Малообеспеченные в России: Кто они? Как живут? К чему стремятся?

4. Социально-профессиональный портрет малообеспеченных слоев в современной России

 <<назад          

оглавление

>> дальше

 

В стратификационных исследованиях уже классическим стал взгляд на неравенство, согласно которому низкий уровень жизни связан, прежде всего, с низкой квалификацией работников и их занятиями физическим трудом. Но так ли это в России?

Проведенное нами исследование позволяет обнаружить подтверждение данного тезиса лишь в отношении крайних точек структуры российского общества. Так, в числе бедных действительно редко можно встретить работников, занятых нефизическим трудом (их совокупная доля в составе бедных весной 2008 года не превышала 37% работающих бедных), поскольку большинство работающих бедных в современной России (63%) – это рабочие средней и низкой квалификации, проживающие в сельской местности.

В то же время бóльшую часть благополучных россиян составляют работники, занятые нефизическим трудом - 66%, причем в половине случаев это высококвалифицированный умственный и управленческий труд (см. табл. 12). Для балансирующих же на грани бедности и, в особенности, малообеспеченных россиян,  характерным по сравнению с благополучными слоями населения является более низкая доля специалистов и управленцев при относительно высокой доле лиц малоквалифицированного нефизического труда – торговля, рядовые служащие, а также физического труда, особенно средней квалификации. Таким образом, хотя профессиональный портрет малообеспеченных в России достаточно пестрый, и собственно рабочих среди них менее половины, в том числе средне- и неквалифицированных рабочих – около 30%, но наиболее типичный их профессиональный статус – рабочий 3-4 разряда.

Таблица 12

Социально-профессиональный состав различных социальных слоев,
в % от их работающих представителей

 

Социально-профессиональные группы

Бедные

Нуждающиеся

Собственно
малообеспеченные

Благополучные

1. Предприниматели и самозанятые

0

2

2

4

2. Руководители всех уровней

0

3

4

10

3. Специалисты (включая офицерский состав)

13

20

22

30

4. Офисный персонал

10

9

11

11

5. Рядовой работник торговли или сферы бытовых услуг

14

22

17

12

6. Рабочие

63

44

44

33

6.1 Рабочий, от 5 разряда

11

14

15

17

6.2 Рабочий, 3-4 разряд

36

24

24

13

6.3 Рабочий, 1-2 разряд и без разряда

16

7

5

4

 

Особенность большинства наиболее распространенных среди малообеспеченных производственных позиций в том, что квалификация работающего на них человека не так важна, как неустойчивость и кризисный характер занятости на этих рабочих местах. Показательно, что почти треть рядовых работников торговли и сферы бытового обслуживания опасается потерять работу, что является следствием наличия жесткой конкуренции за эти рабочие места, связанной, в том числе, с интенсивной миграцией в Россию простой рабочей силы, превосходящей по темпам рост численности этих рабочих мест в отечественной экономике. Причем простой труд в торговле и сфере бытового обслуживания характерен в основном для районных центров, где относительно меньше альтернативных возможностей занятости.

Если же говорить о занятых физическим трудом, а именно о рабочих, то как показали результаты исследования, уровень их жизни связан сегодня в России с их квалификацией нелинейным образом. То есть высококвалифицированные рабочие встречаются и в благополучных, и в собственно малообеспеченных, и в нуждающихся слоях российского общества, хотя более половины из них (54%) попадают все-таки в относительно благополучные слои, что не характерно для рабочих более низкой квалификации. При этом большая часть остальных высококвалифицированных рабочих оседает, как правило, в составе собственно малообеспеченных слоев (28%, при том, что 14% попадают в состав нуждающихся, и лишь 7% - в состав бедных). Говорит ли это о том, что человеческий капитал рабочих не приносит им соответствующей отдачи? И каковы вообще характеристики их человеческого капитала?

Если говорить об их уровне образования, то высшее образование для рабочих – это, скорее, редкое исключение, чем правило: сегодня в России всего 2% рабочих имеют высшее образование, и распределены эти проценты между высоко- и среднеквалифицированными рабочими. Вообще же высшее образование характеризует только специалистов, и, в меньшей степени, руководителей (см. рис. 15).

Рисунок 15

Специфика образования основных социально-профессиональных групп, в % от работающих

 

 

Рисунок 15 демонстрирует, что основной водораздел между рабочими по образованию  проходит в области соотношения начального и среднего общего образования, с одной стороны, и среднего специального, каковым большинство рабочих считает ПТУ с полным средним образованием, и незаконченного высшего, с другой. По данному критерию российских рабочих сегодня можно условно разделить на две основные группы: квалифицированные (средний и высокий уровень квалификации) и неквалифицированные (низкий уровень квалификации или ее отсутствие). Связь уровня квалификации рабочих с их уровнем образования очевидна, однако и среди высококвалифицированных рабочих свыше трети не имеют профессионального образования.

Более того, данные таблицы 13 показывают, что высшее образование рабочих средней и высокой квалификации сегодня не выступает фактором, способствующим однозначному повышению их благосостояния. Скорее наоборот – среди рабочих с высшим образованием чаще можно встретить именно малообеспеченных и бедных, что может свидетельствовать о нисходящей социальной мобильности этой немногочисленной группы, и связано, видимо, с какими-то личными обстоятельствами (например, злоупотреблением алкоголем). И в этом ощутимое отличие нынешней ситуации от периода структурной перестройки экономики середины 1990-х годов, когда на рабочие должности уходили специалисты с высшим образованием из закрывавшихся НИИ, КБ и т.п.

Таблица 13

Дифференциация уровня жизни рабочих разной квалификации
в зависимости от уровня образования их представителей, в % от работающих

 

Социально-

профессиональные

группы

Образование

Бедные

Малообеспеченные

Благополучные

Рабочие высшей квалификации

Ниже с/с

11

43

46

С/с и незаконченное в/о

5

37

58

В/о и выше

-

60

40

Рабочие средней квалификации

Ниже с/с

22

49

29

С/с и незаконченное в/о

14

53

32

В/о и выше

20

40

40

Рабочие низкой квалификации

Ниже с/с

42

37

21

С/с и незаконченное в/о

-

46

54

Как видно из таблицы 13, нелинейно распределяются по социальным слоям и представители других типов образования. Это значит, что такой важный компонент человеческого капитала как образование практически  не позволяет объяснить различия в уровне жизни рабочих средней и высокой квалификации, и слабо приближает нас к объяснению причин их попадания в малообеспеченные слои. Яркие отличия в уровне жизни, связанные с разным типом имеющегося образования (среднее специальное и ниже), наблюдаются лишь у рабочих низкой квалификации – отсутствие у низкоквалифицированного рабочего среднего специального образования приводит к бедности представителей этой социально-профессио-нальной группы (сегодня среди таких рабочих 42% бедных). В то же время более половины (54%) рабочих 1-2 разрядов и без разрядов со средним специальным образованием - это относительно благополучные россияне (остальные 46% - это представители малообеспеченных слоев).

Итак, причины попадания рабочих в число малообеспеченных слоев связаны сегодня в России не с особенностями их человеческого капитала

Это косвенно подтверждается отсутствием в российской экономике полноценного рынка человеческого капитала, что проявляется в том, что лицам, занимающим позиции, которые предполагают высокую степень заменимости по квалификации и профессиональным навыкам, не свойственно оказываться в числе малообеспеченных или бедных слоев. Так, если вернуться к данным таблицы 12, то видно, что доля конторских служащих (79% которых имеют среднее специальное или незаконченное высшее образование) составляет сегодня в благополучных слоях работающего населения 11%, что совпадает со средним показателем по числу этих работников в российском обществе. В то же время в благополучных слоях населения оказываются в первую очередь все-таки те из служащих, кто имеет высшее образование. Это говорит о том, что данная часть рядовых служащих занята в особом сегменте рынка труда, и именно высшее образование позволяет им претендовать на занятость в этом сегменте, также как отсутствие специального профессионального образования обрекает представителей формально такого же социального статуса на работу на таких рабочих местах, которые могут обеспечить им благосостояние лишь на уровне малообеспеченности (см. табл. 14).

Таблица 14

Дифференциация уровня жизни некоторых социально-профессиональных групп в зависимости от уровня образования, в % от работающих их представителей

 

Социально-профессиональные

группы

Образование

Бедные

Малообеспеченные

Благополучные

Руководители

всех уровней

Ниже с/с

-

33

67

С/с и незаконченное в/о

-

23

77

В/о и выше

2

29

69

Специалисты

Ниже с/с

-

33

-

С/с и незаконченное в/о

4

52

44

В/о и выше

5

34

61

Офисный персонал

Ниже с/с

-

64

36

С/с и незаконченное в/о

10

42

49

В/о и выше

6

19

75

Рядовой работник торговли или сферы бытовых услуг

Ниже с/с

15

48

37

С/с и незаконченное в/о

7

55

37

В/о и выше

-

29

71

 

Схожая ситуация и у работников торговли и сферы услуг, а также специалистов, для которых только высшее образование резко повышает шансы оказаться в составе благополучных слоев населения. За этим феноменом скрывается колоссальная дифференциация реальных рабочих мест и требований к занимающему их работнику при формально одинаковом их статусе в современной России. Секретарь директора сельского клуба или члена Совета директоров «Газпрома», школьный учитель в поселке городского типа или престижном частном колледже в столице, мастер на стройке коровника или главбух крупной туристической фирмы - такие примеры формально одинаковых профессиональных статусов, скрывающих качественно разное содержание, можно было бы множить и множить. Но и из сказанного понятно, почему высшее образование оказывается столь значимо для попадания в благополучные слои населения для всех типов профессиональных статусов лиц нефизического труда.

В полной мере относится это и к такой особой группе как предприниматели и самозанятые. Учитывая, что для этой группы характерно отсутствие среднего специального образования (для 42%, как и для среднеквалифицированных рабочих, – см. рис. 15), высшее образование означает обычно занятость не микробизнесом типа уличной торговли с лотка, а реальное наличие своего дела. В итоге ни одни из предпринимателей с  высшим образованием не входит в число даже малообеспеченных слоев (все они попадают в состав относительно благополучных россиян – см. табл. 14). Среднее специальное образование предпринимателей уже не дает им гарантии стопроцентного попадания в число относительно благополучных слоев. И, несмотря на то, что отсутствие среднего специального или высшего образования все же пока позволяет части предпринимателей и самозанятых демонстрировать уровень жизни, характерный для относительно благополучных слоев, человеческий капитал для них оказывается очень важен. Возможно, лучше понять ситуацию с этой группой помогает тот факт, что свыше половины предпринимателей и самозанятых – это сельские жители.

Таблица 14 позволяет увидеть также всю неоднородность слоя специалистов в части их человеческого капитала, который, как показывают результаты исследования, далеко не всегда обеспечивает им благополучный хотя бы по российским меркам уровень жизни.
В итоге 39% специалистов с высшим образованием в современной России оказываются сегодня в составе малообеспеченных и даже бедных. Причем низкий уровень жизни специалистов связан с их возрастом – более половины специалистов в возрасте старше 50 лет (всего таких в составе специалистов 17%) относятся к малообеспеченным. Стоит отметить, что в других социально-профессиональных группах этой связи не наблюдается, и в значительной степени связь уровня специалистов с их возрастом объясняется теми особенностями их квалификации и культурного капитала, о которых говорилось в разделе 3.

Как это ни парадоксально, но наименьшее значение фактор образования имеет для риска оказаться в числе малообеспеченных у руководителей (см. табл. 14). Это косвенно подтверждает, что уровень жизни значительной части работающего населения страны (включая руководителей и рабочих высокой и средней квалификации) зависит от обстоятельств, ставящих образование в ряд второстепенных показателей, а на первый план (или, по крайней мере, как равнозначные ему) выдвигающих другие факторы.

Какие же это факторы? Прежде всего, это властный ресурс (степень их влияния на принятие решений у них на работе), который ярче, чем образование, связан с различиями в уровне жизни представителей большей части социально-профессиональных статусов (см. табл. 15).

Из таблицы 15 видно, что различия в уровне жизни различных профессиональных групп тесно связаны с характером их властного ресурса. При этом наиболее ярко проявляется эта тенденция для специалистов, служащих и рабочих. Способность влиять на ситуацию в рамках предприятия в целом дает большинству из них больше шансов «хорошо устроиться» в обществе, хотя и среди имеющих такое влияние встречаются малообеспеченные россияне. Не фиксируется связь благосостояния и властного ресурса у руководителей, которые, видимо, получают свои доходы зачастую не за реальную деятельность по управлению, во всем мире связанную с принятием решений, а, что называется, «за должность». Отметим, что для руководителей не менее важным, чем образование и реальный властный ресурс, оказывается место жительства – почти половина всех малообеспеченных руководителей проживает в сельской местности. Исключением в отношении связи уровня жизни и властного ресурса является также торговля и сфера бытовых услуг с ее массовым развитием нестабильных форм уличной торговли и услуг.

Таблица 15

Дифференциация уровня жизни социально-профессиональных групп в зависимости от властного ресурса, в % от работающих их представителей

 

Социально-профессиональные
группы

Степень влияния на работе

Бедные

Малообеспеченные

Благополучные

Предприниматели и самозанятые

Влияние в рамках предприятия

-

27

73

Влияние в рамках подразделения

-

57

43

От решения ничего не зависит

-

-

-

Руководители
всех уровней

Влияние в рамках предприятия

-

19

81

Влияние в рамках подразделения

2

31

67

От решения ничего не зависит

-

31

69

Специалисты

Влияние в рамках предприятия

-

39

61

Влияние в рамках подразделения

4

29

67

От решения ничего не зависит

7

45

49

Офисный персонал

Влияние в рамках предприятия

-

-

100

Влияние в рамках подразделения

8

23

69

От решения ничего не зависит

9

51

40

Рядовой работник торговли или сферы бытовых услуг

Влияние в рамках предприятия

-

83

17

Влияние в рамках подразделения

3

42

55

От решения ничего не зависит

12

53

34

Рабочие

Влияние в рамках предприятия

-

46

54

Влияние в рамках подразделения

4

31

65

От решения ничего не зависит

18

48

34

 

Итак, на социально-экономический статус многих групп занятых, трудовая деятельность которых не предполагает управленческих функций, властный ресурс оказывает куда больше влияния, чем образование. Видимо, это связано с тем местом, которое представители этих профессиональных статусов занимают в неформальной структуре организации, ведь в косвенной форме властный ресурс их представителей отражает их принадлежность к «ядру» своих коллективов, а его отсутствие - принадлежность к их «периферии». И в этом отношении ситуация с малообеспеченностью относительно образованной части россиян становится понятнее – ведь при равном формальном уровне образования шансы оказаться в «ядре» всегда выше у наиболее квалифицированной части работников, а как отмечалось в разделе 3, реальный объем человеческого капитала может существенно отличаться при формально одинаковом его объеме.

Наряду с принадлежностью к «ядру» или «периферии» коллектива искажающее влияние на связь человеческого капитала и уровня жизни оказывает и место проживания работника. Широкий рынок труда крупных городов способен предложить конкурентоспособные зарплаты представителям большинства профессиональных статусов, в то время как узкий и депрессивный рынок труда в селах и малых городах не предъявляет спрос на высококвалифицированную рабочую силу, в том числе – и на квалифицированных рабочих, которые по уровню жизни формируют две полярные группы – тех, кто проживает и трудится в мегаполисах и крупных городах (две трети относительно благополучных рабочих), и сельских жителей (41% малообеспеченных рабочих). Причем, данное обстоятельство оказывается для них гораздо важнее, чем имеющийся у них разряд. Это тем более важно, что для села физический труд является наиболее характерной формой занятости (58% работающих сельских жителей – это рабочие).

Причем, что оказалось несколько неожиданно, рабочих высокой и средней квалификации сегодня относительно чаще можно встретить именно на селе, в то время как низкоквалифицированный труд однородно представлен во всех типах населенных пунктах. Это значит, что если различия в уровне жизни разных групп квалифицированных рабочих во многом связаны с дифференциацией оплаты за одну и ту же работу на рынках труда разных типов поселений, и рабочие крупных городов находятся при этом в относительно привилегированном положении, а в селах и малых городах – в наихудшем, то бедственное положение большинства разнорабочих связано с особенностями развития рынка труда низкой квалификации во всех типах поселений.

За счет чего это происходит? Прежде всего, поскольку труд низкоквалифицированных рабочих является однородным, как и сам рынок, на котором он обращается, а следовательно – работник на нем легко заменим любым мигрантом из стран постсоветского пространства, то он тяготеет к минимальным значениям, определяемым запросами самой дешевой рабочей силы. Поскольку же эти минимальные значения слабо дифференцированы по поселениям, то  и зарплата на этом сегменте рынка труда мало влияет на уровень жизни независимо от типа поселения. Таким образом, неквалифицированный и малоквалифицированный труд (а в значительной степени – и среднеквалифицированный труд, например, в строительстве) в нынешних условиях даже в богатых регионах уже сам по себе становится фактором закрепления низкого социально-экономического статуса. Учитывая, что доля такого типа профессиональных статусов в составе занятого населения составляет около четверти, это означает достаточно масштабное самовоспроизводство малообеспеченности и бедности.

Кроме того, поселения разных типов характеризуются разной моделью профессиональной структуры, и в поселениях численностью менее 250 тысяч человек доля рабочих на 5 и более процентов выше, чем в крупных и средних городах, а специалистов с высшим образованием – на 5 и более процентов ниже. И именно в этих особенностях структуры занятости в разных типах поселений и заключается одна из сложнейших проблем преодоления малообеспеченности – ведь активно развивается экономика, прежде всего, крупных городов, а депрессивное состояние и высокая конкуренция на рынках труда малых городов и сел понижающе действует на уровень доходов даже относительно квалифицированной рабочей силы. В итоге в городах с численностью менее 250 тысяч населения среди работающих
56%-59% составляют сейчас малообеспеченные и бедные, в то время как в мегаполисах их доля составляет около трети, а в городах разной численности в диапазоне от 250 тысяч до 1 млн. человек – 44%-46%. При этом в селах ситуация совсем плачевна – доля малообеспеченных и бедных среди работающих составляет в них 72%, в том числе 17% это нуждающиеся и 31% – собственно малообеспеченные.

Какой же доход оказывается достаточным для разных социально-профессиональных групп для попадания в различные слои населения, характеризующиеся разным уровнем жизни (см. табл. 16)?

Таблица 16

Месячный доход представителей разных социально-профессиональных групп, в % от работающих их представителей

 

Социально-профессиональные группы

Доход

Бедные

Малообеспеченные

Благополучные

Предприниматели и самозанятые

До 4999

-

55

46

5000-9999

-

17

83

10000-14999

-

-

100

15000 и выше

-

33

67

Руководители всех уровней

До 4999

7

43

50

5000-9999

-

33

67

10000-14999

-

10

90

15000-24999

-

12

88

25000 и выше

-

50

50

Специалисты

До 4999

13

56

32

5000-9999

4

43

53

10000-14999

-

23

77

15000-24999

-

19

81

25000 и выше

-

8

92

Офисный персонал

До 4999

16

49

35

5000-9999

5

43

52

10000-14999

5

26

68

15000 и выше

-

33

67

Рядовой работник торговли или сферы бытовых услуг

До 4999

15

65

20

5000-9999

6

58

37

10000-14999

4

32

64

15000-24999

5

26

68

25000 и выше

-

25

75

Рабочие

До 4999

20

57

24

5000-9999

14

48

38

10000-14999

6

42

52

15000-24999

11

19

70

25000 и выше

9

-

91

 

Как видно из таблицы 16, среднемесячного душевого дохода в 5000-10000 рублей для представителей всех профессиональных групп оказывается в большинстве случаев достаточно для попадания в относительно благополучные слои. Однако для рабочих и работников торговли, большинство которых, казалось бы, проживают в селах и малых городах, где жизнь относительно дешевле, граница благополучия проходит выше. Это значит, что либо у них не хватает каких-то типов ресурсов, обеспечивающих относительно более благополучную ситуацию в других профессиональных группах (например, социального капитала), либо они характеризуются большей долей нерациональных трат имеющихся средств, либо тот и другой фактор действуют одновременно.

 <<назад          

оглавление

>> дальше


полная версия страницы

© 1998-2020. Институт социологии РАН (http://www.isras.ru)