Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Социальное неравенство в социологическом измерении

<<назад 

оглавление

дальше>>

6. Человеческий капитал и проблема социальных неравенств

ермин «человеческий капитал» вошел в нашу жизнь сравнительно недавно. Человеческий капитал – это запас знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые могут быть использованы человеком в процессе труда. Социологический подход к различным аспектам формирования человеческого капитала, способам его накопления и механизмам его конвертирования в другие виды капитала в современном обществе позволяет обнаружить, что и накопление начального человеческого капитала, и возможности его наращивания являются следствиями социального неравенства и, в свою очередь, детерминируют его.

Важной составляющей человеческого капитала является образование. Данные о распределении опрошенного населения с точки зрения уровня полученного формального образования в сопоставлении с данными об уровне образования, полученного поколением родителей, позволяют говорить о том, что общий объем человеческого капитала страны за последние 30-40 лет возрос (см. рис. 26).

Рисунок 26

Уровень образования опрашиваемых и их родителей, в %

 

Так, от поколения родителей к поколению детей резко сократилась доля лиц с самыми низкими уровнями образования – начальным и неполным средним. Объем общего среднего образования, которое на современном рынке труда практически потеряло свою конкурентоспособность, равномерно распределен между родителями и детьми. На последующих – более высоких, а потому и более эффективно «работающих» на рынке современного труда ступенях образования соотношение, безусловно, устанавливается в пользу детей. Если доля опрошенных со средним специальным образованием среди родителей составляет как для отцов, так и для матерей 24%, то на уровне поколения детей эта доля достигает 39%. Разрыв между поколением родителей и поколением детей с точки зрения полученного высшего образования еще более велик: если среди опрошенных 27% – лица с высшим образованием, то среди родителей таких существенно меньше: по 11% – среди отцов и матерей. В целом можно констатировать, что так или иначе дети повсеместно становятся образованнее родителей и их человеческий капитал, выраженный в институциональных формах образования, возрастает.

Однако рост образованности населения не имеет регулярного характера, поскольку находится в зависимости, среди прочего, от той политики, которую проводит государство в отношении доступности образования для разных слоев и групп населения, способствуя усилению или ослаблению неравенства в этой сфере. В сложной ситуации оказалось поколение, чья вовлеченность в процесс получения образования пришлась на 90-е годы, т.е. на период крупных социальных, экономических сломов и начала коренного реформирования системы образования. Об усилении неравенства в доступе к образованию в этот период свидетельствуют данные, получаемые при сопоставлении уровней полученного образования среди различных возрастных когорт опрошенных россиян.

Выявляется следующая тенденция: в самом младшем поколении до 30 лет (то есть тех, кто получал образование в период реформ 1990-х годов) доля лиц, ограничившихся получением среднего общего образования, выше, чем в старших когортах (31-50 лет), получавших образование в советское, дореформенное время. Та же тенденция наблюдается и в отношении среднего специального образования. Лиц с высшим образованием больше среди возрастных групп 41-50 и 51-60 лет (по 31% в каждой) по сравнению с группой 31-40 лет (27%) и, тем более, с группой до 30 лет (24%). Сравнительно низкая доля получивших высшее образование в возрастной когорте до 30 лет в какой-то мере объясняется тем, что у определенной ее части процесс получения высшего образования еще не завершен. Тем не менее, данные свидетельствуют, что в самой младшей возрастной группе доступность высшего образования ниже, чем в возрастных группах, получавших высшее образование в 70-80-е годы. Этот факт может служить свидетельством возросшего социального неравенства в сфере образования для данного поколения молодежи.

Независимо от того, каким является объем базового образования опрошенных, «хорошее образование» оценивается населением как одна из самых важных жизненных ценностей. И результаты данного исследования – еще одно тому доказательство. Более половины опрошенных (56%) рассматривают «хорошее образование» в качестве «очень важного» условия для того, чтобы достичь «благополучного положения в жизни». Если сюда прибавить еще 33% тех, кто считает это условие «довольно важным», то получается, что необходимость хорошего образования признается подавляющим большинством населения. Более детальный анализ показывает, что такое убеждение, за исключением незначительных нюансов, не зависит от возраста, социального слоя, достигнутого уровня образования. То есть образование – это единодушно признаваемая социальная ценность, на которое, как условие достижения успеха в жизни, россияне рассчитывают более, чем на «происхождение из богатой семьи» или «образованность родителей», «политические связи» и даже «нужные знакомства». Особенно высоко оценивает важность хорошего образования молодежь, которая более других возрастных групп вовлечена в процесс получения образования: 80% студентов и учащихся техникумов считают получение хорошего образования «очень важным» и 20% – «довольно важным» для достижения успеха в жизни.

Однако особенность человеческого капитала заключается в том, что для того, чтобы он эффективно «работал» на рынке труда или в сфере общественного признания, т. е. мог быть успешно конвертирован в экономический и другие виды капитала, он должен постоянно преумножаться: человек должен непрерывно учиться и самосовершенствоваться, вкладывая в накопление человеческого капитала свое время, материальные средства и интеллектуальные усилия. Между тем, такими возможностями располагают далеко не все. И в этом отношении социальное неравенство проявляет себя самым очевидным образом.

Как показало обследование, за последний год лишь в 8% случаев опрошенные повысили свой уровень образования и квалификации. Естественно, что наибольшая их доля около двух третей) пришлась на средние и верхние слои населения. В основном это молодые поколения до 30 и от 30 до 40 лет. Основная часть этой группы относится к семьям с доходом от 4500 до 6000 рублей на человека, самая большая доля – 34% – специалисты с высшим образованием. С большим отрывом далее по убывающей следуют квалифицированные рабочие (16%), служащие (15%), рядовые работники торговли и сферы услуг (11%), офицерство (9%); в остальных социально-профессиональных группах повысивших свое образование еще меньше. Большая часть повышающих свой уровень образования  являются жителями областных и республиканских центров. С точки зрения полученного формального образования это в основном обладатели высшего (48%) и среднего специального образования. В большинстве своем они принадлежат к образованным семьям, где отец или мать имеют или среднее специальное, или высшее образование (отцы – 33% со средним специальным и 23% – с высшим; матери – 41% со средним специальным и 24% – c высшим образованием, что заметно выше средних показателей).

В основном представители этой группы заняты в «культуроемких» сферах деятельности – в образовании, науке, культуре, здравоохранении, соцобеспечении. Единицы – в торговле и общественном питании, в легкой промышленности и сельском хозяйстве. Более половины работают на государственных предприятиях. Группу отличает также более высокая оснащенность компьютерами (по сравнению со средними показателями), а также длительность владения ими. Ее отличие заключается также и в том, что, судя по ответам, она пользуется достаточно высоким общественным признанием и авторитетом. Большая доля лиц этой группы (40%, то есть в два раза больше, чем в среднем) способна, по ее мнению, влиять на принятие решений в масштабах своего подразделения. Такая очевидная взаимосвязь между «благополучными» социально-экономическими параметрами группы и ее человеческим капиталом с точки зрения как достигнутого образовательного уровня, так и инвестирования в дальнейшее его накопление, выступает достаточно ярким проявлением значимости в современной России социального в этой области и дефицитности в ней человеческого капитала, способного к непрерывному наращиванию своей стоимости.

Если рассмотреть вопрос не только о значительном повышении своей квалификации в последний год, но и о всех возможных формах пополнения своего багажа знаний, которые использовали россияне на протяжении длительного отрезка времени, а именно последних трех лет, то, по данным исследования, даже в такой расширительной трактовке, этим занималось менее половины опрошенных (см. рис. 27).

Рисунок 27

Как опрашиваемые за последние два года пополняли свои знания, в %(допускалось несколько ответов)

 

Как видно из рисунка 27, чаще всего респонденты занимались самообразованием: следили за новой литературой, приобретали новые навыки, узнавали о новых разработках 16% респондентов. Проходили дополнительное обучение по старой специальности (повышение квалификации) тоже 16%. Приобретали или совершенствовали свои навыки работы на компьютере 13%. Приобретали другие новые практические навыки, переходя к новым для себя видам деятельности и направлениям работы, 9%. Прошли переподготовку по новой для себя специальности, в том числе в порядке получения второго образования, всего лишь 4%.

Принципиально важно, что в стратах, различающихся уровнем жизни, реализовывались разные стратегии поддержания стоимости своего социального капитала (см. рис. 28). Естественно, что это означает углубление неравенства между различными слоями населения.

Рисунок 28

Доля никак не повышавших свою квалификацию в слоях населения, различающихся их  уровнем жизни, в % от работающих представителей соответствующих страт

 

Если говорить о структуре человеческого капитала, то, как упоминалось в предыдущих разделах, обладание компьютером и владение навыками работы на нем, а также знание иностранного языка представляют собой в настоящее время в России важные признаки ресурсообеспеченности человека и его приобщенности к модернизационным процессам, развивающимся в обществе. Соответственно, неравенство доступа к этим видам ресурсов предопределяет «социальное отставание» современного россиянина по многим другим параметрам. Очевидным проявлением социального неравенства служит тот факт, что именно эти два ресурса сегодня имеют достаточно ограниченное хождение и сохраняют характер элитных.

По данным проведенного исследования процессы компьютеризации российского населения весьма далеки от своего завершения - 70% россиян вообще не имеют компьютера, и 60% не умеют пользоваться им и не учатся этому в настоящее время. Наиболее активные владельцы компьютеров сосредоточены в группах молодого и среднего возраста (среди тех, кому до 30 лет, компьютеры имеют 42%, среди 31-40-летних – 41%), т. е. наиболее полно вовлеченных в трудовую жизнь общества. Чаще обладателями компьютеров являются руководители и заместители руководителей предприятий или учреждений, руководители среднего звена, специалисты с высшим образованием, офицеры. Компьютер служит рабочим инструментом для лиц с высоким уровнем образования: 50% обладателей дипломов о высшем образовании имеют дома компьютер.

Владение одним дефицитным навыком коррелирует с усвоением других дефицитных навыков и знаний: практикующие работу на компьютере гораздо чаще (20%), чем в среднем, применяют в работе иностранный язык.

Навыки работы с применением иностранного языка довольно редки. Владеют такими навыками всего 8% опрошенных, и еще 2% указали, что изучают иностранный язык. Подавляющее большинство россиян (90%) не может занимать рабочие места с применением иностранного языка. А ведь знание иностранного языка – это интеллектуальный ресурс особой важности, если говорить о формировании информационно-ресурсного общества. Между тем владение навыками иностранного языка сохраняет характер элитного ресурса, способствуя консервации социального неравенства. Имеют работу с применением иностранного языка гораздо чаще других лица до 30 лет, специалисты с высшим образованием, проживающие в Москве, Санкт-Петербурге или областных и краевых центрах. У входящих в эту группу выше доля тех, кто способен повлиять на принятие решений в масштабах всего предприятия и, особенно, своего подразделения. Подавляющее большинство этих лиц имеют и навыки работы на компьютере. Таким образом, группа, владеющая одновременно обоими этими навыками, являются владельцем редкого для российских условий человеческого капитала.

Накопление человеческого капитала требует не только постоянных интеллектуальных усилий, но и инвестирования времени. Теоретически рассчитано, что эффективность вложений в человеческий капитал довольно высока, но это предполагает длительный инвестиционный период. Считается, что человеческий капитал начинает приносить «доход» не ранее, чем после 12-20 лет «вложений». Между тем, согласно расчетам того, сколько полных лет отучились респонденты, получается, что средний показатель для закончивших учебу (а это 97% респондентов) составлял 11,7 лет. У тех, кто еще продолжал учиться, средняя продолжительность учебы составила 13,5 лет. Эта группа состояла из студентов и специалистов с высшим образованием, продолжавших обучение в аспирантуре, представителей же других видов деятельности – единицы. Проявлением социального неравенства является тот факт, что возможность посвящать свое время  длительному образованию доступна далеко не всем. Как правило, это предполагает определенную степень материальной обеспеченности и/или такую занятость, которая предоставляет необходимое для этого свободное время.

Наращивание человеческого капитала и поддержание его в «рабочем» состоянии требует также инвестирования значительных финансовых средств. Вкладывать деньги в образование свое или детей или потратить их на текущие нужды – перед этим исторически новой для россиян альтернативой оказались сегодня все группы населения, глубоко дифференцированные по уровню их материальной обеспеченности. Однако пока что в российском обществе велика степень неверия в то, что «в России люди получают достойное вознаграждение за свои интеллектуальные способности и квалификацию». Лишь 11% соглашаются с этим утверждением и в совокупности с теми, кто считает «скорее да», они составляют всего 18%. Не согласны с подобным утверждением большинство опрошенных.

Что отличает тех, кто инвестирует финансовые средства в свое образование или образование детей? В этой группе большая доля специалистов, меньше – квалифицированных рабочих, незначительное число служащих, меньше всего рядовых работников торговли и сферы услуг. Работают они в основном в образовании, науке, культуре, здравоохранении, меньше – в торговле и сельском хозяйстве. У них в основном среднее специальное (около 40%) и высшее (также порядка 40%) образование. Достаточно высок и образовательный уровень родителей представителей этой группы: очень много отцов и матерей респондентов имеют среднее специальное образование.

Естественно, что те, кто вкладывает средства в свое образование или образование своих детей, должны иметь достаточные доходы. Действительно, большая часть этой группы имеет доходы в пределах от 4500 рублей до 8000 рублей на человека и принадлежит к средним и верхним слоям населения. В целом видим, что и в этом случае важную роль играет прежде всего совокупный объем человеческого капитала, которым располагают те, кто инвестирует финансовые средства в его дальнейшее увеличение.

Обратившись к тому, как россияне оценивают свои собственные достижения в получении хорошего образования, а также возможности его приобретения, обнаруживаем, что 41% россиян посчитали, что уже получили хорошее образование, 11% пока не получили, но полагают, что им это по силам, а 32% «хотели бы, но вряд ли смогут его получить. Еще у 16% опрошенных получение хорошего образования не было в жизненных планах. Таким образом, более чем у 50% опрошенных получение хорошего образования являлось важной уже реализованной или перспективной жизненной целью. По значимости она уступала лишь жизненным задачам, как «создать счастливую семью» и «воспитать хороших детей», но во много раз превосходила стремление к богатству и власти, а также к тому, чтобы «попасть в определенный круг людей»  или «иметь собственный бизнес».

В группе, в состав жизненных целей которой входило «получить хорошее образование», выделим две подгруппы: «уже добились, чего хотели» и «хотели, но вряд ли смогут добиться этого». Для первой подгруппы более характерны относительно лучшие возможности совершенствовать свое образование и в дальнейшем: «хорошо» оценивали свои возможности получения образования и знаний, которые им необходимы, 28% группы, и лишь 12% оценивали их как плохие. Представители второй подгруппы более пессимистичны в оценке возможностей в дальнейшем накоплении необходимых образования и знаний: «плохо» оценили свое сегодняшнее положение с точки зрения дальнейших возможностей получения образования и знаний 34% этой группы,  «хорошо» – всего лишь 6%.

От чего зависят получение хорошего образования и возможности его дальнейшего совершенствования? Оценки, которые дают респонденты своему образованию и возможностям его дальнейшего пополнения, коррелирует с их социально-профессиональными позициями. Вырисовываются две крупные группы, которые отличаются по степени оптимизма относительно полученного хорошего образования и уверенности в том, что его удастся приобрести. Одна группа, где позитив превалирует над негативом, состоит из предпринимателей, руководителей, специалистов и офицерского состава, т.е. представителей социально-профессиональных позиций, предполагающих, среди прочего, уже имеющийся высокий уровень образования. Другую группу, в которой негативные оценки превалируют над положительными, составляют самозанятые, рядовые работники торговли и сферы услуг, квалифицированные рабочие и разнорабочие. В этой последней группе высок процент тех, кому хотелось бы, но кто «вряд ли сможет добиться этого». Среди квалифицированных и разнорабочих велика (существенно выше средней) доля тех, кто вообще не имел в планах получения хорошего образования. Как видим, в иерархии социально-профессиональных позиций, начиная со статусов, не предполагающих высшего образования, доля тех, кто считает себя получившим хорошее образование, резко снижается. Одновременно доля тех, кто не верит в возможности его получения в будущем, не столь резко, но также последовательно повышается. В наиболее малообразованных группах наиболее высока доля тех, у кого вообще «в жизненных планах этого не было». Так, 50% лиц с начальным образованием и 40% – с неполным средним образованием не имели таких планов, тогда как в среднем по массиву таковых было всего 16%.

Таким образом, видим, что социально обусловленное неравенство доступа к институциональным формам образования предопределяет шансы на дальнейшее накопление человеческого капитала.

Социологическими исследованиями установлено, что важным фактором, дифференцирующим получение хорошего образования, выступает также место жительства человека. Анализ того, насколько часто жителям разных типов поселений удается получить хорошее образование, подтверждает значимость этого фактора. Так, по мере уменьшения размеров населенного пункта, в котором проживают респонденты, последовательно сокращается доля тех, кто уже добился получения хорошего образования: она максимальна среди тех, кто живет в областных, краевых, республиканских центрах (53%), ниже среди жителей районных центров (44%) и минимальна у жителей сел (25%). И напротив, тех, кто считает, что хотелось бы, но вряд ли удастся получить хорошее образование, меньше всего среди жителей областных городов (25%) и больше всего среди селян (43%). Та же тенденция обнаруживается, когда анализируем ответы на вопрос, как жители разных типов населенных пунктов оценивают свои возможности дальнейшего повышения образования.

Самооценки россиян с точки зрения получения хорошего образования имеют свою специфику и в различных возрастных когортах. В целом можно сказать, что с возрастом растет количество пессимистов. Группа до 30 лет в этом отношении самая оптимистическая: считают, что уже получили хорошее образование 34%, рассчитывают сделать это в дальнейшем – 36%, т.е. в совокупности оптимисты составляют 70%. Тех, кто вообще не имел этого в планах – всего 6 %. Между тем молодые пессимисты, которые хотели бы получить хорошее образование, но вряд ли смогут это сделать, составляют 25%. Таким образом, несмотря на то, что молодежь в подавляющем большинстве ориентирована на повышение своего образовательного уровня, четверть молодых людей не надеются на то, что им это удастся.

Кто такая молодежь, которая, находясь практически на стадии начального накопления своего человеческого капитала, столь пессимистически оценивает и свое сегодняшнее положение, и свои перспективы в этой сфере? Прежде всего, это та часть молодежной когорты (до 30 лет), которая относится не к учащейся, а к работающей молодежи. Работа большинства из них не требует высокой квалификации: 19% – разнорабочие, 39% – квалифицированные рабочие, и 28% –- рядовые работники торговли и сферы услуг. У этой молодежи сравнительно невысокий уровень полученного образования: 8% имеют неполное среднее образование, 41% – среднее общее, 44% – среднее специальное. По уровню доходов 40% этой группы относятся к категории, доход которой не превышает 3000 рублей на человека и 34% от 3000 до 4500 рублей. Примечательно, что доля владеющих навыками работы на компьютере в этой группе в два раза ниже, чем в среднем среди опрошенных. Почти половина такой молодежи сосредоточена в рабочих поселках (16%) и селах (33%).

Многие данные указывают на то, что сельская молодежь вычленяется как одна из наиболее социально ущемленных в доступе к образованию категорий. Именно сельская молодежь (лица до 30 лет) гораздо реже (22%), чем молодые жители областных центров (44%) добиваются получения хорошего образования. Соответственно считают, что «вряд ли смогут добиться этого», значительно больше молодых селян (39%), чем молодых жителей областных центров (21%). Ниже других сельская молодежь оценивает и свои возможности получения дальнейшего образования. Оценку «плохо» дают 36% молодых селян в сравнении с 16% молодежи областных центров, а оценку «хорошо» 17% сельской молодежи против 27% молодых жителей областных городов. Сельская молодежь оказывается единственной группой, в которой соотношение оценок «хорошо» «плохо» устанавливается в пользу оценок «плохо».

<<назад 

оглавление

дальше>>



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: