Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Факторная детерминация самоубийств сквозь призму их возрастного профиля



Семенова В.Г., Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Зубко А.В., Михайлов А.Ю., Евдокушкина Г.Н., Запорожченко В.Г.
Факторная детерминация самоубийств сквозь призму их возрастного профиля // Здравоохранение Российской Федерации. 2020. Т. 64. № 5. С. 243-252. DOI: https://doi.org/10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252
ISSN 2412-0723
DOI 10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252
РИНЦ: https://elibrary.ru/item.asp?id=44143022

Размещена на сайте: 15.01.21

Поискать полный текст на Google Academia

Моя книжная полка

Ссылка при цитировании:

Семенова В.Г., Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Зубко А.В., Михайлов А.Ю., Евдокушкина Г.Н., Запорожченко В.Г. Факторная детерминация самоубийств сквозь призму их возрастного профиля // Здравоохранение Российской Федерации. 2020. Т. 64. № 5. С. 243-252. DOI: https://doi.org/10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252
DOI: 10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252
Semyonova V.G., Ivanova A.E., Sabgaida T.P., Zubko A.V., Mikhailov A.Yu., Evdokushkina G.N., Zaporozhchenko V.G. Social and economic determinants of the age structure of mortality from suicide in Russia. Zdravookhranenie Rossiiskoi Federatsii (Health Care of the Russian Federation). 2020; 64(5): 243-252. (In Russ.). DOI: https://doi.org/10.46563/0044-197X-2020-64-5-243-252

Аннотация

Целью исследования является анализ суицидальной смертности в постсоветской России в контексте ее возрастных изменений и факторов, определяющих эти процессы. Материал и методы. Для анализа ситуации использованы данные Росстата за 1989–2018 гг., рассчитанные в системе ФАИСС-Потенциал (Фактографическая аналитическая информационно-статистическая система). Рассмотрены возрастные и стандартизованные (европейский стандарт возрастной структуры населения) показатели по причинам смерти в соответствии с МКБ-10. Результаты. В период кризисов возрастной профиль суицидальной смертности характеризуется выра- женной гендерной спецификой. В мужской популяции — это плато сверхсмертности в трудоспособных возрастах с локальным (а иногда и абсолютным) максимумом в 50–59 лет, причем различия с некризисными периодами определяются прежде всего молодыми трудоспособными возрастами. В женской популяции «кризисный» возрастной профиль суицидальной смертности характеризуется устойчивым восходящим трендом без выраженных максимумов. Обсуждение. Об объективности проблемы недоучета суицидальной смертности свидетельствует сопоставление данных регионов по уровню смертности от официально зарегистрированных самоубийств и латентных суицидов (повешений, падений/прыжков с высоты и лекарственных отравлений). Полюсные группы этих регионов являются зеркальными — регионы с низкой смертностью от самоубийств характеризуются высокой латентной суицидальной компонентой. Выводы. Динамика смертности от суицидов в постсоветской России определялась происходящими в ней социально-экономическими изменениями. Социальная детерминация суицидальной смертности находит отражение в ее возрастном профиле: существенном возрастании риска суицида в трудоспособных возрастах в кризисные периоды и сохранении сверхсмертности трудоспособного населения в неблагополучных по продолжительности жизни территориях даже во внекризисные периоды, а в структуре смертности от суицидов в пожилом и старческом возрастах наблюдается противоположная картина. Общие закономерности детерминации возрастного профиля смертности от самоубийств искажаются ее недоучетом.

Ключевые слова:

суициды возрастной профиль суицидальной смертности латентные суициды факторная детерминация самоубийств suicide age structure of suicide mortality latent suicide suicide determinants

Оглавление

Рубрики:

Социология медицины



Возможно, вам будут интересны другие публикации:



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: