Институт социологии
Российской академии наук

Российская идентичность в социологическом измерении

<<назад

оглавление

>> дальше

3. Особенности самоидентификаций россиян

Оценив, как живут и как чувствуют себя сегодня россияне, посмотрим теперь, кем они себя ощущают, каков в их собственных глазах образ «Мы» и образ «Я». Начнем с «Мы-идентификаций», отражающих, насколько актуализирована в их сознании принадлежность к той или иной социальной общности. Сразу отметим при этом, что подобные идентичности носят в основном положительно окрашенный характер – 93% опрошенных в возрасте 16-65 лет дали положительную реакцию на понятие «Мы» при использовании в исследовании психологического теста на ассоциации.

С кем россияне отождествляют себя сегодня? К кому они испытывают наибольшую близость? Не ответив на эти вопросы, нельзя понять ни перспективы формирования в России осознанных групповых интересов и умения их отстаивать в рамках гражданского общества, ни перспективы того или иного пути политического и экономического развития России.

Учитывая задачи, стоявшие перед нашим исследованием, а также опыт прежних исследований самоидентификаций россиян[1], нами были изучены различные виды возможных идентичностей. Полученные результаты, наглядно демонстрирующие, с кем и в какой степени россияне испытывают чувство общности (с кем они себя прежде всего отождествляют, идентифицируют в рамках групповых идентификаций), представлены в таблице 5.

Таблица 5

С кем и в какой степени россияне испытывают чувство общности, 2007 г., в %[2]

 

С кем испытывали чувство общности

Часто

Иногда

Практически никогда

С товарищами по работе, учебе

55

38

7

С людьми своего поколения

57

38

5

С людьми той же национальности

54

38

8

С людьми той же профессии, рода занятий

59

35

6

С людьми, разделяющими взгляды респондента на жизнь

62

33

5

С людьми, живущими в том же городе или поселке

39

50

11

С россиянами

35

50

15

С людьми того же материального достатка

46

45

9

С гражданами СНГ

11

51

38

Со всеми людьми на планете

8

36

56

С общностью «советский народ»

15

42

43

С людьми, близкими по политическим взглядам, позициям

27

50

23

С теми, кто не интересуется политикой

22

53

25

С европейцами

6

33

61

 

Как видно из таблицы 5, если говорить об устойчивых самоидентификациях по состоянию на 2007 г., то первую группу составляют 5 идентификаций, которые часто испытывали свыше половины респондентов. Часть этих идентификаций имеет предметный характер (товарищи по работе или учебе), а четыре относятся к абстрактно-символическому типу общностей (люди, разделяющие те же взгляды на жизнь, вообще оказавшаяся ведущей идентичностью из предложенного списка, люди того же поколения, люди той же профессии и рода занятий, и люди той же национальности). Отрицательная самоидентификация по ним составляла весьма незначительный процент – от 5% до 8% опрошенных.

При этом по всем перечисленным «мы-идентификациям» с 2004 года наблюдался ощутимый рост. Лидером его с показателем в 8% (что очень много для устойчивых идентичностей всего за 3 года) стала позиция с «людьми, разделяющими те же взгляды на жизнь». Далее с показателем в 7% шла идентичность с людьми той же национальности, в 6% – идентичность с людьми той же профессии или рода занятий, и по 4% «добавили» товарищи по работе или учебе и люди того же поколения.

Следующую группу составляют самоидентификации, которые стабильно разделяют свыше трети россиян. К ним относятся (в порядке убывания значимости): идентификации с людьми того же материального достатка; с людьми, проживающими в том же населенном пункте; с россиянами. При этом две последние идентификации за последние годы поменялись местами в общем ранговом списке, хотя обе прибавили в распространенности – в 2004 г. устойчиво ощущали свою общность с россиянами 31% и никогда не испытывали чувства общности с ними 21%, а спустя 3 года эти показатели составили, соответственно, 35% и 15%. Что же касается общности с людьми, проживающими в том же населенном пункте, то в 2004 г. устойчиво идентифицировали себя с ними 29%, а никогда не идентифицировали – 18%. В 2007 г. эти показатели заметно изменились и стали составлять соответственно 39% и 11%, что говорит об очень быстром росте идентичностей микроуровня и заметно менее активном – идентичностей макроуровня.

Третью группу, значимую в общей сложности примерно для половины россиян, хотя она и распадается на две почти равные части, составляют идентичности, связанные с отношением к политике – 27% устойчиво ощущают близость с людьми, близкими им по политическим взглядам, и 22% так же устойчиво относят себя к тем, кто политикой не интересуется. При этом доля занимающих сознательно аполитичную позицию выросла за последние годы на 4%.

Наконец, четвертую группу составляют относительно малораспространенные самоидентификации, которые постоянно разделяют не более 15% респондентов –с «советским народом», с гражданами СНГ, со всеми людьми на планете и с европейцами. Удивительно при этом не то, что все эти макроидентичности мало распространены как устойчивые, а то, что по всем ним сократилось число граждан никогда их не испытывающих. Особенно ярко эта тенденция проявилась для идентификаций с гражданами СНГ – никогда не ощущали своей общности с ними в 2004 г. свыше половины (51%), а в 2007 г. – 38% респондентов.

[1] Речь идет прежде всего об исследовании «Социальная идентичность личности», проводившемся под руководством В.А. Ядова в течение ряда лет. Концепция и методика этого исследования (в части, приходившейся на 1992–1993 гг.) были частично использованы впоследствии в наших исследованиях 1998 и 2004гг., а затем и в настоящем исследовании. Это позволило выявить основные тенденции изменения самоидентификаций россиян за последние пятнадцать лет.

[2] Жирным шрифтом выделены ведущие положительные и ведущие отрицательные идентичности, а курсивом –наиболее распространенные положительные и отрицательные идентичности.

<<назад

оглавление

>> дальше

 



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: