Институт социологии
Российской академии наук

Самосохранительная медицина и растерянные пациенты

Самосохранительная медицина и растерянные пациенты

Яницкий О.Н.

Почти 150 лет назад великий русский учёный Николай Иванович Пирогов сказал, что будущая медицина должна быть сохраняющей человека. За точность фразы не ручаюсь, но смысл был именно таким: медицины сохраняющей, сберегающей человека и его здоровье. А, значит, социально ответственной. Такому человеку можно верить, потому что он был не только основателем военно-полевой хирургии, учёным, анатомом и педагогом, но и человеком, пытавшимся повернуть организацию всей русской медицинской службы XIX века именно в сторону предупреждения болезней и сохранения жизни людей.

Сегодня социальная медицина и медицинская социология стремятся подойти к проблеме здоровья нации с другой стороны: научить (или заставить) человека быть ответственным за свое здоровье. Ключевой слоган здесь его самосохранительное поведение. Действительно, число курильщиков и пьющих почти не сокращается, число наркоманов угрожающе растет и т.д. Так что поле для законотворчества и санитарного просвещения здесь необозримое.

Однако население страны стареет и, следовательно, всё чаще и серьезней болеет. Коренной вопрос в том: может ли пожилой человек действительно вести самосохранительный образ жизни? Для ответа на этот вопрос попробуем спуститься с небес на землю и посмотреть на эту проблему с позиций «социологии повседневности» (подход тоже весьма распространенный не только в социологии, но и других общественных науках). Для этого не нужно никаких масштабных социологических исследований, достаточно просто поставить эксперимент на себе.

Вот простые расчеты. В течение дня я обычно принимаю 8-10 различных лекарств, прописанных мне лечащих врачом поликлиники. И, может быть, ещё 1-2, в зависимости от состояния здоровья. То есть я обычный пожилой хроник, которых в стране миллионы. Это – «типичный случай».

Возьму для примера только одно, весьма распространенное лекарство, панангин, который рекомендуется при разных формах сердечной недостаточности. Лекарство, которое отпускается без рецепта и систематически пропагандируется в наших СМИ.

В разделе «побочное действие» прилагаемой к этому лекарству инструкции указывается, что «возможны тошнота, рвота, диарея, неприятные ощущения в поджелудочной области, атриовентрикулярная блокада, пардоксальная реакция (увеличение числа экстрасистол), гиперкалиемия (тошнота, рвота, диарея, парастезии), гипермагниемия (покраснение лица, чувство жажды, снижение артериального давления, гипорефлексия, угнетение дыхания, судороги).

Чтоб избежать хотя бы самых тяжелых последствий приема этого препарата (рвота, угнетение дыхания, судороги и т.д.) я должен периодически консультироваться (а лучше находиться под неустанным наблюдением), по крайней мере, 10 узких специалистов (кардиологов, пульманологов, гастроэнтерологов и т.д.). Множим 10 «возможных последствий» на десять принимаемых мною ежедневно лекарств и получаем цифру 100. Сто специалистов должны ежедневно контролировать состояние моего здоровья, что абсолютно невозможно ни с какой точки зрения здравомыслящего человека! И это для меня, жителя столицы, знающего с детства медицинский мир. А что же делать человеку, живущему в среднем или малом городе, а особенно – на селе?

На мой взгляд, современная медицина, достигнув на уровне теории и практики нескольких специализированных центров высочайших высот, по мере её приближения  к повседневным нуждам рядовых граждан сама становится всё более самосохранительной, отделенной от этих людей частоколом бюрократических правил и инструкций, подобных процитированной мною выше.



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: