Институт социологии
Российской академии наук

А.А. Давыдов Инновационный потенциал России: настоящее и будущее

 

Инновационный потенциал России: настоящее и будущее

 А.А. Давыдов, главный научный сотрудник ИС РАН

 

 

Ключевые слова: инновационный потенциал России, системная социология  

 

ВВЕДЕНИЕ

В Стратегии 2020, декларируемой Президентом РФ [1] инновациям отводится ключевая роль в модернизации России. При Правительстве России существует правительственная комиссия по высоким технологиям и инновациям, которую возглавляет Председатель Правительства РФ В.В.Путин, при Президенте РФ Д.А.Медведеве существует Комиссия по модернизации, которые разрабатывают управленческие рекомендации по инновационному развитию России. Федеральное агентство по науке и инновациям РФ [2] реализует Федеральные целевые программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 - 2012 годы», «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы» и т.д. Российская академии наук (РАН) [3], осуществляет исследования и прогнозирование инновационного потенциала России в рамках Программы фундаментальных исследований РАН, в частности, сделан прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу (до 2030 г.).

Проблемы современной модернизации российского общества рассматривали многие социологи, например, В.А.Ядов [4]. ВЦИОМ [5] проводит опросы общественного мнения, посвященные инновационному развитию России, из которых, в частности, следует, что в 2007 году 63% опрошенных полагали, что инновации - это необходимое условие будущего процветания России. При этом каждый второй россиянин (53%) затруднялся объяснить, что такое инновации. Более половины опрошенных полагали, что Россия сможет стать высокоразвитой державой, в основе экономики которой не сырьевой сектор, а наука и высокие технологии, не раньше, чем через 10-15 лет (35% опрошенных) или даже к середине XXI века (20% опрошенных).

Вместе с тем, существует необходимость обобщить эмпирические результаты, полученные с помощью множества индексов инновационного потенциала стран мира. Под инновационным потенциалом страны понимаются возможности для создания, разработки, внедрения и распространения полезных новшеств (новых знаний, идей, технологий, товаров, услуг, методов управления, процессов, социо-культурных образцов и т.д.) [6-10]. В этой связи автор поставил следующие  две исследовательские задачи, которые уже частично решал в предыдущих работах [11-12]. Первая задача. На основе анализа научной литературы, выявить место России среди стран мира в 2009 году, используя значения существующих индексов инновационного потенциала. Полученное значение инновационного потенциала может выступать «точкой отсчета» для научно обоснованного мониторинга инновационного развития России. Вторая задача. Рассмотреть возможный прогноз изменения инновационного потенциала России. Данная задача, несмотря на очевидные трудности верификации прогноза, может быть полезной для принятия управленческих решений модернизации России. 

Решение поставленных задач автор осуществлял в рамках системной социологии [13], в частности, в рамках социально-инженерной методологической парадигмы [14], поскольку исследование инновационного потенциала национальных инновационных систем [6-10] требует использования системного подхода [9], в частности, использования системного методологического принципа междисциплинарности, и системного анализа для разработки научно обоснованных управленческих рекомендаций и системного управления.

 

 ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИИ: НАСТОЯЩЕЕ

В практике международных сравнительных исследований используется множество индексов, с помощью которых измеряют инновационный потенциал стран мира в динамике. Измерением инновационного потенциала стран мира занимаются международные организации, например, Всемирный Банк [15], крупные аналитические компании, например, RAND Corporation [16], по заказу международных организаций, например, The World Economic Forum (WEF), the UN Development Program (UNDP), the UN Industrial Development Organisation (UNIDO), EU Commission European innovation и т.д., для крупных международных инвесторов, правительств национальных государств, для выделения финансовых кредитов, инвестиций, для принятия управленческих государственных решений в области инновационной политики.

Индексы инновационного потенциала стран мира базируются на теории инновационных систем [6-10], теории социо-технического анализа [9], теории измерения с помощью индексов [10] и теории системной динамики [13], поскольку между значениями переменных в индексах действуют прямые и обратные связи [17-18]. Существующие индексы инновационного потенциала стран мира включают в себя, как правило, до 100 количественных и качественных переменных с определенными «весами», которые, включают в себя сферу образования, науки, технологий, человеческий капитал, политический и инновационный климат в стране и т.д. и интегрируют данные официальной национальной статистики, опросы общественного мнения и экспертные опросы. Различия в значениях разных индексов для одной и той же страны мира обусловлены разным набором переменных, включаемых в индексы и методикой расчета индекса (алгоритмом интеграции информации в индексе), поскольку каждый индекс инновационного потенциала разрабатывается для решения конкретной исследовательской и (или) управленческой задачи.

В табл.1 представлены некоторые индексы инновационного потенциала, применительно к России, для 2009 года.

Таблица 1

Значения индексов инновационного потенциала России

Индекс

Ранг России в 2009  году

Количество учитываемых стран мира

Источник цитирования

Innovation Index WB

41

145

[15]

Innovation Capacity Index

49

130

[19]

Global Innovation Index INSEAD

68

130

[20]

Innovation Index WEF

73

133

[21]

 

Используется также множество субиндексов инновационного потенциала в науке, технологии, образовании, культуре, человеческом капитале и т.д., например, WEF Technology Index, Science and Technology Capacity Index RAND Corporation [цит. по 22], Global Creativity Index [23], Innovative Culture Index [24], Green Innovation Index [25], с помощью которого измеряют Eco-innovation Development (экологическое инновационное развитие), разработаны индексы инновационного потенциала для отдельных групп стран, например Summary Innovation Index [22] для стран Европейского сообщества (ЕС).

 

В таблице 2 представлен рейтинг России среди стран мира по значениям некоторых индексов инновационного технологического потенциала в 2006 году.

Таблица 2

Рейтинг России среди 45 стран мира по значению некоторых индексов технологического инновационного потенциала

Индекс

 

Ранг России

Technological Activity Index

23

Global Summary Innovation Index

23

ArCo

28

Technological Advance Index

31

Knowledged Index

35

Technological Innovation Index

41

Technology Index

44

Technological Readiness Index

44

[Цит. по 22]

Если использовать факторный анализ (метод выделения факторов - maximum likelihood, количество принудительно выделенных факторов – 1, пакет SPSS) рангов 45 стран по индексам, представленным в таб.2, то 1 фактор, объясняет 83.2% суммарной дисперсии. Это означает, что на 83.2% проанализированные рейтинги стран мира измеряют одну и ту же характеристику, а именно, технологический инновационный потенциал. Если использовать процедуру Factor Scores по методу Regression, то тогда Россия будет занимать 29 место среди 45 проанализированных стран по значению factor score для выделенного одного фактора.

Индексы инновационного потенциала стран мира, представленные в таб.1, используются как самостоятельно, так и как субиндексы в более общих индексах. Например, по значению Knowledge Economy Index, куда входит субиндекс инновационного потенциала, Россия в 2009 году занимала 60 место среди 145 стран мира  [15]. По значению Global Competitiveness Index, куда также входит субиндекс инновационного потенциала, Россия в 2009 году занимала 63 место среди 133 стран мира [21].

Если сравнить национальные инновационные системы стран - мировых лидеров в области инновационного развития (Швеция, Норвегия, Финляндия, США, Япония, Нидерланды, Сингапур, Канада, Великобритания, Южная Корея, Германия) [15,21-22] и российскую национальную инновационную систему, то можно заметить, что для России факторами, сдерживающими инновационное развитие, являются коррупция, недостаточная эффективность работы правительства, недофинансирование науки и НИОКР, недостаточная эффективность образовательной и научной инфраструктуры. В этой связи отметим, что по значению индекса Corruption Perceptions Index, Россия в 2009 году занимала 146 место среди 180 стран мира (очень высокий уровень коррупции) [26], а между значениями индексов Control of Corruption Index (контроль над коррупцией) и Government Effectiveness Index (эффективность работы правительства) существует линейная зависимость [цит. по 13]. По значению индекса ARWU [27], с помощью которого измеряют научно-образовательный потенциал Университетов мира, МГУ - ведущий российский университет, в  2009 г. занимал 77 место среди 500 ведущих Университетов мира. Происходит старение научных кадров в РАН [3], многие их которых находятся в пенсионном возрасте и наблюдается дефицит двух поколений молодых ученых в РАН, что, как показывают многочисленные работы по науковедению, не способствует росту научного инновационного потенциала страны. Наблюдаются проблемы с человеческим капиталом, в частности, средний уровень индекса интеллектуальности (IQ) российского населения [28], который в значительной мере обусловлен генетикой [29]. В этой связи отметим, что современные данные популяционной генетики человека (социогенетики) [29-30], свидетельствуют, что многие характеристики населения, такие, как креативность, потребность в новизне, скорость обучения и т.д., важные для инновационного потенциала страны, в значительной мере обусловлены генетикой. Значения индексов культуры ( PDI-Power Distance Index, IDV-Individualism, MAS-Masculinity, UAI-Uncertainty Avoidance Index, LTO-Long-Term Orientation) Г.Хофстеда [цит. по 13] показывают, что по значению данных индексов Россия  «далека» от стран-мировых лидеров в области инноваций (Швеции, США). Наблюдается недостаточный социальный статус науки, технологий и новаторов в российском обществе, недостаточное развитие так называемого «креативного класса» [23] и ряд других взаимосвязанных генетических, психологических, социально-экономических, правовых,  демографических, технологических, политических и культурных факторов [4,11-12,14,30,31,с.193-210], которые сдерживают развитие инновационного потенциала России. Например, по значению индекса Human Development Index (HDI) [32] - индекс развития человека, Россия в 2007 году занимала 71 место среди 182 стран мира. Значение индекса HDI связано, в статистическом смысле, кусочно-линейной зависимостью со значением индекса Innovation Capacity Index  (ICI) [19]. Об этом свидетельствует построенная автором кусочно-линейная регрессия (Piecewise linear regression with breakpoint) Вычисления значений коэффициентов кусочно-линейной регрессии, представленные в таб.3, производились автором по 125 странам мира за период 2007-2009 гг. в пакете Statistica по алгоритму оценивания Rosenbrock and Quasi-Newton.

Таблица 3

Значения коэффициентов кусочно-линейной регрессии между значениями индексов ICI и HDI

 

 

Из таблицы 3 следует, что построенная кусочно-линейная модель довольно точно ( R² = 0.887) аппроксимирует (приближает) исходные данные. Проведенный автором анализ «остатков» показал, что «остатки»  распределены приближенно по нормальному закону, что может свидетельствовать об адекватности построенной модели. Из таблицы 3 также следует, что «точка разрыва» в значении индекса ICI=53.9, после которой начинается другая линейная зависимость между значениями индексов ICI и HDI, характерная для стран с высоким уровнем инновационного потенциала. Для России в 2009 году значение индекса ICI=52.8, что меньше, чем порог перехода на другую линейную зависимость. 

Проведенный автором статистический анализ показал, что между значениями индексов и субиндексов инновационного потенциала России и множеством других социальных факторов существуют прямые и обратные зависимости, что уже ранее было установлено для других стран мира и используется в  компьютерных моделях системной динамики [33].

В целом, по значениям индексов инновационного потенциала, Россия в 2009 году находилась в группе стран мира, которую можно условно назвать  «Средний уровень инновационного потенциала» в социуме. Это подтверждает проведенный автором кластерный анализ индексов инновационного потенциала из табл.1, по различным алгоритмам кластеризации, например, TwoStep Cluster с автоматическим выделением оптимального количества кластеров по Bayesian Information Criterion (BIC) из пакета SPSS.

По значению индексов инновационного потенциала, Россия, с течением времени, снижает свой международный инновационный рейтинг среди стран мира. Так, например, по значению индекса Global Innovation Scoreboard [22], Россия в 1995 году занимала 25 место среди 43 стран мира, а в 2005 году уже 27 место среди данных 43 стран мира. В целом, наблюдается «переход» России из группы стран мира с высоким уровнем инновационного потенциала, который был достигнут СССР, в группу стран мира со средним уровнем инновационного потенциала в соответствии с известными закономерностями [34, c. 52-67] стадии «Спада» в жизненном цикле социальных систем. В частности, снижение значений индексов инновационного потенциала происходит по S-образной кривой. Данный «переход» проявляется и в российской социологии, о чем, в частности, свидетельствует Меморандум IV конференции «Современные проблемы формирования методного арсенала социолога» памяти Александра Крыштановского (Москва, ГУ-ВШЭ, 16 февраля 2010 г.) [35] и последовавшая за ним дискуссия на сайте Российского общества социологов (РОС) [35], увеличивающееся отставание российской социологии в «Социологии 2.0» (Интернет-социологии) [36].  

Сравнение национальных инновационных систем стран - мировых лидеров в области инновационного развития (Швеция, Норвегия, Финляндия, США, Япония, Нидерланды, Сингапур, Канада, Великобритания, Южная Корея, Германия) [15,21-22] и Федеральных целевых программ, направленных на развитие инновационного потенциала России, реализуемых Федеральным агентством по науке и инновациям РФ [2] показывает, что запланированные управленческие решения, если они будут полностью выполнены, вероятно, не смогут резко повысить инновационный потенциал, чтобы Россия в ближайшие 25-30 лет смогла попасть в группу стран-лидеров инноваций в социуме. В частности, опыт [15,21-22] стран - мировых лидеров в области инновационного развития показывает, для успешного развития инновационного потенциала национальной инновационной системы необходимо использовать глобальное системное целевое управление по значениям международной системы индексов инновационного потенциала, что пока не в полной мере реализуется в России [2]. Кроме того, наблюдается существенное отставание России в развитии информационного общества [12] , нанообщества [37] и других базовых инноваций [38] XXI века, длительный период времени омоложения научных кадров в РАН, изношенность технологического оборудования в промышленности и другие существующие взаимосвязанные социально-экономические, демографические, технологические, социокультурные и т.д. проблемы в России, некоторые из которых были указаны выше, решение которых  объективно занимает более 25-ти лет. Исследование великих держав находящихся на стадии «Спада» в жизненном цикле, также свидетельствует [39-40], что на данной стадии жизненного цикла наименее вероятен резкий рост инновационного потенциала страны.

В 2010 году представляется маловероятным создание так называемых революционных технологических и социальных инноваций в России, по уровню значимости равных изобретению компьютера и Интернета, социалистического общества в СССР и т.д., которые смогут резко увеличить инновационный рейтинг России среди стран мира в ближайшие 25-30 лет. Вместе с тем, исключить такую возможность полностью нельзя, поскольку в социуме существуют инновационные циклы [41] так называемых базовых инноваций, с периодом в 24, 34, 61 лет.

 

ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИИ: БУДУЩЕЕ

Для прогноза возможных значений индексов инновационного потенциала России до 2041 года [12], автор использовал известные значения индексов инновационного потенциала в динамике, «нейронную» сеть «NeuroSolutions» [42] и методологию прогнозирования, подробно изложенную в [43].  В вычислительных экспериментах были использованы различные архитектуры «нейронных» сетей, учитывающих обратные связи, в частности, Time lagged recurrent networks (TLRNs), Recurrent Networks и т.д. Обучение «нейронной» сети осуществлялось с помощью различных вариантов генетического алгоритма. Проведенные вычислительные эксперименты показали, что к 2041 году Россия, вероятно, не будет находиться в группе стран - мировых лидеров в области инновационного развития, поскольку прогнозы показывают, что значения индексов инновационного потенциала стран - мировых лидеров в области инновационного развития (Швеция, США, Япония, Южная Корея, Германия, Китай и т.д.) будут увеличиваться с течением времени, а России - снижаться. Если опираться на данные исторической статистики за период более, чем за 1000 лет А.Mаddison [44] , а также данные А.Янова [45], В.Хороса [46] и многих других авторов об инновационном потенциале России в прошлом, то тогда можно предположить, что Россия возвращается в свой изначальный класс (группу) в социуме, который характеризуется средним уровнем инновационного потенциала, и где Россия находилась большую часть своего исторического времени за период около 1000 лет. «Прорывы» Петра I и индустриализация СССР, достигнутые ценой огромных усилий и людских потерь, являются подтверждающими примерами, что Россия - это изначально «средняя»,  по уровню инновационного потенциала, социальная подсистема в социуме.  Принадлежность России к данному классу (группе) обусловлено влиянием множества взаимосвязанных природных (климат, наличие полезных ископаемых, генетика популяции и т.д.) и социальных факторов. В этой связи также отметим, что в России традиционно наблюдалась недооценка роли образования, науки и технологий, если только, не было военной угрозы со стороны высокотехнологического противника. Так, например, А.Янов [45], на основе исторических источников, отмечает, что в Московии официально были объявлены «богомерзостными» геометрия и астрономия,  вследствие чего Земля считалась четырехугольной. А.Янов [45] также отмечает, что на практике четырехугольная земля  - во времена Ньютона, после Коперника, Кеплера и Галилея - означала не только «духовное оцепенение», как описывал умственную жизнь Московии главный идеолог классического славянофильства Иван Киреевский, но и жесточайшую деградацию страны.

 

ВЫВОДЫ

В заключение сделаем следующие выводы, которые вытекают из проведенного исследования:

  • По значениям индексов инновационного потенциала, Россия в 2009 году находилась в группе стран мира, которую можно условно назвать  «Средний уровень инновационного потенциала» в социуме.
  • Имеются теоретические и эмпирические основания предполагать, что инновационный рейтинг России среди стран мира будет снижаться с течением времени в соответствии с известными общесистемными закономерностями стадии «Спада» в жизненном цикле систем.
  • Вероятно, к 2041 году Россия не будет находиться в группе стран - мировых лидеров в области инновационного развития.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Стратегия 2020. ( http://archive.kremlin.ru/text/appears/2008/02/159528.shtml )
  2. Федеральное агентство по науке и инновациям РФ. ( http://www.fasi.gov.ru/ )   
  3. http://www.ras.ru/scientificactivity/scienceresults/prognosis.aspx
  4. Ядов В.А. К вопросу о национальных особенностях модернизации российского общества//Официальный сайт ИС РАН. 2010. ( http://www.isras.ru/publ.html?id=1736 )
  5. ВЦИОМ http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/8465.html
  6. Lundvall B. National Systems of Innovation: Toward a Theory of Innovation and Interactive Learning. N.Y.: Anthem Press, 2010.
  7. Bruijn H., Voort H., Dicke W., Jong M., Veeneman W. Creating System Innovation: How Large Scale Transitions Emerge.  N.Y.: Taylor & Francis, 2004.
  8. Fischer M., Fröhlich J. Knowledge, Complexity and Innovation Systems. Berlin.: Springer, 2001.
  9. Geels F. Technological Transitions and System Innovations: A Co-evolutionary and Socio-technical Analysis. N.Y.: Edward Elgar Publishing, 2005.
  10. Nauwelaers C., Wintjes R. Innovation Policy in Europe: Measurement and Strategy. N.Y.: Edward Elgar Publishing, 2008.
  11. РСФСР и развитые страны (1985-1989 гг.)/Под ред. А.А.Давыдова. М.: ИС РАН, 1991.
  12. Давыдов А.А. Траектория развития человека в информационном обществе: прогноз для России. М.: ИС РАН, 2009. http://www.isras.ru/index.php?page_id=1076
  13. Давыдов А.А. Конкурентные преимущества системной социологии. (Электронное издание) М.: ИС РАН, 2008. (http://www.isras.ru/publ.html?id=855   ,  http://www.ecsocman.edu.ru/db/msg/324618.html )
  14. Давыдов А.А. Системная социология: введение в анализ динамики социума. М.: ЛКИ, 2007.
  15. World Bank.
  16. RAND Corporation. http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR1357.0/
  17. Archibugi D., Coco А. Measuring technological capabilities at the country level: A survey and a menu for choice// Research Policy, 2005, №2, P. 175-194. http://www.danielearchibugi.org/downloads/papers/Archi-Coco.Menu_for_Choice.pdf
  18. http://www.nationmaster.com/correlations/eco_gro_com_sco-economy-growth-competitiveness-score
  19. Innovation Capacity Index. (http://www.innovationfordevelopmentreport.org/ici.html )
  20. Global Innovation Index INSEAD. ( http://www.insead.edu/discover_insead/Newsroom/2009_global_innovation.cfm )
  21. The Global Competitiveness Report 2009-2010. World Economic Forum. 2009. (http://www.weforum.org/documents/GCR09/index.html )
  22. The Global Innovation Scoreboard 2008: The Dynamics of the innovative Performances of Countries/D. Archibugi, M. Denn,  A. Filippetti. Brussels.: European Commission, 2009. (http://www.proinno-europe.eu/node/admin/uploaded_documents/EIS_2008_Global_Innovation_Scoreboard.pdf)
  23. Florida R. The Flight of the Creative Class: The New Global Competition for Talent. N.Y.: HarperBusiness, 2005.
  24. Sun H. A meta-analysis on the influence of national culture on innovation capability//International Journal of Entrepreneurship and Innovation Management. 2009, Vol.10, № 3-4, P. 353 - 360.
  25. Kemp R., Horbach J. Measurement of competitiveness of eco-innovation. Brussels.: European Commission, 2008. ( http://www.merit.unu.edu/MEI/papers/Measuring%20the%20competitiveness%20of%20eco-innovation_Final%20Vers..pdf )
  26. http://www.transparency.org/policy_research/surveys_indices/cpi/2009/cpi_2009_table
  27. http://www.arwu.org/
  28. Lynn R., Vanhanen T. IQ and the Wealth of Nations. Westport.: Praeger Publishers, 2002.
  29. Bouchard T., McGue Jr. Genetic and Environmental Influences on Human Psychological Differences//J. Neurobiology. 2003, Vol. 54, P. 4-45.
  30. Давыдов А.А. Системный подход в социологии: новые направления, теории и методы анализа социальных систем. М.: Эдиториал УРСС, 2005.
  31. Давыдов А.А. Системный подход в социологии: законы социальных систем. М.: Эдиториал УРСС, 2004.
  32. http://hdr.undp.org/en/reports/global/hdr2009/
  33. Shafiei E., Ghofrani M. Saboohi Y. Dynamics of knowledge accumulation in technology follower countries: A system dynamics approach//Journal of Systems Science and Systems Engineering. 2009, Vol. 18, №3, P. 312-340.
  34. Давыдов А.А. Системная социология. М.: КомКнига, 2006.
  35. Меморандум IV конференции «Современные проблемы формирования методного арсенала социолога» памяти Александра Крыштановского.  Москва, ГУ-ВШЭ, 16 февраля 2010 г.) (http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=273)
  36. Давыдов А.А. Социология 2.0: методические вызовы//Тезисы докладов IV конференции «Современные проблемы формирования методного арсенала социолога» памяти Александра Крыштановского.  (Москва, ГУ-ВШЭ, 16 февраля 2010 г.). ( http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=259 )
  37. Давыдов А.А. В преддверии нанообщества//Социологические исследования. 2007, № 3, С. 119-125. ( http://2008.isras.ru/files/File/Socis/2007-03/Davydov.pdf )
  38. Давыдов А.А. Social Robotics и системная социология. М.: ИС РАН, 2009. ( http://www.isras.ru/Davydov_Robotics.html )
  39. Kennedy P. The Rise and Fall of the Great Powers: Economic Change and Military Conflict from 1500 to 2000. N.Y.: Harper Collins Publishers, 1989.
  40. Modelski G. Long cycles in World Politics. London, Macmillan: Seattle:   University  of  Washington Press. 1987.
  41. Groot B., Franses F. Cycles in basic innovations//Technological Forecasting and Social Change. 2009, Vol. 76, Issue 8, P. 1021-1025.
  42. http://www.neurosolutions.com/
  43. Давыдов А.А. Прогнозирование социальных явлений с помощью «нейронных» сетей//Социологические методы в современной социологической практике. Сборник материалов Всероссийской научной конференции памяти А.О.Крыштановского. Москва.: Издательский дом ГУ-ВШЭ, 2008, С.41-49.
  44. http://www.ggdc.net/maddison/
  45. Янов А. Выбор России: возрождение либерализма или «выпадение» из Европы ( http://www.polit.ru/research/2004/10/06/janov.html ).
  46. Хорос В.Г. Русская история в сравнительном освещении. М.: Изд-во Aspect press, 1994.


КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [4]:
moderator    03.10.2016

Станислав Владимирович, здравствуйте!
Приносим свои извинения, данный блог находится в архиве, так как автор перешел на другое место работы.

Станислав Владимирович Козырев    02.10.2016
Добрый день! Уважаемый Андрей Александрович, в свете событий Мира, Китая, России Ваш прогноз является весьма оптимистическим в отношении скорости деградационных явлений протекающих в нашем обществе. Имеется ли программа корректировки и/или приостановки текущих процессов деградации общества в научной среде, либо иных общественно значимых институтах? Что Вы и Ваши коллеги предпринимаете для улучшения инновационного климата в стране? Насколько текущее положение общества коррелирует с полученными данными в ходе Вашего исследования, опубликованного выше? С уважением Станислав Владимирович Козырев
Владимир Панков    24.10.2015

Конечно, спорить с мировой наукой трудно, но, все-таки, стоит разобраться с самим понятием потенциал. Говорите о потенциале (и рейтинги о том же), а имеете в виду реализованность, наличие. Тогда вся логика суждений и оценок не понятна. К примеру, какое отношение к инновационному потенциалу (здесь и сейчас) имеет та же коррупция? Коррупция не дает возможность реализовать потенциал в полной мере. Это факт. Но потенциал (скрытый, заторможенный, спящий – какой хотите, может быть при этом весьма впечатляющим. Вот поэтому-то для вас странным является феномен военных инноваций (вторая мировая война), когда нашлись, явились потенциалы (но ведь не с неба упали!). Просто исчезли тормоза, мешавшие реализоваться потенциалу. То есть, он был (и есть),значит как-то происходит его наполнение,внутреннее развитие. Но только в России слишком велики тормоза. Какие и почему – это отдельная тема. Но вот само понятие инновационного потенциала, описываемого, исчисляемого, ранжируемого в терминах здесь и сейчас (к примеру, индекс цитируемости или текущий уровень экономики) здесь никак не подходит.
Уважаемые социологи, в терминах разберитесь! Это тем более важно, что в них и суть скрыта. Одно дело можем, имеем, но не реализуем как надо (или реализуем прекрасно в некоторых областях – космос, оборонка) или вообще не имеем (Бангадеш), мало имеем (Польша), много имеем и реализуем (США, Финляндия и пр.).
А это цитата (не моя) о понимании самого слова потенциал_ анализ энциклопедической и научной литературы показал, что потенциал является многозначным понятием. Например, о потенциале говорят как о совокупности всех средств, запасов, источников, которые могут быть использованы в случае необходимости с какой-либо целью. Потенциал связывается со степенью возможного проявления какого-либо действия, какой-либо функции. Под потенциалом подразумевают величину, характеризующую широкий класс силовых полей (магнитный потенциал, эклектический потенциал, химический потенциал и т.п.). Наконец, потенциал предполагает возможности отдельного лица, общества, государства в определенной области. Что касается гуманитарных и социально-экономических дисциплин, то здесь потенциал используется, как правило, в качестве синонима ресурсов, резервов или возможностей и активности человека. Можно утверждать, что каждый человек располагает определенным потенциалом, который зависит от наследственности и жизненной практики.
Как показал проведенный нами анализ, в других областях научного знания потенциал используется, как правило, в качестве синонима ресурсов и активно применяется в таких сочетаниях, как «кадровый потенциал», «промышленный потенциал», «энергетический потенциал», «научный потенциал»
С уважением, В. Панков

Сергей Решетников    07.12.2012

Уважаемый Андрей Александрович!
Мне показалось, что Вы недостаточно строго относитесь к тем источникам, на основе которых делаете выводы относительно сегодняшнего состояния научно-технического потенциала страны (а именно это интересует нас, когда мы слышим расплывчатый термин инновации). Соответственно, могут обладать погрешностями и выводы относительно перспектив научно-технического развития России. Рейтинги, публикуемые многими зарубежными исследовательскими организациями, вызывают законные замечания даже за рубежом, когда же речь идет о России, то они нередко вызывают просто смех. Неужели Вы никогда не обращали внимания на прямую зависимость того же коррупционного рейтинга РФ от внешнеполитических событий? Как он катастрофически снижается, когда мы отказываемся покупать падающие бумаги ипотечного рынка США и как он волшебным образом вдруг поднимается на пару пунктов, когда Анищенко дает добро на ввоз в страну куриных окорочков из тех же Штатов? Со стороны забавно наблюдать за использованием этой совершенно прозрачной пропагандистской технологии, но как на такое можно опираться в серьезных расчетах? Когда о коррупции пишут те, кто в упор не видит 16-триллионного госдолга США и не интересуются, кто и куда такие невообразимые деньги подевал, тогда подобный рейтинг можно назвать только воплем Держи вора!, согласитесь.
Прошу прощения за резкие замечания, Андрей Алесандрович, но, право же, я ожидал встретить здесь более взыскательный подход к материалам, на основании которых производится анализ и делаются прогнозы.
С уважением,Сергей Решетников