Институт социологии
Российской академии наук

Доклад по социальной политике

                  

оглавление

дальше>>

Предисловие

Полемика по проблемам государственной социальной политики приобрела на рубеже веков растущую остроту как в передовых цивилизационных странах, так и  в России. При этом, имеют место попытки принизить значение международного и, прежде всего, европейского опыта в социальной сфере, подвергнуть его ложной интерпретации. Цель очевидна – оправдать нарастание контрпродуктивных тенденций в социальной деятельности российской бюрократии.

Сегодня европейский опыт недвусмысленно показывает, что результативная социальная политика все более определяет темпы, характер и эффективность экономических процессов, позитивное развитие политических отношений, являясь надежным стабилизатором общественного развития, в котором остро нуждается изменяющаяся Россия.

В современной России идейное противоборство по проблемам государственной социальной политики в значительной степени отличается от европейских аналогов особенностями развития постсоветского российского государства. Причем, одна из основных особенностей государственной социальной политики в современной России заключается в явном отсутствии в ней (по крайней мере, до последнего времени) долгосрочного социального компонента. Социальная стратегия нередко заменяется социальным мифотворчеством, либо примитивной мимикрией (например, самопровозглашение такой части госбюджетников, как чиновничество, «государственными служащими», а государственных служащих по мировой классификации – «госбюджетниками»).

Как показало исследование ИС РАН «Бюрократия и власть в новой России», доминирующим слоем общества является отечественное чиновничество, которое стремится к достижению двух основных целей: большего доступа к материальным благам в официальной и неофициальной форме и меньшей загруженности повседневной деятельностью, требующей высокой квалификации, но не сулящей непосредственных материальных выгод.

Отечественная бюрократия, стремясь оправдать малоэффективную модель российской социальной политики, а также показать осуществляемые с пугающей периодичностью «непопулярные» меры в выгодном свете, пытается подвергнуть ревизии теорию социального государства. Ее главное устремление заключается в том, чтобы доказать нереализуемость данной теории в российской практике, для чего используется богатый набор доводов о ее неэффективности. Например, утверждается, что появление в 1993 г. в Конституции РФ 7-й статьи ни к чему не обязывает, ибо нет никаких «общепризнанных» отличий между социальными и иными государствами. Поскольку, дескать, любое из них проводит определенную социальную политику, этого достаточно для того, чтобы признать  государство социальным.

Однако не следует забывать: Конституция РФ 1993 г., по сравнению с западноевропейскими государствами, принималась в принципиально иной общественной и социально-психологической ситуации (в ходе жесточайшего противостояния исполнительной и законодательной власти, приведшего к кровопролитному конфликту), в которой социальное государство было провозглашено без наполнения социального содержания. При ее обсуждении сторонники и противники включения статьи о социальном государстве приводили множество аргументов за и против, базировавшихся в основном на идеологических позициях и на соображениях политической целесообразности. Однако, никто из них не задался вопросом, как социальная сфера РФ будет выглядеть при применении социально-политического инструментария, в течение долгого времени разрабатывавшегося в высокоразвитых, в социальном отношении, странах.

Другая точка зрения, основанная на признании существования социального государства как особого феномена, указывает на чрезвычайную сложность разработки его теории. При этом, говорится о неопределенности природы и реального содержания социального государства, условий его формирования и динамики развития, об отсутствии «общепринятых» представлений о его функциях, а также критериев, позволяющих отнести данное государство к социальному, о дискуссионности многих осново-полагающих вопросов.

Нигилистический подход к теории социального государства удобен тем, что позволяет выстраивать любые, самые экзотические схемы его эволюции,  абсолютно не ориентируясь на конкретно-историческую действительность, на реальные повседневные потребности населения.

Между тем, годы президентства В. Путина убедительно показали, что прогресс в России невозможен без ликвидации «рыхлости» государства  в социальной сфере. Можно сказать, сегодня – это категорический императив для любых позитивных перемен в жизни страны. В нынешних российских условиях только социальное государство является  антиподом «рыхлого» несостоятельного государства.

Разумеется, при ответе на вечный вопрос: «Что делать?» можно давать множество частных рекомендаций, например, справедливое распределение собственности и доходов, эффективное фу нкционирование внебюджетных социальных фондов, выдвигать предложения по изысканию средств на социальные нужды и т.п. Как правило, такие рекомендации выглядят бессистемно, пока существует заколдованный круг, в котором находится российская социальная политика.

С одной стороны, ее позитивное развитие невозможно без активного государственного участия, с другой – в конкретных условиях (вспомним 90-е годы) российское государство само стало основным разрушителем социальной сферы, вырабатывая далеко идущие планы вне целенаправленной социальной политики. Выход из данной ситуации только один: развитие глубокой социальной политики, которая привнесет в современное российское государство социальные основы его развития, ибо только стабильное социальное государство может вывести страну на цивилизованный путь и дать гарантии на выживание нации.

Следует заметить, что представители практически всех ведущих политических партий, многочисленные эксперты довольно часто высказываются о приоритетных моделях социальной политики российского государства, дают развернутые оценки хода реформ в социальной сфере. Но, при этом, ощущается явный дефицит включенности самого общества в осмысление и обсуждение тех социальных приоритетов, которые бы в полной мере соответствовали ожиданиям и потребностям различных групп населения. Весьма редко «голос масс» публично звучит и по поводу реализации социальных реформ, степени их эффективности и неэффективности. Создается такое впечатление, что эта тема дискуссии прочно приватизирована чиновничеством, которое только и является в России «истиной в последней инстанции».

Отсюда и проистекала идея проведения широкомасштабного социологического исследования, основная цель которого – выявление общественного мнения россиян по широкому кругу вопросов социальной политики государства, выяснение того, что думают различные слои населения о начатых и намечающихся реформах в социальной сфере. Подобное исследование было осуществлено в марте-апреле 2006 г. специалистами Института социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Ф. Эберта в РФ. По репрезентативной общероссийской выборке во всех территориально-экономических районах страны (согласно районирования, принятого Росстатом) было опрошено 1750 респондентов, представляющих 11 социальных групп населения: рабочих предприятий, шахт и строек; инженерно-техническую интеллигенцию; гуманитарную интеллигенцию (преподаватели вузов, учителя школ, ученые); работников торговли, сферы бытовых услуг, транспорта и связи; служащих; предпринимателей малого и среднего бизнеса; военнослужащих и сотрудников МВД; жителей сел и деревень; городских пенсионеров; студентов вузов; безработных. Опрос проводился в 58 поселениях, пропорционально населению мегаполисов, областных центров, районных городов и сел.

Разработанная программа и инструментарий исследования позволили поставить и осветить в настоящем аналитическом докладе следующие важные проблемы:

  • Как представлена в общественном мнении россиян оптимальная модель социальной политики государства;
  • Каким образом уровень и качество жизни российских граждан влияют на самостоятельное решение ими насущных социальных проблем;
  • Что означает нынешний уровень бедности россиян для реформирования социальной сферы;
  • Каково отношение российских граждан к системе пенсионного обеспечения;
  • Как оценивается в общественном мнении ход реформ в сфере здравоохранения и образования;
  • Отвечают ли жилищная политика и реформы в сфере ЖКХ потребностям населения страны;
  • Как россияне оценивают семейную и демографическую политику государства;
  • Каково отношение российских граждан к президентским общенациональным проектам.

Исследование и доклад выполнены рабочей группой ИС РАН в составе: руководитель исследования, член-корреспондент РАН, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники М.К. Горшков (предисловие, программа и инструментарий исследования, заключение, общая редакция); А.А. Акатнова (раздел 8); В.А. Аникин (раздел 3); С.В. Горюнова (раздел 3); Н.М. Давыдова (раздел 4); Ю.П. Лежнина (раздел 5); Ю.Р. Муратова (раздел 7); Ю.В. Овчинникова (раздел 7); В.В. Петухов (раздел 11); Е.И. Пахомова (раздел 10); Н.Н. Седова (раздел 9); Н.Е. Тихонова (руководитель исследования, программа и инструментарий, разделы 1, 2, 8, 10, общая редакция); А.А. Тихонов (раздел 2).

Научный редактор – Н.И. Покида.

Научный консультант – руководитель Представительства Фонда им. Ф. Эберта в РФ доктор М. Бубе.

Компьютерная верстка – Р.Ю. Зенина.

                  

оглавление

дальше>>



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: