного уровня жизни пожилых, ограничения для определенных групп выхода на рынок труда в целом и отдельные его сегменты. Взять к примеру, отсутствие возможностей для хронически больных неинвалидов к занятию облегченными условиями труда, отсутствие системы адаптации для мигрантов из сел и т.д. Ликвидация этих факторов малообеспеченности - задача органов, реализующих государственную социальную политику, поскольку преодолеть их только за счет системы взаимопомощи среди самого населения невозможно.

6. Включенность в социальные сети является нормой жизни всех слоев российского населения с рождения до старости. При этом на протяжении жизни интенсивность включенности индивида в социальные сети и его статус в них меняется: в начале жизненного пути оказываются важными связи, способные повлиять на выбор и реализацию жизненной стратегии. Затем актуальными становятся те ресурсы, которые отвечают за  темпы индивидуального развития, высоту планки достижения и качество жизни. В пожилом возрасте накопленные связи работают преимущественно в сторону получения натуральных благ и услуг разного вида.

Однако на вектор патронального развития огромное влияние оказывает принадлежность к определенному социальному слою, которая определяет перспективы участия индивида в социальных сетях. Ведь социальная сеть предполагает взаимность обмена товарами и услугами, что, в свою очередь, влечет за собой дифференциацию этих сетей по масштабу и структуре. В результате, степень развитости социального капитала оказывается реальным стратифицирующим критерием в условиях современного российского общества. И специфика малообеспеченных слоев в данной области заключается в том, что они, в массе своей, в отличие от бедных, являются в этих сетях активными и полноправными участниками. В то же время, в отличие от относительно благополучных слоев, их характеризует отсутствие доступа к наиболее дефицитным и важным формам поддержки со стороны их социальных сетей. В итоге, с одной стороны, они ощущают повседневную поддержку ближайшего окружения, но с другой – это тот тип поддержки, который не способен качественно изменить для подавляющего большинства из них их нынешнего положения.

Если же говорить не просто о наличии социального ресурса, но и о его эффективности, то оказывается, что обладатели того или иного его вида сравнительно чаще, чем те, кто его не имеет, добиваются улучшения материального положения, жилищных условий или получают повышение на работе, причем это касается не только благополучных, но и малообеспеченных слоев. Более того – самооценка своего положения в разных сферах теми представителями малообеспеченных слоев, кто имеет социальный ресурс, оказывается более позитивной, а мотивация на достижение успеха в различных областях – более ярко выраженной по сравнению с теми, кто не может рассчитывать на поддержку со стороны родственников или друзей. Иначе говоря, возможность опереться на «дружеское плечо» в решении важных жизненных проблем выливается в более активное поведение и более уверенную оценку своих возможностей этими представителями малообеспеченных слоев населения, независимо от того, используются ли данные социальные связи в реальности.

7. В структуре досуговых предпочтений наших сограждан выявляется заметная склонность к обыденным духовным интересам. Причем, ориентации малообеспеченных на обыденную составляющую досуга выражены значительно больше, нежели среди благополучных россиян.

В качестве общей тенденции последних лет намечается смещение духовных предпочтений россиян от интеллектуальных к обыденным. Малообеспеченные россияне, следуя в этом общем фарватере, отличаются, прежде всего, резким падением интереса к самообразованию.

В сфере реальной досуговой активности россиян за последние годы наблюдается сужение возможностей для полноценного отдыха и рекреации. Причем главное отличие структуры основных типов досуговой активности различных социальных групп связано с неодинаковой ролью в них «активного» типа досуга. Именно здесь проявляется главная специфика в проведении свободного времени представителями разных социальных групп российского населения, среди которых выделяются благополучные слои населения, которые имеют возможности для саморазвития в свободное время. В этом смысле малообеспеченные россияне практически неотличимы от группы бедных. Более того, в последние годы именно среди малообеспеченных россиян наиболее заметно усиление роли простого досуга при одновременном сокращении доли традиционного и активного досуга.

8. В целом динамика социально-психологического состояния россиян носит положительный характер, и их ожидания на будущее характеризуются высоким уровнем оптимизма. При этом для малообеспеченных характерно, в отличие от бедных, превышение доли лиц, имеющих положительную оценку динамики своего положения, по отношению к доле тех, у кого оценка этой динамики носит отрицательный характер, а также довольно высокий уровень оптимизма. В то же время бедные и малообеспеченные находятся все-таки в качественно худшей ситуации, чем благополучные слои, в связи с чем для них характерна более высокая доля эмоционально депривированных  их представителей. Во многом такое состояние объясняет то, что склонность к алкоголизму шире представлена именно в нижних социальных слоях.

Во всех слоях населения высока доля имеющих различного рода страхи. Эти страхи бывают как общими для всех россиян, так и характерными для того или иного социального слоя. Обоснованность этих опасений не всегда подтверждается эмпирическими данными, но есть и страхи, бесспорно основанные на реальном опыте – например, страх не получить необходимую медицинскую помощь даже в случае острой необходимости.

Что касается степени защищенности представителей различных социальных слоев в производственной сфере, то бедные и нуждающиеся имеют качественно отличную от собственно малообеспеченных и благополучных степень защищенности их прав на работе. Кроме того, характеристики их рабочих мест сами по себе хуже. Что же касается степени защищенности их прав в непроизводственной сфере, то данные исследования зафиксировали ошибочность мифа о большей незащищенности от различного рода преступлений бедных слоев населения. При этом благополучные слои в среднем чаще становятся жертвами как  преступлений, так и нарушений их гражданских прав – видимо, потому, что «с них есть, что взять».

Если же говорить о динамике социально-психологической ситуации с 2003 по 2008 год, то ситуация улучшилась практически по всем показателям социально-психологического состояния как россиян в целом, так и малообеспеченных слоев населния.

9. Удовлетворенность малообеспеченных слоев населения собственным статусом за последние годы несколько выросла, хотя доминирующей по-прежнему остается оценка «удовлетворительно». Решающую роль в росте удовлетворенности своим статусом сыграл фактор роста текущих доходов. Однако в основе того, что представители всех социальных слоев все же не вполне довольны своим статусом – разрыв между явно завышенным во всех слоях населения (но особенно у малообеспеченных) уровнем социальных притязаний и самооценками своего нынешнего положения.

Решающую роль при оценке представителями всех слоев своего места на «социальной лестнице» играет их уровень благосостояния и образ жизни. При этом по мере движения от бедных к более благополучным слоям нарастает значимость факторов образования и квалификации, с одной стороны, и престижности и «интересности» их работы, с другой. С этим связано и то, парадоксальное на первый взгляд, обстоятельство, что  во всех слоях населения, даже у бедных, есть заметное число тех, кто относит себя к средним слоям общества, и в обеих подгруппах малообеспеченных, не говоря уже о благополучных, именно они составляют большинство. За этим стоит неготовность подавляющего большинства россиян, особенно работающих и имеющих достаточно высокий уровень образования, согласиться на статус социальных аутсайдеров. Это значит, что быть не только бедным, но и малообеспеченным в России стало стыдно. Тем самым, выдвинутый руководством страны лозунг роста численности среднего класса, как благополучной по уровню жизни части россиян, оказался не просто своевременным – он отразил чаяния подавляющего большинства малообеспеченного населения России, которое именно так и хотело бы видеть свое будущее.

10. Как показало исследование, в жизненных установках россиян из различных социальных слоев обнаруживается больше сходства, чем различий. Это говорит о сохранении внутреннего мировоззренческого единства подавляющего большинства населения страны. В то же время, по ряду вопросов между представителями разных социальных слоев прослеживаются определенные различия, связанные, в первую очередь, с распространенностью в этих слоях так называемых достижительных установок. Малообеспеченные слои характеризуются четкой выраженностью достижительных установок только в той их части, которая обеспечивает наиболее типичную для россиян в целом идеальную модель жизни. Подобная модель может быть описана формулой «любимая работа, счастливая семья, хорошие друзья, чистая совесть и уровень жизни не хуже, чем у других». Эта же модель предполагает хорошее образование, интересную и престижную работу, хорошие отношения между супругами и т.д. В то же время для малообеспеченных не характерны относительно распространенные в благополучных слоях россиян жизненные устремления, направленные на смену своей классовой принадлежности.

Не только для малообеспеченных, но и для большинства россиян в целом, не характерны такие ценности как власть, известность, желание попасть в «статусный» круг или иметь собственный бизнес. Однако динамика ценностей россиян за последние 15 лет говорит о том, что перечисленные ценности постепенно набирают все большее число сторонников, а такая базовая, для подавляющего большинства россиян, сфера их жизни как работа, вполне в логике этих изменений, постепенно теряет свое значение важной формы самореализации и способа общения, приобретая все более инструментальный характер (способ заработка).

Жизненные устремления и ценности россиян накладывают свой отпечаток и на их отношение к людям. Главным, что ценят в людях представители всех социальных слоев, является честность, трудолюбие, ответственность за себя и своих близких. При этом остальные приоритеты у них несколько различаются, и малообеспеченные выступают в этом плане своего рода «мостиком» между благополучными и бедными – для них, как и для относительно благополучных россиян, очень важна степень профессионализма, но, как и для бедных, чувство долга входит в число наиболее ценимых ими качеств.

11. Малообеспеченных россиян по своим поведенческим характеристикам можно разделить на две группы – «молодые малообеспеченные», находящиеся в трудоспособном возрасте, и «пожилые малообеспеченные», приближающиеся к пенсионному возрасту или перешедшие пенсионный возрастной рубеж, составляющие большинство неблагополучных слоев населения.

«Молодые малообеспеченные» относятся к числу наиболее пассивных групп российского общества с точки зрения политического участия, интереса к политике, готовности защищать свои права и интересы. Во многом это связано с тем, что причиной бедности данной части россиян являются не только низкие заработки на основном месте работы, но и специфические семейные проблемы, ограничивающие их жизненную активность. «Пожилые малообеспеченные» относятся к числу групп общества с активностью выше среднего, они в наибольшей степени интересуются политикой и готовы к участию в разного рода политических акциях. Именно они являются наиболее политически консолидированной группой общества, что доказала их активность в период «монетизации льгот».

Несмотря на огромные разрывы в уровне жизни и остроту противоречия между бедными и богатыми, у различных слоев российского общества лишь в незначительной степени присутствует социальная солидарность, осознание собственных групповых интересов, политические установки, ориентированные на решение своих групповых социальных проблем.

Приходится констатировать: политические и общественные институты, призванные обеспечивать защиту прав и интересов различных групп общества, крайне неэффективны, подавляющее большинство малообеспеченных (как и большинство россиян в целом)  не прибегает к их помощи при возникновении тех или иных проблем.

 
 <<назад          

оглавление

                   


полная версия страницы

© 1998-2020. Институт социологии РАН (http://www.isras.ru)