Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Экологи, но не глобалисты. Почему?

С интересом слежу за предложениями коллег-экологов из числа гражданских активистов о поправках, которые, по их мнению, следовало бы внести в Конституцию РФ. То, что голоса ученых-экологов пока не слышно, меня не удивляет: поколение таких столпов науки, как А.А. Богданов, М.И. Будыко, Н.И. Вавилов, В.И. Вернадский, Н.Н. Моисеев, Н.Ф. Реймерс, В.Н. Соколов, Н.В. Тимофеев-Ресовский, Р.Я. И.И. Шмальгаузен, Ф. Р. Штильмарк, А. В. Яблоков безвозвратно ушло.

Но где же их ученики и последователи? Ведь все эти ученые не только публиковали свои научные статьи, но всегда старались донести свою точку зрения до широкой политической и научной общественности. Чего только стоит один доклад Вернадского о задачах Российской науки, сделанный им вначале 1917 г.! Согласитесь, это было не лучшее время для подобных публичных программных статей. Но Вернадский сделал это, потому что считал это необходимым.

Сегодня в российском гражданском обществе идет интенсивная дискуссия по поправкам  в Конституцию РФ, и экологи в ней активно участвуют, ученые РАН и других академий меньше, а специалисты в области социологии и гуманитарных наук еще гораздо меньше.

Но оставим, однако, современную ситуацию и обратимся к недавней истории советской науки. Вот у меня в руках книга «Проблемы методологии системного исследования», (М. Мысль, 1970 г.). Уже тогда, ровно полвека назад (!) в СССР был Институт системных исследований, и наши ученые, И.В. Блауберг, Н.И. Лапин, А.А. Ляпунов, Н. Ф. Наумова, В.Н. Садовский, Э.Г. Юдин и многие другие, развивали системный подход в науке и практике. Неужели ощущение приближающейся «перестройки» заставило наших ученых отказаться от дальнейшей разработки системного подхода?

Я уже не говорю, о работах западных ученых и, в первую очередь, Дж. Форрестера и его коллег (США), которые уже в течение более 30 лет разрабатывают международные экологические и другие проекты, основанные на системном подходе. Почему, например, наши ведущие экономисты и социологи не приняли участия в международном проекте по исследованию глобальных рисков, разрабатываемый уже более 10 лет под шапкой Международного экономического союза? На конференцию в Давосе наши политики с удовольствием ездят, но в подобных международных исследованиях участия не принимают. И это, весьма странный тренд. Ведь, в 1960-80х гг. наши ученые принимали участие в многих глобальных исследованиях, в частности в программе ЮНЕСКО «Международный геофизический год» и «Человек и биосфера», в которой участвовал и я. Почему же сегодня, когда глобализация влияет на все страны и на все население земного шара, мы не участвуем в подобных международных программах? Такая «самостоятельность» нашей науки  условиях глобальной «цифровизации» всего и вся может нам обойтись очень дорого.

Особенно, если эта «цифровизация» достигнет такого уровня, когда бактерию или вирус можно будет оцифровать и ударить по некоторому региону, который покажется таким политически-ангажированным ученым и политикам противоречащей интересам их страны, их альянса или транснациональной корпорации.

Тогда, вплоть до изобретения цифрового антивируса простейших организмов придется срочно блокировать все интернет-сети. Или жестокая борьба подобных агрессивных «цифровизаторов-разрушителей» и их антагонистов, т.е. их «нейтрализаторов», и есть ближайшая перспектива всеобщего перехода на цифру?

Но пока такого поворота пока не видно. Напротив, все средства СМИ и рекламного бизнеса накачивают сознание ученых и простых граждан информацией о случившемся «в моменте», то есть о том, что произошло здесь и сейчас. Отсюда и периодически повторяющиеся “Breaking News”. Это – тоже погоня за скоростью, но совсем не за той, которая действительно необходима нашей науке, чтобы вовремя предвидеть и предотвратить «цифровую» или иную глобальную катастрофу.



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: