Институт социологии
Российской академии наук

К 50-летию Дружины охраны природы биофака Московского университета

О.Н. ЯницкийО.Н. Яницкий, Институт социологии РАН.

 

 

К 50-летию Дружины охраны природы биофака Московского университета

Сегодня отмечается полувековой юбилей существования Дружины охраны природы биологического факультета МГУ (ДОП биофака МГУ), уникального явления не только в истории экологического движения, но и в истории нашего общества. Удивительно, что его история до сих пор не написана.

Я считаю его уникальным прежде всего потому, что сам факт существования ДОП в течение пятидесяти лет, ее сохранения на переломе эпох, когда менялось буквально все, представляется мне уникальным. Во всяком случае я не знаю ничего подобного в истории других стран.

Во-вторых, потому что Дружина возникла именно как студенческая организация – факт для советской истории тоже весьма редкий, если не исключительный. Конечно, наличие такой профессиональной среды как биологический факультет МГУ немало способствовало возникновению и поддержанию Дружины (я называю это порождающей средой). И это действительно так, потому что у Дружины были кураторы из числа преподавателей и бывших дружинников. Но менялся состав и тех, и других, а Дружина продолжала существовать.

В-третьих, Дружина как студенческое братство продолжала лучшие традиции русского университета как социального института, где высоко ценились свобода, доверие и взаимопомощь, где культивировались принципы общего блага и гражданской ответственности. Возможно, когда Дружина возникла, ее молодые члены и не подозревали, что они «стоят на плечах великих», но ценность российской университетской культурной традиции в том и заключалась, что принципы профессионализма, заботы об общем благе и активная гражданская позиция были основой этого молодежного социального движения даже в годы авторитаризма.

В-четвертых, у создателей Дружины была своя «референтная группа»: Московское общество испытателей природы (МОИП) и круг профессионалов-граждан, боровшихся за ее сохранение. Вообще, эта борьба не прерывалась ни в гражданскую войну, ни в годы тоталитаризма, ни авторитаризма.  Дуглас Вайнер, американский историк, знаток истории экологического движения в России/СССР считал, что оно выжило в условиях тоталитаризма потому, что власть не воспринимала его как политических оппонентов, а видела в его представителях «чудаков». Не могу с ним согласиться: слишком много защитников природы превратилось в «лагерную пыль». Борьба за охрану природы имела в российской и советской истории весьма высокую человеческую цену.

В-пятых, организаторам Дружины и ее первым командирам и комиссарам удалось соединить высокие идеалы и нацеленность дружинников на практические дела. С одной стороны, «выезды», рейды и другие формы ее работы были продолжением учебного процесса, с другой – уроками гражданственности, поскольку дружинники периодически вступали в конфликт то с местным населением, то с властью, то с собственным университетским партийным и комсомольскими начальством. На этом, втором (внутреннем) фронте борьбы Дружина, не без потерь, компромиссов и временных отступлений, в конечном счете тоже победила, завоевав относительную автономию в университетской административной иерархии. Сегодня бывшие дружинники одновременно высокие профессионалы и самые практические люди: сама жизнь заставляет их знать все больше и уметь разговаривать на языке политики. Фактически, большинство из бывших дружинников уже давно стали публичными фигурами.

В-шестых, уникально то, что это братство не замкнулось в себе. Напротив, едва возникнув, оно начало развиваться структурно, создавая все новые программы и направления своей деятельности, и расширяться, сначала в рамках университета, а потом и далеко за пределами Москвы. Уже не один десяток лет Дружина работала по программам «Флора», «Фауна», «Выстрел», «Заказники» и «Трибуна». Да, поначалу она анонсировала себя как помощника органов охраны природы и соответствующих общественных организаций. Но постепенно стала выдвигать собственные цели. А в годы перестройки и позже, бывшие дружинники стали членами международных природоохранных организаций.

В-седьмых, ДОП МГУ пожалуй первое в СССР социальное  движение, имевшее сетевую структуру в пору, когда не было не только интернета, но и факсов. Это была сеть человеческих и организационных связей, постепенно распространявшаяся по всей стране. Насколько важен был «человеческий фактор» в строительстве этой сети видно по одному только примеру. Молодой командир Дружины Евгений Симонов руководил ею, находясь на срочной службе в армии. Да как руководил! Почти ежедневно он писал письма коллегам-дружинникам, запросы в прокуратуру и другие органы советской власти. Эта сеть, расширившись (возникли экологические комиссии, центры документации и информации, координационные и методические центры), помогла экоактивистам заблокировать ряд природоразрушительнх проектов, включая проект переброски части стока сибирских рек на Юг., а в 1991 г. – собрать силы в защиту Белого Дома. Даже когда возникли боле крупные общественные природоохранные организации, они строились по сетевому принципу. Этот сдвиг имел принципиальное значение: он обеспечил переход от борьбы с нарушителями закона к диалогу с обществом, включая тех, кто был весьма далек от экологических проблем.

В-восьмых, ядро Дружины инициировало в 1988 г. создание  крупнейшей общесоюзной (а позже и международной) природоохранной организации – Социально-экологического Союза. Когда в России начали действовать филиалы таких международных организаций, как Всемирный фонд охраны дикой природы и Гринпис, то их ядро составляли бывшие члены ДОП МГУ и других университетов. Фактически, эти организации стали лидерами экологической модернизации страны и бороться за ее реализацию в условиях становления дикого капитализма в России. Сегодня, в год засухи и лесных пожаров, подтвердилась правота бывших дружинников, в течение многих лет боровшихся против принятия нового Лесного кодекса (2007), фактически разрушившего институт охраны природы в России. Это вынуждены признать сегодня власть предержащие.

В-девятых, бывшие члены ДОП, повзрослев, не теряли с нею связи. Более того, они породили множество «ответвлений», то есть самостоятельных программ, одной из наиболее известных является программа «Экополис». Другие стали лидерами региональных отделений Социально-экологического Союза или таких крупнейших природоохранных организаций, как «Дронт» в Нижнем Новгороде. Даже те, кто работал в государственных и муниципальных природоохранных учреждениях, никогда не теряли связи с дружинным сообществом, а иные совмещали работу в государственном учреждении и местной экоНПО. Наконец, некоторые бывшие дружинники взвалили на себя тяжелую ношу просвещения нашего бизнеса, обучения его работе по международным стандартам.

В-десятых, менялось время – менялись и лозунги движения. Сначала: «Если не мы, то кто же?», потом «Мы, профессионалы, знаем лучше». Когда же экологическая политика развалилась, пришлось «идти в народ», познавать его проблемы и и выражать его требования на языке публичной политики, возник другой лозунг: «защита конституционных экологических прав граждан». То есть была осознана неизбежность политизации экологического движения, что и подтвердили события жаркого лета 2010 г. Как мне представляется, сегодняшняя ДОП МГУ еще не вполне осознала эту необходимость, для нее проблема самоопределения вновь является актуальной. 

В заключение скажу, что дружинное движение выдвинуло ярких лидеров, которые остаются таковыми и по сей день. Приведу результаты собственного исследования феномена этого лидерства 25-летней давности. Вот «десять заповедей», которые, несмотря на их юношеский максимализм, важны тем, что отражали требования к лидеру ДОП изнутри ее собственной среды:

«1. Не зазнаваться, изучать и учитывать опыт предшествующих лидеров своей и других дружин охраны природы (ДОП). Ни в коем случае не принимать решений единолично, не закапываться в мелочи, разрабатывать план (действий) и работать в соответствии с ним.

2. От лидера, его профессиональных склонностей зависит и направление работы ДОП и ее успех. Лидер должен быть внутренне взрослым, хорошо организованным человеком, занимать определенно положение в ДОП.

3. Лидер должен подчинять свои  интересы интересам дела, внимательно изучать опыт «стариков» (то есть дружинников, уже вышедших из студенческого возраста – прим. О.Ян.), не отбрасывать его, но и не бояться спорить с ними. С другой стороны – не впадать  в амбицию по отношению ко вновь пришедшим в ДОП, не разбрасываться людьми. Помнить, что ты – «среди равных», и обязан быть для других самым надежным, умным и оптимистичным, чего бы тебе это ни стоило! Изгонять тех, кто создает видимость работы, не терпеть нарушителей дисциплины.

4. Надо предоставлять большую самостоятельность членам движения. Штаб ДОП – это совет, где воспитывается эта самостоятельность. Пусть учатся принимать решения сами. «ДОП кончается там, где начинается возможное. Нужна постоянная практика преодоления, напряжения, делания того, что никогда не делали другие».

5. Лидер ДОП должен постоянно поддерживать в себе способность к максимальной самоотдаче, освобождать максимум времени для работы в ДОП, уметь настраивать членов Дружины на работу.

6. Лидер ДОП должен постоянно искать себе преемника поддерживать постоянный контакт с членами ДОП, информировать их (то есть реализовывать их право знать). «Если бы я стал командиром ДОП, я бы уволился с работы».

7. Лидер должен уметь выбрать и поставить задачу, затем – организовать ее решение. Он должен быть уверенным в себе, обладать способностью отстаивать сове мнение, способностью требовать от себя и от других (но без мелочных придирок), уметь общаться с людьми разных  характеров.

8. Необходимые качества лидера: абсолютная порядочность! Абсолютно отсутствие карьерных устремлений! Отзывчивость, преданность делу! Способность к критическому анализу собственных действий!  Инициативность и настойчивость. Терпеливость и вежливость.

9. Профессиональные качества лидера (то есть биологические и другие знания) – не в первую очередь. Для лидера важны прежде всего характер, выносливость, коммуникабельность, уменье обходиться без крайностей. Лидер должен в какой-то степени быть педагогом, психологом.

10. Лидеру нужны ум, обаяние, независимость суждений, а также чувство справедливости. Лидер должен уметь поставить подчиненного вровень с собой, чтобы тот видел логику действий лидера, а не только слышал голос его эмоций».

Этот набор императивов, предъявленных членами Дружин своим лидерам, я квалифицирую как концентрат молодежной профессиональной (природоохранной) субкультуры. Впрочем, вот что говорили они сами: «Мы делали общее дело, дружили, путешествовали и учились. Не будет преувеличением: Дружина стала для нас школой жизни», демократии, школой единства и взаимопонимания, «школой уважения к суверенитетам: для достижения успеха членам дружинного движения нужно было научиться понимать друг друга. Школой борьбы: начиная с браконьеров и кончая органами власти. И настоящей школой дружбы» (Краснова, 2001). Сегодня, когда Россия все чаще попадает в перекрестие транснациональных ресурсных войн и власть вынуждена идти на компромиссы, эти качества защитников природы, воспитанных Дружиной, особенно ценны.

Сегодня Дружине предстоит нелегкий выбор. Или она, объединяясь со студентами Европы, борется за социальные права студентов. Или же она движется в сторону создания «экологического интернационала». Мое мнение: место Дружины – в рядах этого зеленого интернационала.

Но в любом случае сегодня ДОП биофака МГУ должна политизироваться, иметь доступ к СМИ, участвовать в политическом диалоге, который идет в стране. Как показала история с Химкинским лесом, экология – часть большой межгосударственной политики. Может быть, если бы ДОП сыграла роль WikiLeaks’a, то есть заранее информировала бы общество об экологических и социальных последствиях этого проекта, этот лес удалось бы сохранить.

 

10.12.2010



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: