Институт социологии
Российской академии наук

Всеобщее избивательное право

Всеобщее избивательное право

Олег Яницкий

 

Мир быстро катится назад по лестнице человеческой эволюции. Египет, Алжир, Мали и далее везде. Ни одна из революций арабской весны не закончилась шагом в сторону демократии и уважения к правам личности. То же можно сказать о динамике на постсоветском пространстве. Даже доисторический человек не убивал своего соседа просто так. Даже в примитивных обществах людей не убивали из любви к искусству. Да, в архаических обществах существовали ритуалы приношения людей в жертву высшим силам. Позже, жестоко наказывали и казнили, но на это существовали выработанные обществом правила и нормы. Конечно, были и разбойники, и  корсары, и наемные убийцы и отравители. Напомню, что в те времена большинство людей имели при себе оружие.

Но вот чтобы, так как сегодня, выбрасывать маленьких детей из окна городской многоэтажки или в пьяном угаре убивать подряд жену и малолетних детей, чтобы на улицах городов пьяные водители давили всех подряд, чтобы были такие средоточия насилия и убийств как Кущевка или Согра, такого еще не было. Причем почти любое насильственное действие совершалось не просто так, а со словами: «Сейчас я его уделаю!» Или урою, закопаю и т.п. Азарт безнаказанности насильника, неважно в интернет-игре или на улице, – еще одна характерная черта «избивательного права». И это не только наша страшная социальная болезнь – здесь нас обгоняют Америка,  Норвегия и многие другие страны, которых мы считали образцами европейской цивилизации. Бедный К. Маркс, ведь он считал, что «воздух города делает человека свободным». Да, сегодня город сделал «правильных пацанов» свободными от всех и всяческих моральных обязательств.

Есть несколько причин массового распространения этого «всеобщего избивательного права». Первая – это либеральная идеология, понятая массами как свобода безо всяких ограничений, которая породила «массовую отрицательную селекцию» (П.Сорокин) во всех сферах общества. Вторая – это столь же искаженное понимание рынка как возможности отъема собственности и самой человеческой жизни. Ведь убийство конкурента – всегда самый простой и быстрый способ обогащения, если ты не умеешь делать деньги из воздуха. «Всеобщее избивательное право» здесь применяется наиболее широко. М. Вебер со своей протестантской этикой тоже переворачивается в гробу. Третья причина, которую неправильно называют «бытовой», это та, которую Д. Мережковский назвал Грядущим Хамом. Мережковский называл его духовным мещанином, но сегодня он превратился в мещанина воинствующего, признающего только право сильного и отрицающего все остальные моральные нормы. Из общества индивидуалистического мы быстро превращаемся в общество эгоистическое. В сущности, «всеобщее избивательное право» есть порождение постмодернистской идеологии с ее культом «свободной воли», волюнтаризма и проповеди эстетического имморализма (Ф. Ницше).

Самое страшное, что эту социальную болезнь сегодня некому лечить. Российская интеллигенция в своей массе духовно умерла, другая ее часть эмигрировала, третья деградировала, став сервильной. Массовый обыватель запуган, старается меньше показываться в местах скопления людей, ставит железные двери, врезает хитроумные замки. Уже не грядущий, а Пришедший Хам не может, подобно барону Мюнгхаузену, вытащить себя из этой пропасти за собственные волосы. Остается государство и его бюрократия. Но сможет ли она, проросшая коррупцией, кумовством, воровством и стяжательством, остановить сползание нашего общества к ситуации, описываемой биологами всего двумя словами «хищник—жертва»?

27.01. 2013



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: