Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Журнал: Социологический журнал

Артамонова А. В.
Траектории формирования российской семьи: изменения и факторы, их определяющие

DOI: https://doi.org/10.19181/socjour.2018.24.2.5847

Артамонова Алена Вячеславовна
НИУ ВШЭ; Университетский Институт Лиссабона (Португалия)
магистр социологии (НИУ ВШЭ),студент магистратуры, Университетский Институт Лиссабона (Португалия)

Моя книжная полка

        > отложить
      >> посмотреть свою книжную полку
 

Полный текст

Открыть текст

Ссылка при цитировании:

Артамонова А. В. Траектории формирования российской семьи: изменения и факторы, их определяющие // Социологический журнал. 2018. Том. 24. № 2. С. 110-134.
DOI: https://doi.org/10.19181/socjour.2018.24.2.5847

Рубрика:

СОЦИОЛОГИЯ СЕМЬИ

Выражение признательности

в ходе исследования № 16-05-0011 «Разработка и апробация методик анализа демографических последовательностей» в рамках Программы «Научный фонд Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” (НИУ ВШЭ)» в 2016 г.

Аннотация:

В последние десятилетия демографы наблюдают изменения жизненного пути индивида в сфере формирования семьи. Данная работа посвящена анализу положения России на оси модернизации семьеобразующего поведения, выявлению траекторий формирования российской семьи, изучению их распространенности среди поколений россиян, родившихся с 1935 по 1984 г., поиску факторов выбора траекторий. В ходе анализа матримониального поведения в 11 европейских странах, данные о которых доступны в рамках второй волны (2006–2009 гг.) международного обследования «Поколение и гендер» (Generations & Gender Programme, GGP), продемонстрировано, что Россия не отстает от общих тенденций. Они заключаются в увеличении среднего числа партнеров в течение жизни, систематическом уменьшении доли людей, выбирающих брак, повышении доли одиноких, снижении числа вторых браков, вытесняемых сожительствами. С помощью кластерного анализа на данных панельной части трех волн обследования «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе» (РиДМиЖ), которое является частью международной программы «Поколение и гендер», были выявлены девять траекторий. Первая — «ранний прямой брак, рождение ребенка» является самой распространенной. Вторая — «поздний прямой брак, рождение ребенка» отличается от первой возрастом наступления событий. Более 60% представителей советских поколений россиян следовали этим двум траекториям. В случае молодых поколений они были потеснены моделями формирования семьи, где браку и рождению ребенка предшествует незарегистрированный союз, а также траекторией «сожительство, рождение ребенка». Частоты встречаемости остальных четырех траекторий статистически значимо не различаются для выбранных поколений. Мультиномиальная логистическая регрессия показала, что тип населенного пункта, уровень образования, возраст отделения от родителей и начала работы, пол, поколение и матримониальный опыт родителей связаны с выбором траектории формирования семьи.

Ключевые слова:

жизненный путь; демография; поколения; второй демографический переход; траектория формирования семьи; брак; сожительство; деторождение

Литература:

  • Антонов А.И., Грудина Т.Н. Снижение социальных установок на число детей в российской семье (по данным социолого-демографических исследований Москва-1976, Россия-2000 и Россия-2014) // Экономические стратегии. 2015. № 5–6. C. 80–87.
  • Артамонова А.В., Митрофанова Е.С. Сожительства в России: промежуточное звено или легитимный институт // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2016. № 1. C. 126–145. DOI: 10.14515/monitoring.2016.1.04
  • Демографическая модернизация России, 1900–2000 / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: Новое издательство, 2006. — 608 с.
  • Захаров С.В. Перспективы рождаемости в России: второй демографический переход // Отечественные записки. 2005. № 3 (24). C. 124–140.
  • Захаров С.В., Исупова О.Г. Брачность и брачное состояние // Население России 2012: двадцатый ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А.Г. Вишневский. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2014. C. 57–98.
  • Исупова О.Г. Российские консенсуальные союзы начала XXI века (по данным международного сравнительного исследования) // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2015. № 2 (126). C. 153–165. DOI: 10.14515/monitoring.2015.2.10
  • Левада Ю.А. Поколения XX века: возможности исследования // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001. № 5 (55). С. 7–14.
  • Синельников А.Б. Брачность и рождаемость без двойных гендерных стандартов // Демоскоп Weekly. 2017. № 725–726 [электронный ресурс]. Дата обращения 13.06.2018. URL: .
  • Elzinga C., Liefbroer A. De-Standardization of Family-Life Trajectories of Young Adults: A Cross-National Comparison Using Sequence Analysis // European Journal of Population / Revue Europ?enne de D?mographie. 2007. No. 23. P. 225–250.
  • Gault-Sherman M., Draper S. What will the Neighbors Think? The E?ect of Moral Communities on Cohabitation // Review of Religious Research. 2012. No. 54 (1). P. 45–67.
  • Gerber T., Berman D. Entry to Marriage and Cohabitation in Russia, 1985–2000: Trends, Correlates, and Implications for the Second Demographic Transition // European Journal of Population Review. 2010. No. 26. P. 3–31.
  • Hajnal J. European marriage patterns in perspective // Population in history: Essays in historical demography / Ed. by D.V. Glass, D.E.C. Eversley. London: Edward Arnold, 1965. P. 101–143.
  • Isupova O., Perelli-Harris B., Mynarska M., Berrington A., Evans A., Keizer R., Klaerner A., Berghammer C., Lappeguard T., Vigholi D. Towards a new understanding of cohabitation: Insights from focus group research across Europe and Australia // Demographic Research. 2014. No. 31 (34). P. 1043–1078.
  • Kaa D.J. van de, Lesthaeghe R. Two Demographic Transitions? // Bevolking — Groei en Krimp, Mens en Maatschappi. [Population: Growth and Decline.] / Ed. by D.J. van de Kaa, R. Lesthaeghe. Deventer: Van Loghum Slaterus, 1986. P. 9–24. (In Dutch)
  • Mills M. Stability and change: the structuration of partnership histories in Canada, the Netherlands, and the Russian Federation // European Journal of Population. 2004. No. 20. P. 141–175. DOI: 10.1023/B:EUJP.0000033862.83081.ad
  • Mills M., Blossfeld H. The Second Demographic Transition Meets Globalization: A Comprehensive Theory to Understand Changes in Family Formation in an Era of Rising Uncertainty // Life Course Research and Social Policies. 2013. No. 1. P. 9–33.
  • Mills M., Lesnard L., Potarca G. Family Formation Trajectories in Romania, the Russian Federation and France: Towards the Second Demographic Transition? // European Journal of Population. 2013. No. 29. P. 69–101.
  • Pereiro T., Pace P., Didonna M. Entering frst union: the choice between cohabitation and marriage among women in Italy and Spain // Journal of Population Research. 2014. No. 31. P. 51–70. DOI: 10.1007/s12546-014-9123-7
  • Perelli-Harris B., Lyons-Amos M., Changes in partnership patterns across the life course: An examination of 14 countries in Europe and the United States // Demographic Research. 2015. No. 33. P. 145-178. DOI: 10.4054/DemRes.2015.33.6
  • Vishnevsky A. Family, Fertility, and Demographic Dynamics in Russia: Analysis and Forecast // Conference Proceedings Russia’s Demographic “Crisis”, RAND. 1996. P. 1–36.
  • Zakharov S., Puur A., Rahnu L., Maslauskaite A., Stankuniene V. Transformation of partnership formation in Eastern Europe: The legacy of the past demographic divide // Journal of Comparative Family Studies. 2012. No. 43 (3). P. 389–417

Содержание выпуска

>> Содержание выпуска 2018. Том. 24. № 2.
>> Архив журнала



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: