Институт социологии
Российской академии наук

К вопросу о роли социологии в обществе

 

К вопросу о роли социологии в обществе.

Тезисы выступления на ежегодной конференции Сообщества профессиональных социологов 7 июня 2008 г.

1. Прежде чем говорить, чем должна быть социология по отношению к обществу, какова ее публичная роль, следует выяснить, какое место занимает она сама в системе его отношений. На мой взгляд, ее положение становится все более подчиненным, зависимым. Социология как институт находится в мощном и весьма конфликтном геоэкономическом и этнополитическом поле. Суть современной модели мироустройства – новый силовой передел мира, где стратегию и тактику определяют мощные экономические игроки.

Это поле борьбы двух сил: господствующей экономической, иначе – глобальной экономики, живущей и действующей во времени, и слабых разрозненных сил, привязанных к определенным точкам (регионам) Земли, то есть живущих в пространстве. Первая сила – унифицирующая, тогда как вторая стремится сохранить локальные и региональные экосистемы – природные и социальные. Поэтому теоретически и в мире, и в России есть две социологии: одна, питаясь ресурсами транснационального капитала или принадлежащего мощным этнократическим кланам, поддерживает их геополитические интересы. Другая отстаивает идеи демократии и самоуправления, прав граждан и экосистемную организацию природы и мира.

Правда и внутри первой не все спокойно: интересы больших систем (государства, ТНК, кланов) все время входят в столкновение с индивидуальными интересами отдельных людей и малых групп. Но это скорее механизм внутреннего развития этой глобальной «машины», нежели ее ослабления. Хотя время от времени мы видим перебежчиков из первой ко второй.

 

2. Эту ситуацию борьбы, побед и поражений то той, то другой стороны, социология должна критически оценивать. Я считаю, что это – ее главная задача. Как говорил У. Бек, сегодня «радикальное сомнение» необходимо. Но с каких позиций? – Я лично нахожусь на стороне индивидуализированной человеческой массы (не толпы!), которая хочет жить в здоровой и безопасной среде, работать, общаться, учиться и воспитывать своих детей. Противная сторона отстаивает свои идеи, скажем «двух третей» или даже «одной трети», поскольку такое количество людей на Земле им не нужно, оно их беспокоит (З. Бауман). Поэтому, если первые отстаивают свои идеи открыто, то вторые продвигают их скрытными политическими средствами, без публичного обсуждения. Им нужен не диалог, а пиар своей модели мироустройства. Значит, задача аналитика и критика: раскрытие интересов и технологий этого пиара.

 

3. Чтобы оценивать критически глобальную динамику и объяснять ее другим, широкой публике социологу нужны адекватные инструменты. И вот здесь проявляется недостаточность классической методологии: «социальные факты только из них же». С такой амуницией социальный критик практически бессилен. Экспертные суждения и массовые опросы здесь подходят мало, потому что одномоментные «срезы» современного неопределенного и весьма турбулентного мира его динамики, «длинных волн» (Кондратьев) не дают. Как известно, недавний маленький ипотечный кризис в США потряс все глобальную финансовую систему.

Значит, социологу, стоящему на демократических позициях, нужно знание о  сценариях и моделях глобальной динамики. А они создаются только большими междисциплинарными коллективами, с обязательным участием представителей естественных и точных наук. Что, например, сейчас делает Э. Гидденс, создавая со своими молодыми коллегами  модель «Социальной Европы». Значит, ключ к успеху такого социолога – в уменье социологически интерпретировать данные других наук. А это совсем другая эпистемология и психология. И такая интерпретация+критика должна быть делом постоянным. Напомню, что социальная критика – традиционна для всей русской социальной философии и социологии. Но еще более она была присуща представителям естественных наук, начиная с М.В. Ломоносова и до Д.И. Менделеева, В.И. Вернадского, П.Л. Капицы и А.В. Сахарова.

 

4. Но и это шаг – не последний. Если социолог будет столь же «директивен», как юрист или менеджер, грош ему цена. Следовательно, помимо научной рациональности он должен владеть методами выявления рациональности культурной. Иными словами – находится в непрерывном диалоге с «людьми места», с обычным гражданами. И не просто «информировать» их, а именно выявлять и обсуждать проблемы, которые волнуют их. Значит, помимо всего прочего социолог должен владеть «языками места», а также – методами стыковки, соотнесения знания о глобальных процессах (потоках) и о местных проблемах и ситуациях. То есть владеть не только методами междисциплинарной интерпретации, но и методами сбора и интерпретации локального знания и локальных интересов, их соотнесения со знанием с научным.

 

5. Последний вопрос: все ли из того, что узнал и критически осмыслил социолог, он должен говорить «простому народу»? С моей точки зрения, все или почти все. Только тогда возможно взаимопонимание и доверие. Возникновение «параллельной реальности» в виде социальных сетей в интернете – лучшее тому подтверждение. Другое дело, когда и что именно говорить. Но если уж мировые лидеры точных и естественных наук постоянно выступают в роли пропагандистов и популяризаторов своих открытий, то почему же это недоступно нам, социологам?



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: