Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Социальное неравенство в социологическом измерении

<<назад 

оглавление

дальше>>

9. Социальные неравенства и социальная мобильность

В предыдущих разделах рассмотрели как отдельные проявления социальных неравенств и факторы их предопределяющие – от особенностей профессиональной «матрицы» российского общества до особенностей социального капитала отдельных его граждан. Однако это в большей или меньшей степени объективные условия и возможности, которые надо суметь использовать. Поэтому не менее важным представляется и анализ проблематики неравенств в контексте личной активности россиян и их социальной мобильности.

Этот аспект проблемы социальных неравенств тем более важен, что в последние
15 лет российское общество претерпело масштабные изменения. Становление рыночных институтов в нашей стране не только создало новые возможности, но и заставило говорить о конкуренции во всех сферах жизни. Эту конкурентную борьбу довольно часто успешно выигрывали выходцы из «простых» семей, которые достигли в итоге довольно высоких позиций в современном российском обществе.  Но является ли это правилом, или эти случаи стоит рассматривать  как исключения? Насколько легко оторваться от своих «корней» и занять высокое положение в обществе? Может ли высокий статус родителей заведомо обеспечить благополучное существование их детей? И в какой степени положение человека в современной России определяется его личными качествами и амбициями?

Отвечая на эти вопросы, в первую очередь стоит отметить, что, несмотря на перспективы, открывшиеся в начале 1990-х годов в связи с вступлением нашей страны на путь рыночных реформ, основная масса населения страны не смогла ими воспользоваться: лишь 43% россиян считали, что люди их поколения в России в среднем живут лучше, чем поколение их родителей (см. рис. 43).

Рисунок 43

Оценка россиянами из разных возрастных когорт положения своего поколения по сравнению с поколениями родителей и детей, в %

Более того – несмотря на несколько больший оптимизм в отношении следующего за ними поколения, лишь немногим более половины россиян (56%) считали, что сегодняшние дети будут жить лучше их поколения. Максимальным оптимизмом  в этом вопросе обладали молодые. Однако при этом те, кто не имел детей, т. е. смотрел на перспективы следующих поколений не столько с надеждой, сколько объективно, оценивали их менее позитивно. Лучшее будущее для сегодняшних детей ожидали лишь 43% этой части населения.

Сегодняшнее поколение живет лучше предыдущего, чаще говорили относительно более благополучные россияне. Так, чем выше среднемесячный доход на члена семьи, тем чаще говорилось о более высоком положении своего поколения по сравнению с поколением родителей (см. рис. 44).

Рисунок 44

Оценка россиянами из разных доходных групп положения своего поколения по сравнению с поколениями родителей и детей, в %

Аналогичная тенденция прослеживается и относительно общего уровня жизни.
О лучшем положении в обществе сегодняшнего поколения по отношению к предыдущему чаще говорили представители высших страт, выделенных по критерию уровня жизни
(см. рис. 45).

Рисунок 45

Оценка россиянами из разных страт положения своего поколения по сравнению с поколениями родителей и детей, в %

Учитывая тот факт, что при оценке ситуации по поколению в целом рядовых россиян можно рассматривать как своего рода экспертов, можно утверждать, что, хотя в общественном сознании в целом доминирует убеждение, что все достижения последних десятилетий не привели к улучшению жизни людей, но есть и часть россиян, которая выступает последовательными оптимистами, и, судя по всему, основывается при этом на собственном индивидуальном опыте. Тот факт, что среди россиян, считавших, что их поколение живет лучше родителей, встречались не только достаточно обеспеченные люди, но и те, чей среднедушевой доход был меньше 1500 рублей, или относившиеся к нижним стратам, позволяет говорить о существовании вертикальной мобильности во всех доходных группах и стратах российского общества. А это означает, что процесс вертикальной мобильности – это процесс, которому в нашем обществе подвержены люди из разных слоев, хотя и в разной степени.

Большего успеха добились жители городов, особенно крупных. Именно там существуют наибольшие возможности реализации потенциала людей, что позволяет им добиваться высоких статусных позиций (см. рис. 46).

Рисунок 46

Оценка россиянами из разных типов населенных пунктов положения своего поколения по сравнению с поколениями родителей и детей, в %

Более позитивно положение своего поколения оценивали и работники определенных отраслей – топливной промышленности, промышленности строительных материалов, работники сферы интеллектуальных, консалтинговых и посреднических  услуг (см. табл. 16).

По всей вероятности, работники именно этих отраслей чувствовали улучшение ситуации на себе и переносили это ощущение на характеристику ситуации в обществе в целом. Если говорить о том, кто с большей надеждой смотрел в будущее детей, то наиболее радужными их перспективы представлялись работникам интеллектуальной сферы, строительства и органов государственного управления.

Таблица 16

Оценка россиянами положения их поколения по сравнению с поколением родителей в зависимости от отрасли, в которой были  заняты респонденты, в % (ранжировано по доле тех, кто считал, что их поколение живет лучше поколения родителей)

 

Отрасль

% от тех, кто считал, что люди их поколения живут лучше, чем поколение
их родителей

% от тех, кто считал, что сегодняшние дети будут жить лучше, чем
их поколение

Топливная промышленность

77,0

59,0

Сфера интеллектуальных, консалтинговых, посреднических и т.п. услуг

72,0

72,0

Промышленность строительных материалов

62,0

52,0

Транспорт и связь

51,0

61,0

Строительство

47,0

75,0

Аппарат органов государственного управления

47,0

70,0

Образование, наука, культура, здравоохранение, соцобеспечение

46,0

56,0

Торговля и общественное питание

45,0

66,0

Электроэнергетика

44,0

40,0

Легкая и пищевая промышленность

43,0

49,0

Бытовое обслуживание и жилищно-коммунальное хозяйство

43,0

49,0

Химическая и нефтехимическая промышленность

41,0

41,0

Машиностроение и металлопереработка

41,0

55,0

Сельское хозяйство

36,0

55,0

Черная и цветная металлургия

33,0

50,0

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

32,0

55,0

 

Те же тенденции наблюдались тогда, когда россияне оценивали ситуацию, касающуюся не поколений в масштабах страны, а когда они думали о себе лично и о своих собственных детях. Говоря о своем собственном положении, а не о России в целом, 32 % населения страны, т. е. еще меньше, чем в случае с поколениями, отмечали свое более высокое положение по сравнению с родителями в этом же возрасте. Таким образом, масштаб восходящей мобильности затронул лишь треть россиян и сопровождался, к тому же, нисходящей мобильностью – 21% респондентов оценивали свое положение в обществе как более низкое по сравнению с тем, какое положение занимали их родители в их возрасте.

Более высокое положение по сравнению со своими родителями в современной России занимают представители самых разных возрастных категорий (см. рис. 47). 

Рисунок 47

Доля россиян, занимающих по сравнению со своими родителями в их возрасте более высокое положение в обществе, в разных возрастных группах, в %

 

Более успешными по сравнению с родителями являются россияне с высоким доходом (от 6000 рублей и выше – в этой группе таким образом оценила свою ситуацию почти половина) и с высоким уровнем жизни в целом (см. рис. 48). Причем, в отличие от доходного распределения, тенденция изменения этого показателя в зависимости от уровня жизни имеет четко выраженный линейный характер, плавно нарастая от страты к страте. То же происходит и с оценкой перспектив своих детей.

Рисунок 48

Положение россиян по сравнению с их собственными родителями в их возрасте и оценка перспектив своих детей в зависимости от уровня жизни, в %

 

Как видим, хотя восходящая социальная мобильность в современном российском обществе наблюдается во всех стратах и доходных группах, но доминирующий характер она приобретает только в двух верхних стратах. Если говорить о перспективах детей, то они положительно оцениваются лишь в относительно благополучных верхних 40% россиян (5-10 страты).

Какие факторы предопределяют возможности восходящей социальной мобильности на индивидуальном уровне? Судя по результатам исследования, один из важнейших среди них и уже не раз упоминавшийся выше, - так называемый поселенческий фактор. Максимального успеха добились по сравнению со своими родителями жители мегаполисов. Это связано с тем, что Москва и Санкт-Петербург, являясь городами с наилучшими возможностями реализации потенциала человека, предоставляют их не только своим жителям, но и населению, приезжающему в эти города, со всей страны. Нельзя не отметить и важность того, в каком населенном пункте человек пошел в школу и получил исходные представления о том, как устроен мир. Россияне, которые прошли социализацию в городской среде, чаще достигали благополучия и повышали свой статус по сравнению с родительским. Причем если по месту жительства разрыв в показателях вертикальной мобильности между жителями сел и столиц составлял 10% (32 и 42% соответственно), то по показателю восходящей мобильности в зависимости от условий первичной социализации достигал 13% (28 и 41% соответственно).

Но особенно значимо для вертикальной мобильности оказалось образование. Россияне, получившие высшее образование, много чаще остальных добивались более высокого положения в обществе по сравнению со своими родителями (см. рис. 49). И наоборот – чем ниже был уровень образования, тем выше оказывались показатели нисходящей мобильности.

Рисунок 49

Положение россиян по сравнению с их собственными родителями в зависимости от уровня образования, в %

 

 

 

Те, кто достиг более высокого общественного положения по сравнению со своими родителями, не только имели высокий уровень образования, но и обладали достаточно большим набором востребованных на рынке труда навыков. 50% из них умели или учились работать на компьютере (в среднем по населению – 40%), 15% имели или получали навыки работы с применением иностранного языка (в среднем по населению – 9%), 45% – умели или учились водить автомобиль (в среднем по населению – 37%). Это были люди, которые более требовательны к себе как рабочей силе и занимались постоянным саморазвитием.

В отраслевом разрезе оценка индивидуальной восходящей мобильности совпала с поколенческой. Переходный период экономики позволил занять более высокие места по сравнению с теми, что занимали родители, в основном работникам интеллектуальной сферы и электроэнергетики (52%, 44% и 43% соответственно). При этом лучшее будущее своим детям пророчили занятые в областях электроэнергетики, химической промышленности и строительства (59%, 56% и 50%). Видимо, в этих отраслях сложилась ситуация, которая позволяет работникам с большим оптимизмом смотреть в будущее своих детей, которое, по всей вероятности, будет строиться и с помощью родителей. Таким образом, структура экономики накладывает отпечаток на жизненные шансы не только работников различных отраслей, но даже их детей, а отраслевые неравенства выступают в числе важнейших социальных неравенств наряду с неравенством доходов, места жительства и т. д.

Таковы некоторые объективные факторы, предопределяющие вероятность восходящей социальной мобильности. А что думало на этот счет само население страны? Как показало исследование, сами россияне среди основных факторов, влияющих на возможность достичь благополучия, называли наличие нужных знакомств,  образование и упорный труд (см. табл. 17).

Наряду с ними как значимые условия также отмечались происхождение из богатой семьи и наличие образованных родителей, т. е. характеристики, связанные с условиями социализации. Таким образом, население страны, говоря о предпосылках жизненного успеха, главным считало собственные усилия человека, но отмечало, что положение родителей также очень сильно влияет на жизненные шансы детей. И не случайно 20% россиян, имевших бедных в своем окружении, говорили о том, что причины бедности их знакомых – низкий уровень жизни родителей.

Радужность перспектив детей действительно зависит от того, кем и в какой отрасли работают родители, как это было показано выше. А вот зависят ли  шансы на восходящую социальную мобильность от уровня образования родителей?

Таблица 17

Условия, важные и очень важные для того, чтобы добиться благополучного положения в жизни, в % (отранжировано по населению в целом)

 

Условия

% от тех, кто оценивал свое положение как более высокое по сравнению с тем, что занимали его родители

Население в целом

% от тех, кто оценивал свое положение как более низкое по сравнению с тем, что занимали его родители

Иметь нужные знакомства

89,0

89,0

91,0

Самому иметь хорошее образование

91,0

89,0

89,0

Упорно трудиться

89,0

84,0

81,0

Происходить из богатой семьи

73,0

74,0

74,0

Иметь образованных родителей

67,0

66,0

65,0

Неразборчивость в средствах, нахальство

44,0

45,0

52,0

Иметь политические связи

46,0

43,0

45,0

Место, откуда человек родом

23,0

25,0

27,0

Пол

23,0

23,0

23,0

Национальность

20,0

20,0

20,0

Политические убеждения

18,0

17,0

18,0

 

Как видно из рисунков 50 и 51, образование родителей не являлось критичным для восходящей или нисходящей мобильности, хотя, как было показано в предыдущих разделах, прямо было связано с уровнем образования и благосостоянием респондентов. Примерно равное количество россиян имело положение в обществе как лучше, так и хуже своих родителей вне зависимости от образования отца и матери (см. рис. 50). То есть можно говорить о  доминировании тенденции воспроизводства социальных слоев, различающихся уровнем образования и благосостояния, при одновременной вертикальной мобильности (как восходящей, так и нисходящей) во всех социальных слоях.

Рисунок 50

Положение россиян по сравнению с их родителями в зависимости от образования матери, в %

 

 

Очень важно, однако, что в случае получения высшего образования теми, чьи родители не имели высшего образования, это уже само по себе воспринималось россиянами как реальный шаг вверх по лестнице социальных статусов (см. рис. 51).

Рисунок 51

Самооценка своего положения россиянами по сравнению с положением своих родителей в зависимости от собственного образования и образования родителей, в %

 

Как видим, именно в группе интеллигенции в первом поколении был не только максимальный показатель восходящей социальной мобильности, но и минимальный – нисходящей.

Не стоит забывать, что на возможность мобильности влияли не только условия социализации и возможности родителей, но и личные ценностные ориентации человека. Так, более высокого положения, чем родители, добились те, кто изначально в большей степени были настроены на получение хорошего образования и построение карьеры (57% – хотели сделать карьеру при том, что среди не продемонстрировавших восходящей социальной мобильности, эта доля была заметно меньше половины).

Таким образом, изучая вопросы социальной мобильности, стоит рассматривать как стартовые условия, т.е. положение родителей, так и индивидуальные личные особенности поведения и мышления. В связи с разными комбинациями того и другого возможны различные траектории социальной мобильности. 

Рассмотрим теперь группы, которые будут демонстрировать различные стратегии поведения в этой области.

Те, кто не сумел даже сохранить позиции своих родителей, являются своего рода «отстающими». «Отстающие» россияне на себе ощутили, что происхождение из благополучной семьи не только не обеспечивает восходящую мобильность, но и не гарантирует поддержание имевшегося статуса. Эти россияне лучше населения в целом понимали, что человек сам кузнец своего счастья  - так считали 55 % из группы (против 38% среди остальных респондентов).

В силу чего они не смогли сохранить завоеванных их родителями позиций в обществе?

Абсолютно повторяющим тенденцию снижения положения относительно родителей являлся уровень их образования. У самих «отстающих» россиян оно было ниже среднего, а у их родителей – выше. Кроме того, эта группа реже, чем население в целом, обладала навыками работы на компьютере (умели или учились 35% против 40% по стране), работы с применением иностранного языка, самообразования.

Их нисходящая социальная мобильность отражалась и на оценке ими перспектив собственных детей – только 31% из них говорил, что их дети достигнут большего, чем они сами. При этом они меньше вкладывали в них, чем остальные россияне. Лишь 9% их использовали платные образовательные услуги для детей, когда население в целом прибегало к этой практике в 11% случаев[1].

По-другому вели себя те россияне, которые заняли более высокое по сравнению со своими родителями положение в обществе и считали, что их дети пойдут дальше них. Эта группа большей частью жила в областных или районных центрах (30% и 29%) в то время как в школу они пошли в основном в селах или малых городах (35% и 38%). Возможность восходящей мобильности  они получили вместе с высоким уровнем образования и квалификации – 41% из них при 28% по остальным респондентам имели высшее образование.

Эта часть россиян чаще остальных владела навыками работы на компьютере (52% против 37%), работы с использованием иностранного языка (16% против 8%), вождения автомобиля (48% против 33%). Именно поэтому, осознавая важность квалификации и образования, они старались повысить качество человеческого капитала не только у себя, но и у своих детей: 14% их использовали платные образовательные услуги для детей при 11% в среднем по массиву.

Таким образом, социальная мобильность в российском обществе наблюдается во всех слоях и группах населения и носит как нисходящий, так и восходящий характер. Вектор этой мобильности формируется целым рядом факторов. Среди них есть такие параметры, которые не зависят от самого человека, и те, на которые он может оказывать непосредственное влияние. К первым относится все, что касается его родителей и детства. Это тип населенного пункта, в котором он пошел в школу, положение его родителей, включая их культурный и человеческий капитал, и т.п.

Однако не менее значимой для социальной мобильности является вторая группа факторов, связанная с характеристиками самого человека. Первостепенную роль играет уровень его образования и квалификации. При этом принадлежность к «потомственной интеллигенции» не увеличивает вероятность восходящей мобильности, хотя и влияет на уровень образования и благосостояния. Значимыми также являются тип населенного пункта, в котором живет человек, отрасль экономики, в которой он занят, и другие факторы, связанные с особенностями местных рынков труда. При этом толчком к движению в том или ином направлении по социальной лестнице являются амбиции и ценностные ориентации человека. В зависимости от жизненной позиции и сформированной стратегии поведения при равных стартовых условиях  возможно не просто достижение разного положения в обществе, но и его изменение в прямо противоположных направлениях. Как же в этой связи выглядят ценностные ориентации россиян?



[1] Речь идет о россиянах, имеющих детей.

<<назад 

оглавление

дальше>>



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: