Институт социологии
Российской академии наук

Добровольцы, волонтеры, благотворители – не пора ли в этом разобраться?

Вчера на заседании Ученого совета ИС РАН возник вопрос об адаптации волонтеров на рынке труда. Прежде всего, замечу, что «волонтеры» – заимствованный из западной социологии термин. И там, где гражданское общество развито, этот термин имеет иное значение. Во всяком случае – это не рыночный термин, именно потому, что речь идет о добровольной помощи людям или природе. Русский язык достаточно богат, чтобы выразить специфику этого вида общественной деятельности. По самой своей сути, добровольчество (этимологически происходящее от соединения слов «добрая воля») – это категория, прежде всего, нравственная. Поэтому главное вознаграждение за нее это – моральное удовлетворение, чувство исполненного долга и общественное признание.

Добровольческая деятельность не исключает материального вознаграждения. Но она не может и не должна приносить прибыли, за исключением морального удовлетворения и общественного признания. Собственно говоря, на этом, нерыночном принципе построена вся деятельность некоммерческих организаций (НКО), и государство бдительно следит за этим. Да, возможны различные формы пожертвований, осуществляемые как частными лицами, так и бизнесом или государственными организациями. Зайдите на сайт любого телеканала, и вы найдете там призывы жертвовать, кто сколько может.

Далее, мы не имеем права сбрасывать со счетов опыт прошлых лет, как царской империи, так и советского времени, в котором добровольческая деятельность всегда существовала. Скажу более, добровольческая работа считалась необходимой для всех слоев царской империи, включая членов царской фамилии. Мои дед и бабушка, врачи, еще в царское время много раз работали как добровольцы, то есть безвозмездно. По моему мнению, сегодня в нашем как бы рыночном обществе эта форма гражданского безвозмездного участия развита гораздо менее чем в те времена. Во всяком случае, официальные цифры коррупции (откатов и т.п.) на несколько порядков выше, чем объемы благотворительных пожертвований. С другой стороны, уже давно показано журналистами, что метод «откупа», когда раз в год крупные компании привозят в детские дома и приюты множество (часто ненужных) подарков, лишь вредит воспитанию детей, оставшихся без родителей.

Из мировой практики приведу только два примера: международная гражданская инициатива «врачи без границ»  и «босоногие (кубинские) врачи», спасшие жизнь тысячам бедняков в Латинской Америке. Да, подобные организации всегда поддерживаются частными пожертвованиями и государственными фондами, но суть их деятельности остается все равно благотворительной, то есть морально-нравственной. Их девиз: «помощь всем, кто в ней нуждается». И рынок здесь не при чем. 

Где же грань между государственными волонтерами и гражданскими инициативами? А ее нет сегодня. Государство, как и в советские времена, старается подчинить себе эти общественные инициативы. Это делается двумя способами. Один – это когда, например, добровольцы-пожарники включаются в государственные структуры оказания экстренней помощи. Другой – когда «волонтеров» сразу рекрутируют в молодежной среде и обучают за государственные деньги. А потом их используют как «добровольных» помощников на массовых государственных мероприятиях. Так, например, было на прошлой Универсиаде в Казани. Однако оказывается, что ситуаций, когда срочно требуется помощь рядовых граждан, много больше, чем государство может их предоставить. Типичный пример: поиск пропавших детей. 

В первом приближении в советской и российской практике существовали следующие типы добровольцев (волонтеров). Во-первых, это молодежные, в том числе, студенческие инициативы. Пример: студенческое движение охраны природы (они называли себя «Дружиной охраны природы»), которое существовало в нашей стране на протяжении более 50 лет (1960-2010 гг.) Во-вторых, это многочисленные инициативы граждан, целью которых были улучшение среды своего непосредственного обитания и помощь своим соседям. Это были инициативы граждан пенсионного возраста или тех, кто по каким-либо причинам, жили на пособие или на помощь семейного клана или местного сообщества. В-третьих, это волонтерская деятельность вполне обеспеченных (трудоустроенных) граждан, хотящих в свободное о работы время приносить конкретную помощь людям, оказавшимся в беде. Да, для этого нужны специальные навыки, для чего создаются специальные тренировочные курсы. Наконец, в-четвертых, это – «халявщики», то есть люди без определенных занятий, стремящиеся примазаться к акциям по спасению людей во время катастроф и тем самым «засветиться» в СМИ. На западе их называют free riders.

Во всех этих случаях проблемы трудоустройства не возникает. Или это люди, получающие зарплату (или отчисления от прибыли) и часть ее тратящие на благотворительные цели. Или же те, кто работает в многочисленных НКО, где тоже проблемы трудоустройства практически не существует. Или же это – пенсионеры, у которых есть время и силы на общественную (благотворительную) работу. Исследователи, начинающие работать над этой, несомненно, актуальной темой, должны понимать, что «волонтеры» в силу накопленного ими опыта и знаний, привлекательны для работодателей. Поэтому, мне представляется, проблема «рынка труда» для этой категории граждан является несколько надуманной. А вот изучить какое-то конкретное направление волонтерства в РФ, его историю, типы, эволюцию, отношения с государством и обществом, то есть исследовать его именно в социологическом ключе, было бы весьма актуально.

Яницкий О.Н. 07/04/2016



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [1]:
Татьяна    15.04.2016
А по-моему, следовало бы изучить феномен паразитирования чиновников на труде волонтеров. У нас в Вологде, например, создан молодежный центр ГорКом35, который собирает вокруг себя волонтеров и их силами проводит самые разнообразные акции. А городская власть громогласно отчитывается ими как своей работой. То же самое с ТОСами (территориальное общественное управление) - их силами чего только в городе не делается. Понятно, что профессиональный уровень всего этого делания и его количество не так уж высоки, но для отчета хватает. При этом суть добровольчества выхолащивается, и надолго в этом движении остаются либо дураки, которые не видят обмана, либо карьеристы.