Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

«Человек снаружи» и «человек внутри»:

катастрофа в торгово-развлекательном центре Зимняя вишня в городе Кемерово как модель потребительского общества

Мне трудно, страшно писать об этой катастрофе, унесшей десятки человеческих жизней, так как первые десять лет своей профессиональной карьеры я отдал проектированию торгово-бытовых комплексов и кинотеатров тоже. Кроме того в те же годы, мне пришлось принимать участие в разработке норм и правил строительства и эксплуатации этих зданий и сооружений. Речь идет о знаменитом СНиПе, своде строительных и градостроительных норм и правил.

Тогда, в 1950-60-х гг., мы, научные работники и проектировщики, и помыслить не могли, чтобы эти два вида учреждений сервиса, обслуживающие столь разные потребности людей, могли бы размещаться в одном здании. Об их совмещении не могло быть и речи – только раздельно! Особое внимание уделялось случаю экстренней эвакуации посетителей тех и других зданий. Сколько было споров, когда в Москве, рядом с многоэтажным торговым комплексом был построен маленький одноэтажный кинотеатр. А вдруг возникнет чрезвычайная ситуация, и потоки их посетителей пересекутся? Да, пожары были всегда, но не как результат совмещения в одном (малоприспособленном!) здании стольких функций.

В те же годы, моей служебной обязанностью было изучение зарубежного опыта. И вдруг я с удивлением обнаружил, что в США большие торговые центры вообще строятся вне городов, а чтобы посмотреть кинофильм, вовсе не надо  было забираться куда-то на четвертый этаж, фильм можно было посмотреть, не выходя из машины.

Но вот и у нас наступила «эра общества потребления». СНиП был похоронен, на его место пришло множество временных кодексов, норм и инструкций. Им сегодня соответствует множество контролирующих и  наблюдающих  организаций, с которыми бизнес научился «договариваться» посредством взяток, откатов и других взаимовыгодных услуг. Когда само потребительское общество сформировалось, возникли два представляющих его архетипа: «человек снаружи», то есть тот, кто согласовывает, контролирует, разрешает и направляет, и «человек внутри», который потребляет предлагаемые ему услуги, не задумываясь о рисках, связанных с этим процессом.

Казалось бы, речь идет о нормальном разделении функций в любом сложном обществе. Если бы не одно но: и «человек снаружи», и «человек внутри» не были бы оба «винтиками» общества потребления, где не только бизнес, но и все обсуживающие его структуры, и население тоже хотели бы получать максимум при минимуме затрат. Именно поэтому возникли такие противоестественные симбиозы как торгово-развлекательные комплексы, да еще с кинозалами на последнем этаже!

А расчет бизнеса простой: спускаясь сверху—вниз, посетитель не-нет, да и купит еще что-нибудь еще. Или, по крайней мере, присмотрит на будущее. В случае пожара в «Зимней вишне» эта перемена мест слагаемых привела к гибели детей. Те, кто были внизу, а это были в основном взрослые, в своем большинстве спаслись, а вот те дети, кто был в кинозалах на 4-ом этаже…

Но и это еще не конец этой страшной истории. «Человек снаружи», неважно кто это был – билетер, дежурный или сотрудник МЧС, действовал по инструкции, хотя даже в воинском уставе есть статья, позволяющая «действовать по обстановке». Если бы наши начальники и рядовые не действовали по обстановке, мы бы не победили в Великой отечественной войне. Но общество потребления меняет психологию людей: «человек снаружи», служащий бизнесу, смотрит только в рот вышестоящему начальнику, а те, в свою очередь, требуют соблюдения инструкций. Приведу пример, недавно приходил газовщик с очередной проверкой состояния газовых труб, вентилей и т.д. Раньше этот контролер хоть для вида крутил вентили конфорок. А этот даже не подошел к газовой плите, потребовал, чтобы я расписался и ушел.

Именно поэтому «человек внутри», то есть потребитель, превращается в пешку на шахматной доске большого бизнеса. И его логика понятна: дневная выручка от посещения трех маленьких кинозалов, несравнима с совокупной выручкой от дневного объема продаж во всех видах торговых помещений и связанных с ними сервисов. Не насмешка ли над нами, еще 3-4 года назад на улицах столицы было полно торговых точек, павильонов и т.п. Это было нам, «людям внутри» городской машины, чрезвычайно удобно. Теперь их все снесли, цена товаров в сетевых магазинах сразу возросла, а качество – снизилось.

И еще один пример власти «человека снаружи» над «человеком внутри». Вот уже почти год идет рядом с нами ремонт подземных коммуникаций. Раньше его завершали за месяц—максимум два. А сегодня ни пожарная машина, ни скорая подъехать к этому дому не может. Но муниципальные или городские власти эта критическая ситуация не волнует. А если что-то более серьезное, как у нас обстоит дело с гражданской обороной? А ею опять ведают «человеки снаружи», а они действуют только в рамках своих инструкций. Это мои коллеги и я хорошо поняли, изучая последствия жаркого лета 2010 г. МЧСники обваловали очередной населенный пункт, и сели пить чай. А пожар был не простой, а верховой, то есть перелетал по верхушкам деревьев, а они говорят: это не наше дело.

Господа-либералы: общества потребления без аварий и катастроф не бывает! 

01/04/2018



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: