Институт социологии
Российской академии наук

Юбилей ЮНЕСКО

Яницкий Олег Николаевич, Институт социологии РАН

В 2015 г. ЮНЕСКО, эта крупнейшая международная правительственная организация, отмечает свой 70-летний юбилей. В РФ есть ее самые разные организации: представительские (Постоянное представительство России при ЮНЕСКО), Бюро ЮНЕСКО в Москве, многочисленные кафедры ЮНЕСКО по всей России и другие.

Возможно, я что-то упустил, но российские социологи как-то не очень активно отреагировали на эту дату. Все-таки вся наша международная деятельность осуществляется, главным образом, по трем каналам: через Российское общество социологов, Сообщество профессиональных социологов и, конечно, по линии отдельных исследовательских проектов. Между тем, в ЮНЕСКО есть крупнейшая международная организация, объединяющая социологов и других гуманитариев. Называется она Международный совет социальных наук (“International social science council”). Однако специфика деятельности ЮНЕСКО в том, что она преимущественно развивает междисциплинарное сотрудничество и проекты. Уже много лет успешно работает программа ЮНЕСКО «МОСТ» (Управление социальными преобразованиями), в частности эта программа нацелена на регулирование процессов урбанизации и совершенствование муниципального управления. ЮНЕСКО также осуществляет множество проектов на местах, организует консультирование местных политиков и активистов, создает сети междисциплинарного сотрудничества, развивает базы данных и т.д. Впрочем, обо всем этом можно прочитать в Интернете. Я же попробую оценить, что дало моим коллегам и мне лично сотрудничество по программам ЮНЕСКО.

Два предварительных замечания. Первое: я никогда не работал в этой организации на штатной основе, хотя такая возможность была. Помимо семейных обстоятельств, мне казалось, что обособление от своей страны на 4 или 8 лет (таковы были обычные сроки работы там) необратимо изменяет психику человека. Говорю об этом уверенно, потому что в научной организации, в которой я работал в советское время, был чиновник ЮНЕСКО высокого ранга, который периодически возвращался в СССР. А потом снова уезжал в Париж. Это не значит, что он стал хуже или лучше, это значит, что он стал другим. Второе: чтобы работать там, надо было быть подготовленным здесь. К счастью, работа в Институте международного рабочего движения АН СССР такую подготовку мне дала. Но это была только минимальная подготовка, а дальше там надо было пускаться в «свободное плавание» на свой страх и риск. К тому же, труд в семье (в течение 15 лет я был медбратом при тяжелобольном отце) кое-чему меня научил. Семейный «тренинг» не менее важен, чем «мозговой штурм».

Итак, во-первых, пребывание в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже означало, что человек попадает в некий «плавильный котел». После нашей, в общем, однообразной работы в СССР к такому «многоголосию» трудно было привыкнуть. И дело не только в том, что ты попадал в этакий международный вокзал или аэропорт – там каждый ждал своего поезда или самолета. А в том, что надо было быть готовым к самым неожиданным контактам. И если ты ходил в кулуарах очередной конференции с неприступным видом (как мы тогда говорили, с «каменной мордой»), то вокруг тебя быстро образовывался интеллектуальный вакуум. Однажды судьба меня свела с африканским философом из страны, в которой не было письменности. Как я должен был с ним разговаривать??? В другой раз ко мне подошла незнакомая дама, предложила присесть и пояснить ей, чем обоснована моя критика в ее адрес? В руках она держала мою статью 3-хлетней давности, написанную на русском языке, о которой я и думать забыл, а ей ее быстро перевели. А вопросы были на канадском английском. И она не очень-то задумывалась, понимаю ли я ее беглую речь.

Во-вторых, работа в ЮНЕСКО, постоянная или временная, – это вынужденное пребывание в многонациональной и междисциплинарной среде. Ничто так хорошо не «научает», как практическая необходимость находить общий язык с представителями самых разных общества и дисциплин. Причем без «раскачки», справочников и других возможностей с кем-то посоветоваться. Да, бывали и промахи, но в итоге плюсов всегда было много больше, чем минусов. Такая мобилизационная готовность не только была вообще полезна, но потом откладывалась в сознании как некоторый набор универсальных приемов междисциплинарного общения. Вообще, о мобилизации сил и навыков можно рассказать очень много. На одной из конференций, мой хороший коллега из Чехословакии неожиданно попросил меня переводить его устную речь на английский. «Я же не знаю чешского языка», закричал я. «А я тебе буду переводить основное содержание на польский, а ты уже – на английский!». Кое-как я польский тогда знал, но чтоб вот так, с ходу переводить его сбивчивую речь? Удивительно, но в сознании стали вдруг всплывать какие-то слова и выражения, которые я никогда не употреблял раньше.

В-третьих, когда я понемногу освоился, на меня навалилась работа в качестве председателя программного комитета одной из международных конференций, которая состоялась в 1984 г. в Суздале. Наверное, это было самым сложным «заданием» в моей профессиональной карьере: надо было согласовывать требования советских чиновников от науки и пожелания иностранных участников. Когда я говорю «чиновников», я имею в виду некоторых работников Государственного комитата СССР по науке и технике. Потому что работников Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО, с которыми я сотрудничал в течение всех 15 лет, чиновниками назвать никак не могу. Виталий Дмитриевич Сухов и Владимир Николаевич Смирнов, как и многие другие работники этой Комиссии, были моими товарищами, у которых я многому научился и которым я благодарен за науку и по сей день.

В-четвертых, пришло время «пробивать» свой исследовательский проект. Я задумал его как международный, но для этого нужны были огромные средства. И согласие постпредств 16-ти стран, ученых которых я хотел бы видеть в этом проекте, для чего надо было обращаться в каждое постпредство. Вот здесь тамошние мои коллеги не решились мне помогать. Говорили, «смотри, партбилет положишь». Но я все же рискнул…, и проект стал двигаться. Вторая, финансовая проблема, была не менее сложной. Только благодаря знаниям и настойчивости названных выше коллег из Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО эта организация дала деньги. Наконец, многие авторы очень интересных проектов присылали свои статьи на национальных языках, и т.д. и т.п.

Наконец, именно там я научился писать статьи по международным стандартам. И соответственно, искать и цитировать нужный материал. А главное, обозрев соответствующую литературу, грамотно сформулировать предмет и метод своего исследования. Ну и, конечно, встречи и контакты пополняли мою библиотеку…

26/10/2015



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: