Институт социологии
Российской академии наук

Комментарий Олега Яницкого к докладу проф. А.А. Галкина

Комментарий Олега Яницкого к докладу проф. А.А. Галкина 15.02.12 на заседании Ученого Совета ИС РАН «К текущим  событиям в России: динамика общественного сознания как фактор качественных перемен»

Тезисы доклада. А.А. Галкин. «К текущим  событиям в России: динамика общественного сознания как фактор качественных перемен»

Я не вижу необходимости комментировать доклад детально. Он сделан на весьма актуальную тему, которая мало обсуждается в российской социологической литературе, несмотря на события за окном. К главным достоинствам доклада, как мне представляется, относятся:

  1. его междисциплинарность, в частности, социально-исторический подход, который все еще редок в наших работах. Хотелось бы только большей детализации этого подхода в глобальном контексте, тем более что это уже была сделано докладчиком еще 10 лет назад в книге «Государство и общество в условиях глобализации: взгляд слева»;
  2. постановка вопроса о роли общественного сознания, что является гораздо более глубокой и теоретически мало разработанной в социологии категорией, чем понятие общественное мнение;
  3. актуализация проблемы соотношения центра и периферии, которая стала сегодня острой геополитической проблемой;
  4. не менее важна постановка проблемы о противостоянии государства и части гражданского общества, включающей проблему «запроса общества» к существующей политической системе и ее ответа на него;
  5. докладчик подчеркивает важность морально-этических категорий, а именно, принципа равенства и справедливости;
  6. замечание (или пожелание) у меня к тексту доклада только одно: все сказанное в нем хотелось бы положить на музыку «сетевого подхода».

Поскольку доклад посвящен текущим событиям в России, я хотел бы кратко познакомить моих уважаемых коллег с тем, как западные социологи интерпретируют политические события, подобные тем, которые происходят сегодня у нас в России. Вот три наиболее распространенных интерпретации или модели подобных событий:

  • Первая, называемой диффузной, модель предполагает, что «цветные революции» оказывают воздействие на другие общества. Получается эффект домино, что мы видели в Северной Африке. Здесь ключевая роль отводится распространению идеи ненасильственного изменения электорального процесса. Что мы наблюдаем сегодня у нас;
  • Вторая модель основывается на концепции баланса сил государства и гражданского общества. Сила протестных движений напрямую зависит от репрессивной мощи государства и от ресурсов, находящихся в его распоряжении. Протестные движения побеждают, прежде всего, в авторитарных режимах с ограниченными финансовыми ресурсами;
  • Третья модель может быть названа микро-социологической, поскольку она подчеркивает личностные мотивы участия в протестных акциях для понимания «электоральных революций». Модель предполагает, что в каждой стране конкретный индивид имеет свои резоны быть недовольным политикой правительства. Но массовый протест завершается «электоральной революцией» только тогда, когда индивиды уверены, что вместе они смогут противостоять мощи государственной машины.

Как мне представляется, к периоду массовых протестов в России в период 2011-12 гг. применимы, по крайней мере, частично, все три обозначенных выше подхода.

Несомненно, общая атмосфера распространения «цветных революций» по всему миру сыграла в нашем обществе мобилизующую роль, как в отношении государства, так и гражданского общества, хотя и косвенную.

Возможна и вторая интерпретация, поскольку нынешний режим лишь «точечно» репрессивный в отношении тех, кто представляет ему прямую угрозу (например, запрещенная партия национал-большевиков).

Но наиболее адекватна нашей ситуации третья концепция. Во-первых, потому что российское общество за прошедшие 25 лет стало сильно индивидуализированным, и каждый гражданин оценивал риск участия в каждом из митингов протеста самостоятельно. Во-вторых, молодое поколение протестующих не знало того страха, который все еще жил в умах старшего поколения. В-третьих, огромную роль сыграл эмоциональный фактор. Российские социологи настолько уверовали во всемогущество рынка и его социологических дериватов (процентов, рейтингов, рангов и т.п.), что забыли о другом сильном мотиве и одновременно ресурсе массового протеста: нравственном, социально-психологическом, эмоциональном.



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: