Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Отходы как глобальная междисциплинарная проблема

Отходы всех видов, хозяйственные, бытовые или как результат социальных или технологических катастроф, – это продукт развития индустриального общества и его неизбежного спутника массового потребления. То, что мы называем сегодня отходами, было всегда, сколько существует человечество, но глобальной междисциплинарной проблемой, оно стало именно сегодня, в век капитализма, Четвертой промышленной революции и развития потребительской идеологии.

Теоретики-экономисты трактуют рост всех видов и форм потребления как главный драйвер развития капиталистического (рыночного) производства. Так-то оно так, но по причине их почти «детской» забывчивости, они не хотят думать о том, что отходы накапливаются в том же темпе, что и производство вещей или людей. Более того, все стадии процесса производства-потребления всегда оказывают негативное воздействие на окружающую среду.

Это воздействие может быть видимым и невидимым, но оно существует, причем существует в своем, независимом от целей производства пространственно-временном масштабе и ритме. И, как правило, эти отходы утилизируются природой медленно или совсем не утилизируются, а продолжают свое разрушительное действие на окружающую среду. Самый наглядный пример – это «пластиковые острова» в Тихом Океане, которые постепенно дробятся и становятся гибельным кормом для океанской фауны. А какое воздействие оказывают эти отходы на жизнь в океанских глубинах, мы вообще пока толком не знаем.

Те же процессы накопления отходов происходят в воздухе и почве, в водах рек и озер, в растениях и животных, в верхних слоях атмосферы, в космосе, в общем – практически везде, где ступала или  еще не ступала нога человека. В результате Биосфера, которую мы всегда считали чем-то изначально данным, то есть незыблемым, постепенно трансформируется в глобальную социо-био-техносферу. Закономерности ее динамики пока изучены слабо, но она  уже начала показывать человечеству, кто действительно является хозяином Вселенной.

Возникает тоже «детский», но теоретически фундаментальный вопрос: почему же мы, социологи, проводя десятки тысяч индивидуальных и массовых опросов, ни разу не задались вопросом: разве ежедневный и ежечасный труд наших жен и матерей, занимающихся домашним хозяйством, не является прекрасной моделью для изучения и понимания самой сути проблемы междисциплинарности? Разве те тысячи действий, которые они ежедневно совершают, не показывает детям и взрослым, что, по выражению Б. Коммонера, «все связано со всем, все куда-то попадает и ничего не дается даром»? Я уже не говорю о том, что наш собственный организм, детский или взрослый, непрерывно совершает тысячи трансформаций, называемых наукой метаболическими процессами!

Как только я произношу этот термин, действительно заимствованный из биологической науки, мои коллеги тут же разделяются на две группы. Одни просто крутят пальцем у виска, намекая, что у меня «не все дома», а другие (более идеологически подкованные) прямо говорят, что этот господин «впал в биологизм», что он отрицает очевидный факт специфики общественных наук. Иными словами, повторяя аргументацию тех критиков обществознания более чем 70-летней давности, что, дескать, тут попахивает менделизмом-морганизмом (я имею в виду печально знаменитую сессию ВАСХНИЛ 1948 г.).

Уважаемые мои оппоненты, загляните в  инструкцию любого лекарства, которое вы принимаете, и там обязательно будет это странное слово метаболизм. В действительности оно ничуть не странное, потому что указывает на возможные позитивные, негативные или иные трансформации, которые будут происходить после приема очередного лекарства. Речь идет о качественных трансформациях, которые обычно не улавливаются существующими методами социологического исследования. А сегодня Россия и мир в целом находятся в очередном переходном периоде.

Теперь – о проблеме отходов, которая имеет много сторон.

Первая, это уже упоминавшийся выше процесс трансформации биосферы в социобиотехносферу. Пока социологи не начнут диалог с естественниками и технарями, мы ничего не сможем предсказать о воздействии отходов на среду обитания и нашу собственную жизнь.

Вторая, это разовое или растянутое во времени и пространстве отрицательное воздействие отходов на природные экосистемы или городскую среду, и через них снова – на человека. В этом отношении, как говорят биологи, человек продолжает вести себя как биологический вид.

Третья, это сжатие (компрессия) пространства жизнедеятельности человека посредством ускорения времени. В условиях подобного «сжатия» человека перестают интересовать проблемы среды обитания, он озабочен лишь тем, что в любой точке мирового пространства он получит стандартные условия труда и быта.

Четвертая, если отходы крупнейших городов РФ будут перемещены в сельскую местность, это резко обострит отношения обитателей этих двух типов населенных мест.

Пятая, исход населения из села и малых городов резко ухудшит состояние среды их обитания, так как защищать ее будет некому. Однако наличие системы глобального мониторинга состояния этой среды может спровоцировать межгосударственные конфликты, т.к., в конечном счете, наши отходы станут общей проблемой, как это случилось с Чернобылем и Фукусимой-1.

Шестая, мы, социологи, забываем, что в мире и РФ идет интенсивный процесс размывания и уничтожения приватности, которую я интерпретирую как необходимость наличия у каждого индивида его личного пространства, куда другим вход ограничен. Однако массовое хакерство разрушает это индивидуальное пространство.  

В конечном счете, проблема отходов, а с ней и столь популярная сегодня проблема «устойчивого общества», могут быть решены только через его непрерывное поступательное развитие. Причем, такое развитие, которое производит минимум отходов.



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: