Институт социологии
Российской академии наук

О коммуникативных навыках современных детей

Адамьянц Т.З.

 

О коммуникативных навыках современных детей

Ключевые слова: человек,  социокультурная (информационная) среда, семиосоциопсихология, интенция, интенциональность, метод интенционального (мотивационно-целевого) анализа процессов общения,  коммуникативные навыки, социоментальные группы, социальная диагностика, социальное проектирование

 

 

Общие принципы семиосоциопсихологической парадигмы

Прежде, чем переходить к сообщению о полученных результатах, целесообразно вкратце напомнить о теоретико-концептуальных особенностях семиосоциопсихологической парадигмы [6, 7, 8, 9], разработанной российским ученым Т.М. Дридзе (1930-2000). Это, прежде всего,  положение о возможности выделения в любом целостном, завершенном коммуникативном акте (стихотворении, книге, телепередаче, фильме, устном выступлении, беседе с интервьюером и т.д.) иерархически организованной структуры коммуникативно-познавательных программ, ориентированных на интенцию, представление о которой здесь, по сравнению с традиционной трактовкой этого термина, уточнено и расширено: это «…равнодействующая  мотивов и целевой общения и взаимодействия людей» [6, С. 16].

Разработанный в рамках вышеназванной парадигмы метод интенционального (мотивационно-целевого) анализа процессов общения  позволяет воспроизводимую (и поэтому доказательную) операционализацию процесса  поиска и выделения интенциональности (в любом целостном, завершенном коммуникативном акте), а также, при использовании специальных процедур,  анализа особенностей «преломления» исходной мотивационно-целевой структуры в сознании  воспринимающей личности, благодаря чему возникают  широчайшие возможности диагностики и проектирования  коммуникационных процессов [6, 4]. Для социальных исследователей особо важной оказывается возможность дифференциации аудитории по уровню развития коммуникативных навыков (этому понятию синонимичны термины «социоментальные группы», «группы сознания», интерпретационные группы) [8, 12, 4].    

 Ключевым постулатом семиосоциопсихологической парадигмы является также утверждение о тождественности понятий интенциональность и смысл:  и в первом, и во втором случаях их значения подразумевают  самое главное, что коммуникатор хотел сказать, передать, выразить, причем и на уровне осознанных целей, и  на уровне (не всегда осознаваемых) мотивов;  это тот искомый результат, к которому он стремился, вступая в коммуникацию и пытаясь реализовать, решить  свою проблемную жизненную ситуацию.

Коммуникативные навыки – это характеристика особенностей ориентации человека в коммуникационных процессах, отражающая степень адекватности понимания им интенциональности (основных смысловых доминант) коммуникатора.

В соответствии с принятой в семиосоциопсихологии классификацией, особенности понимания и  интерпретирования (респондентом) авторской интенциональности  дифференцируются как адекватные (высокий уровень коммуникативных навыков), частично адекватные (средний уровень коммуникативных навыков) и неадекватные (низкий уровень коммуникативных навыков).

 

Коммуникативные навыки как предмет изучения: к истории вопроса

Характеристики сознания аудитории начали изучаться в широко известном исследовательском проекте “Общественное мнение”, который был реализован в 1969-74 гг. под руководством Б.А. Грушина в г. Таганроге (всего было опрошено 300 человек). Именно тогда впервые в социальной науке был заявлен термин “группы сознания” и обозначены параметры этих групп (при восприятии взрослой аудиторией печатных материалов общественно-политического содержания).  Тогда оказалось, что устойчивое адекватное понимание  при интерпретации печатных материалов общественно-политического содержания показали 14% участников эксперимента [6, 12]. С тех пор изучение особенностей восприятия (понимания и интерпретирования) проводилось крайне редко, несмотря на бесспорную социальную значимость подобного знания.

В 80-ые годы аналогичное, с использованием тех же методик, провел изучение восприятия материалов газеты “Правда” А.В. Жаворонков. Результат оказался таким же – 14% адекватных интерпретаций [10, 11].

В 90-ые годы, при изучении особенностей интерпретирования телепередач общественно-политического содержания, устойчивое адекватное восприятие показали 13,6% телезрителей, участвовавших в серии опросов, проведенных Т.З. Адамьянц [4].

В 2002-2004 гг. при реализации одного из проектов в рамках ФЦП «Формирование установок толерантного сознания личности и профилактика экстремизма в российском обществе, 2001-2005 гг.»  были получены данные об уровне коммуникативных навыков школьников, проживающих в Москве (руководитель проекта Т.З. Адамьянц). Среди школьников, пересказывавших, по просьбе интервьюера, свои любимые сказки, число адекватно интерпретирующих составило 18,2%. Следует отметить, что такое  направление изучения не входило в перечень исследовательских задач, обозначенных ФЦП, однако только благодаря введению в анализ социоментальных характеристик оказалось возможным обнаружить и зафиксировать закономерности и тенденции в столь сложном и многоуровневом феномене, как  толерантность личности [5, 2].

 

Задачи и результаты изучения в рамках проекта РФФИ-2008

Основной задачей проекта РФФИ «Развитие коммуникативных навыков личности в зависимости от степени диалогичности социокультурной среды» обозначен поиск путей и способов развития коммуникативных навыков людей, наших современников, связанных с умением адекватно понимать интенциональность (равнодействующую мотивов и целей) коммуникатора, следовательно, и друг друга при общении и взаимодействии. В рамках проекта изучается уровень развития коммуникативных навыков разных групп аудитории, факторы и условия, влияющие на умение человека адекватно понимать и интерпретировать воспринятое, а также качественные характеристики современной социокультурной среды, влияющие на уровень развития коммуникативных навыков личности.

В 2008 г. в центре исследовательского внимания оказались коммуникативные навыки детей.  По специально разработанной анкете был проведен опрос-интервью, который суммарно охватил 200 детей: 50 дошкольников 5-6 лет, проживающих в Москве, и 150 школьников всех возрастных категорий, проживающих в гг. Москве, Перми, а также  в Приволжском регионе (гг. Н.Новгород, Саров, Балахна, Самара и др.). Опрос проводился в детских садах, детских библиотеках, а также, частично, по принципу так называемого «снежного кома»,  когда к числу опрошенных присоединяется тот, кто был порекомендован предыдущими участниками.

Задача изучения качественных характеристик восприятия респондентов   обозначила поисковую специфику исследования и, соответственно, особенности решения проблемы  релевантности полученных данных. Приоритетные задачи данного исследования, согласно специфике качественного подхода к анализу сложных, многофакторных процессов, связаны с поиском и прослеживанием основных закономерностей и тенденций в особенностях восприятия современных детей, а также – в особенностях влияния современной социокультурной среды на их «картины мира». И хотя задачи расчета совокупных количественных характеристик при таких исследовательских задачах оказываются вторичными, тем не менее, при отборе респондентов соблюдался  известный в социологии принцип минимальной базовой группы, согласно которому в каждой из выделенных для изучения групп должно оказаться не менее 25-30 единиц наблюдения. Были выделены следующие группы по социально-демографическим характеристикам:  2 по полу, 4 по возрасту/уровню обучения, 3 по месту жительства, 2 по роду занятий детей и 3 по роду занятий/уровню жизни родителей.  

Поскольку число респондентов в каждой из выделенных в исследовании групп оказалось выше минимального барьера (для права считаться минимальной базовой группой), полученные результаты могут доказательно характеризовать типичные тенденции в особенностях восприятия и эмоциональных реакциях обозначенных социально-демографических групп. Следует, однако, отметить, что, поскольку участие в опросе среди школьников носило добровольный характер, в числе респондентов оказались преимущественно активные, коммуникабельные, читающие, по внешним признакам  вполне благополучные дети. Поэтому закономерно предположить снижение уровня развития коммуникативных навыков у детей из неблагополучных семей, мало читающих и т.д.

Определение уровня развития коммуникативных навыков респондентов проходило на основе анализа особенностей интерпретирования ими любимой  сказки (для всех опрошенных), а также – любого недавно воспринятого и понравившегося произведения (для дошкольников был организован просмотр мультфильмов) [9, 4]. Для дифференциации респондентов по уровню развития коммуникативных навыков используется, как уже упоминалось, метод интенционального (мотивационно-целевого) анализа процессов общения [8, 4]. Посредством специальных процедур «выстраиваются», во-первых, мотивационно-целевые структуры названных респондентами произведений и, во-вторых,  мотивационно-целевые структуры интерпретирования этих же произведений респондентами; сопоставление полученных структур дает представление о степени понимания респондентом авторской интенциональности, особенностях «отражения» основных смысловых доминант в его сознании. Учитывались также особенности общения респондента с коммуникатором, которым в данном случае оказывались и интервьюер, и составители анкет (в расчет принималась степень понимания содержащихся в анкетах просьб и заданий, желание и стремление войти в диалог с интервьюером).

Обобщенные показатели уровня развития коммуникативных навыков опрошенных детей в возрасте от 7 до 17 лет: адекватное восприятие зафиксировано у 18%, частично адекватное – у 39% и неадекватное – у 44% детей.

Одной из ключевых задач исследования был поиск ответа на вопрос о социально значимых факторах и условиях, определяющих уровень развития коммуникативных навыков опрошенных или влияющих на него.  Для этого следовало прежде всего проследить взаимозависимости между уровнем развития коммуникативных навыков современных детей и их социально-демографическими характеристиками.

 

Коммуникативные навыки и возраст/уровень обучения

Обнаружены закономерности между  такими характеристиками, как возраст/уровень обучения (возрастные группы в данном исследовании отождествлены с уровнем обучения), и  уровень развития коммуникативных навыков опрошенных детей. Самый низкий уровень коммуникативных навыков оказался, что вполне объяснимо, у дошкольников, а самый высокий, соответственно, у школьников старших классов.

Высокий уровень  коммуникативных навыков (адекватное восприятие) при интерпретировании художественных произведений обнаружили  12% дошкольников 5-6 лет и 15-22 % школьников от 7 до 17 лет.

Средний уровень коммуникативных навыков (частично адекватное восприятие) зафиксирован у 26% дошкольников 5-6 лет и 46-42% школьников от 7 до 17 лет.

Низкий уровень коммуникативных навыков (неадекватное восприятие) обнаружили 62% дошкольников и 39-36% школьников от 7 до 17 лет.

Среди школьников, пересказывавших, по просьбе интервьюера,  свои любимые сказки, а также  недавно прочитанные и понравившиеся книги, средний показатель этой характеристики  составил 19%. При этом разница между степенью развития коммуникативных навыков у школьников младших классов и у старшеклассников  оказалась не столь значительной, как следовало бы ожидать, учитывая разницу в  их знаниях по общеобразовательным предметам: адекватных интерпретаций среди учащихся 10-11 классов оказалось всего на 7%  больше, чем у учащихся 1-3 классов. Отсюда несколько парадоксальный вывод о том, что традиционный для современной системы обучения набор знаний, сведений, фактов, бесспорно необходимый для становящейся личности, практически не развивает, или развивает крайне незначительно такое качество менталитета, как умение понимать, «выстраивать» в сознании целостные, объемные, многоуровневые образы воспринятых произведений, выделяя в них (например, в сказке) главное, второстепенное, третьестепенное и т.д.

 

Коммуникативные навыки и пол

Показатели обобщенных показателей уровня коммуникативных навыков школьников всех возрастных категорий, и мальчиков и девочек, практически равновеликие. Однако среди дошкольников 5-6 лет расхождения в этих показателях имеются, причем весьма существенные: адекватное восприятие обнаружили 4% мальчиков и 20% девочек.

 

Коммуникативные навыки и место жительства     

Не выявлено существенных расхождений в показателях уровня коммуникативных навыков среди респондентов, проживающих в разных регионах (напомним, что опрос проводился в гг. Москве, Перми и в Приволжском регионе), что позволяет сделать выводы о  наличии единого, открытого информационного пространства социокультурной продукции, предназначенной  для детей, на территории всей страны.

 

Коммуникативные навыки детей и род занятий родителей

Не обнаружено четких закономерностей и между такими характеристиками, как род занятий родителей, и  уровень развития  коммуникативных навыков опрошенных детей. При создании групп по роду занятий родителей основным критерием служил уровень жизни, который родители могут (в состоянии) обеспечить своим детям при том или ином роде занятий.   Соответственно этому критерию были выделены три группы: представители бизнеса и руководители (банкиры, директора, начальники, частные предприниматели, менеджеры); интеллигенция (инженеры, начальники смены, врачи, научные сотрудники, певцы, переводчики, программисты, священники,  ювелиры, юристы); рабочие специальности (рабочие, бригадиры, водители, лаборанты, строители, электромонтеры, слесари, железнодорожники). Учитывая специфику качественного исследования, задача получения точных показателей не ставилась, тем более что род занятий родителей называли сами дети, причем так, как они были проинформированы, а некоторые дети вообще ничего не знали о том, чем занимаются их родители. Тем нее менее, следовало проследить, зависит ли уровень развития коммуникативных навыков современных детей от  возможностей их приобщения к социокультурной продукции, предоставляемых семьей (наличие книг, журналов, компьютеров, выхода в Интернет, видеокассет, компьютерных игр и т.д.). Полученные данные свидетельствуют об отсутствии прямых закономерностей по вышеназванным параметрам, то есть, с одной стороны, - о возможности для современных родителей самых разных профессий и родов деятельности сделать предназначенное для детей социокультурное пространство   доступным для своих детей, и, с другой стороны, об отсутствии прямых закономерностей между ментальностью ребенка и предоставляемым ему в современных социальных условиях уровнем жизни. Последние два вывода косвенно подтверждаются и сходными вариантами  «набора» любимых сказок и недавно воспринятых произведений детьми, проживающими в разных регионах и имеющими «разностатусных» родителей по роду деятельности и, следовательно, обеспечивающих своим детям разные  уровни жизни. Отсутствие четких закономерностей между уровнем развития коммуникативных навыков опрошенных детей и родом деятельности их родителей актуализирует и проблему совершенствования коммуникативных навыков самих родителей: высокому статусу родителей и, соответственно, широким возможностям  предоставления ребенку разнообразной информации далеко не всегда сопутствует высокий уровень коммуникативных навыков их детей.

     

Коммуникативные навыки детей и  особенности их самоидентификации,  представлений о ценностях и антиценностях, восприятия «мира вокруг»

Дети с развитыми коммуникативными навыками чаще, нежели представители других интерпретационных групп, ощущают (идентифицируют) себя в качестве представителей человеческой цивилизации, своей страны; основные позиции, «вершина»  их ценностей и антиценностей чаще оказывается адекватной общечеловеческим, глобальным: это, например, желание мира и нежелание войны; их восприятие «мира вокруг», как правило, оптимистичное, радостное, светлое. Такие дети гораздо чаще проявляют толерантность, дружелюбие по отношению к сверстникам другой национальности, другого вероисповедания и т.д. [5]

 

Качественные характеристики социокультурной среды, влияющие на качество понимания современных детей

  1. Обнаружена закономерность между  такими характеристиками коммуникационных взаимодействий, как степень открытости, искренности, ориентированности на диалог в интенциональности коммуникатора, и  качеством понимания и интерпретирования респондента. При восприятии мультфильмов, книг, телепрограмм и т.д. процент адекватного и частично адекватного восприятия (высокий и средний уровни коммуникативных навыков) оказывается выше в тех случаях, причем  даже в социально-гомогенных группах,  когда коммуникатор стремится быть понятным и понятым, а смысловые доминанты продуцируемого произведения характеризуются определенностью, возможностью их сформулировать (речь идет не о согласии или несогласии – только о возможности обнаружить и сформулировать).
  2. Интенция, связанная с ярко выраженным желанием коммуникатора воспитать, научить,  снижает показатели качества понимания и интерпретирования среди детской аудитории.
  3. Для качества понимания и интерпретирования детей важен и такой момент, как соответствие интенциональности коммуникатора общепринятым морально-нравственным нормам и ценностям – тем, которые предлагаются школой, семьей, религией, обществом.

 

Основные результаты анализа качественных характеристик популярных в детской среде образцов современной социокультурной продукции:

  1. В значительном числе современных произведений, которые предназначены для детей,  «стерты» традиционные грани между добром и злом: это и неразборчивость героев в средствах достижения цели; и поэтизация силы, брутальных отношений, «прикольного» поведения, противоречащего общепринятым нормам; это и восхищение некими волшебными способностями, принадлежностью к миру ведьм, волшебников, чародеев, магов и т.д., дающей могущество, признание, власть над другими людьми. Мотивационно-целевой анализ таких произведений показывает, что в большинстве случаев авторами преимущественно руководит  стремление к успеху (популярности, обогащению) любой ценой. Используются психологические приемы, основанные на  поощрении дурного вкуса и нездорового любопытства, потакании низменным инстинктам и слабостям. Социальными последействиями таких форм коммуникации оказывается не только снижение качества понимания и интерпретирования среди значительной части обескураженной, заинтригованной  или польщенной аудитории, но и стремление большого числа детей подражать, походить на подобных персонажей, поступать и реагировать по предложенным вариантам  (типично для групп с низким и средним уровнями коммуникативных навыков). Противостоять такой форме коммуникации могут только представители немногочисленной группы с высоким уровнем коммуникативных навыков.     
  2. Интенциональность, связанная с донесением морально-нравственных основ, мало востребована среди современных авторов, продюсеров и издателей (считается немодной, несовременной); во многих современных произведениях для детей наблюдается тенденция к нейтральности, неопределенности, недоговоренности или «скороговорке» в сообщении авторской позиции, даже в тех случаях, когда социально значимый морально-нравственный вывод все же просматривается. Такие формы коммуникации не только снижают качество понимания и интерпретирования детей, но и обесценивают их стремление достичь ментальных и моральных высот. Кроме того,    в межличностном общении и в социальном дискурсе узакониваются, становятся привычными сходные (неопределенные или нейтральные) варианты реакций в вопросах морали, нравственности, смысла жизни.
  3. В основе значительного числа современной продукции для детей заложен  принцип «экшн», то есть перенасыщенности действием, в ущерб смысловым составляющим; интенциональностью в таких вариантах оказывается  нежелание смысла, уход от него. Таковы, например, компьютерные игры, где можно играть то на одной (в роли положительного персонажа), то на другой стороне (в роли отрицательного персонажа). Таковы, например, мультфильмы, где нет ни особо положительных, ни сугубо отрицательных персонажей («Том и Джерри»). Такие формы коммуникации усугубляют привычку значительного числа детей воспринимать информацию «по горизонтали» (о чем?), тем более что поиск сколько-нибудь определенных смысловых доминант в таких произведениях оказывается малоэффективным.
  4. Не способствует развитию коммуникативных навыков и тенденция к адаптации, «выхолащиванию» авторских мотивационно-целевых доминант классических произведений в их сокращенных пересказах и, тем более, в вольных, искажающих смысл интерпретациях режиссеров и сценаристов.

 

Разный уровень коммуникативных навыков современных детей – научно обоснованная реальность,  учет которой открывает принципиально новый подход к пониманию и проектированию  социокультурных процессов. Отсутствие прямых взаимозависимостей между социально-демографическими характеристиками опрошенных детей и уровнем развития их коммуникативных навыков позволяет утверждать, что проблема связана прежде всего с ментальными характеристиками, способом ориентирования личности в коммуникационных процессах. Объемные, многоуровневые структуры воспринятых произведений, позволяющие адекватно понимать интенциональность коммуникатора,  «выстраиваются» в сознании только немногочисленной группы респондентов (высокий уровень коммуникативных навыков); в большинстве же случаев восприятие происходит либо путем накопления информации, «по горизонтали» (средний уровень коммуникативных навыков) либо – путем «выхватывания» отдельных фактов при полном отсутствии понимания целей и мотивов коммуникатора (низкий уровень коммуникативных навыков).  И поскольку существующая система дошкольного и школьного образования, а также традиционные ценности общества и семьи связаны преимущественно с задачами накопления, усвоения, запоминания  информации и не ориентированы на обучение пониманию, ориентированию в коммуникационных процессах, обозначенная нами задача развития коммуникативных навыков личности, которая, безусловно, является задачей социально значимой и общецивилизационной, связана с перестройкой приоритетов и в системах ценностей, и в  системе образования. В дополнение к осуществленным и ныне действующим целевым программам федерального и межгосударственного уровней, направленных на приобщение детей к чтению, ликвидацию так называемого «цифрового неравенства»,  донесение до широких масс информации и знаний о  культурных ценностях и т.д., необходимы принципиально новые широкомасштабные программы, направленные на решение задач развития коммуникативных навыков наших современников,  прежде всего детей и молодежи. Как показали наши исследования, часть современных детей имеют идеальные материальные условия для получения информации, знают наизусть произведения классиков, которые считают любимыми и интересными, однако главные смысловые доминанты этих же самых произведений остаются для них незамеченными, непонятыми, «проходят мимо» их сознания. Решение обозначенной нами проблемы, следовательно, связано не только с количеством и даже не только с качеством (!) прочитанных ребенком книг, заученных стихотворений или просмотренных фильмов, не только с обладанием компьютером и выходом в Интернет, не только со знанием названий и содержания шедевров искусства, но и с широкомасштабным развитием у детей глубинных навыков понимания. 

Социальная целесообразность развития  умения человека понимать и адекватно ориентироваться, причем не только в коммуникационных, но и в жизненных процессах,  неоднократно декларировалась и декларируется на самых разных уровнях; предпринимались и предпринимаются различного рода попытки решить эту проблему. Назовем одну из последних – проект «От теории социальной коммуникации и герменевтики к социально-гуманитарным технологиям» в рамках Приоритетного национального проекта «Образование-2008». В проекте заявлены задачи разработки и создания учебных программ и пособий, способствующих развитию сознания личности.  

К настоящему времени разработан ряд учебных программ для обучающихся разного возраста и уровня (причем не только для будущих журналистов и филологов), направленных на развитие умения понимать лексику, различать жанры, замечать   манипулятивные приемы. Среди наиболее известных и распространенных следует назвать дисциплину “Основы медиакультуры”, вошедшую в вузовский Госстандарт при обучении ряду специальностей, например, менеджменту. В то же время бесспорно, что обучать ориентированию в отдельных сферах коммуникации в отрыве от общей теории социальной коммуникации непродуктивно, а иногда и неэффективно для социального прогресса. Таковы, на наш взгляд, те дисциплины, где основной акцент строится на обучении методам воздействия и манипулирования, то есть, по сути дела, искусству обмана. В итоге в обществе узакониваются подобные формы общения, а задача обучения людей навыкам понимания даже не ставится. В любом случае мероприятия по развитию качества сознания личности, направленные на развитие навыков глубинного понимания коммуникационных процессов, должны опираться на релевантную задаче концепцию (парадигму) социальной коммуникации, имеющую соответствующий аналитический инструмент (метод). Массовое развитие качества сознания людей, наших современников, становится одной из первоочередных, общецивилизационних задач – только на таком пути возможен прогресс и гармоничное развитие общества и каждого отдельного человека. В центре поисков для решения этой задачи в настоящее время находится сфера коммуникации и человек, взаимодействующий с нею. Именно здесь, путем увеличения числа людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, возможен долгожданный прорыв.

Знакомство с основными  принципами семиосоциопсихологической парадигмы, ее методологией и методами, как показывает  практика, кардинальным образом влияет на умение человека, во-первых, понимать скрытые механизмы коммуникационных процессов и, во-вторых, на эффективность его самостоятельного участия в этих процессах [1, 2, 4]. Поэтому, нисколько не умаляя значимости уже разработанных  и разрабатываемых дисциплин и учебных курсов, знакомящих с отдельными аспектами функционирования социальной коммуникации, актуальной представляется задача массового обучения основным принципам и практическим методикам семиосоциопсихологической парадигмы. Надо сказать, что подобные курсы или отдельные темы уже ряд лет успешно преподаются в некоторых вузах Москвы: в МГЛУ, МГУ (Социологический ф-т), ГУГН, ГУУ, ГУ-ВШЭ, РУДН (перечень далеко не полный), а также и в других городах России и ближнего зарубежья. Наиболее полно представлена данная парадигма, адаптированная для восприятия  студентов, в учебном пособии “Социальная коммуникация” [4], включающая и соответствующую учебную программу. В повестке дня внесение данного учебного курса (дисциплины) или отдельных тем в Государственные стандарты (причем, желательно, не только вузов). Разработан ряд программ и учебных пособий и для детей, причем не только школьников, но и дошкольников, где представление о мотивационно-целевых основах коммуникации подается как «горка понимания», на вершину которой (то есть к интенции) следует взбираться по «ступеням понимания» [2, 3].

Отгородить, изолировать современного ребенка от социокультурной среды практически невозможно, да и надо ли: знания о последних новинках – это элементы социализации личности.  Приоритетность в обладании новыми знаниями, в том числе сведениями о новинках в сфере культуры, пусть и культуры массовой, связана с ощущениями престижности, “включенности” в современные реалии.  Много ли, например, найдется сегодня школьников, которые не знали бы о Гарри Поттере или о семействе Симпсонов? Иное дело – относиться к такому рода знанию критически, не поддаваясь слепому подражанию. А такое отношение возможно только для тех, у кого развитые коммуникативные навыки, то есть – для небольшой части современных детей.

Для стабильности и устойчивости позитивных социальных процессов необходимо знание особенностей  взаимовлияний между человеком и его информационной средой, а, значит, необходим социальный заказ на использование технологий социальной диагностики информационной среды, в основе которых метод интенционального (метовационно-целевого) анализа; необходима  и гласность полученных результатов.  И тогда педагоги и родители, воспитатели и работники культурных учреждений смогут обоснованно отбирать или рекомендовать и, главное, объяснять реальную, подлинную мотивационно-целевую направленность наиболее популярных телепрограмм, мультфильмов, компьютерных игр, книг и т.д. Нужны такие данные и общественным и экспертным советам, которые  создаются при различных властных, общественных и профессиональных структурах: их решения должны основываться на научно обоснованных данных о реакциях и “картинах мира” разных групп аудитории. Полную  картину, позволяющую принимать взвешенные решения, может дать только социальная диагностика влияния конкретного произведения на “картины мира” разных групп аудитории.

Комплексные мероприятия, результатом которых окажется возможность донесения до детей основных смысловых (мотивационно-целевых) доминант знакомых, любимых ими произведений, желательно проводить одновременно с восприятием этих произведений: результаты проведенного нами опроса свидетельствуют, что любые, даже самые «открытые» и позитивные по интенциональности произведения, в том числе произведения классические, не всегда понимаются и интерпретируются детьми адекватно, хотя адекватных интерпретаций при восприятии таких произведений все же больше. Надеяться, что навыки понимания разовьются с возрастом, необоснованно:  частично адекватные и неадекватные интерпретации любимых в детстве сказок встречаются  и у школьников старших классов.

В отличие от ряда зарубежных концепций, например, от концепции Ф. Ницше (где ментальные и нравственные различия между так называемыми суперличностями и «толпой», «плебейской посредственностью» рассматриваются как изначальные, врожденные) [13], ученые, работающие в рамках семиосоциопсихологической парадигмы, декларируют возможность и реальность массового развития коммуникативных навыков личности, причем не только декларируют,  но и предпринимают реальные шаги в этом направлении.

 

Ваши мнения, реакции и предложения очень интересны для нас! Пожалуйста, комментируйте, оставляйте свои сообщения в форуме или присылайте свои статьи, замечания и комментарии на адрес: blog@isras.ru

Литература

 

  1. Адамьянц Т.З. В поисках эмоционального и смыслового контакта / Мир психологии, 2002, №4.
  2. Адамьянц Т.З. Диалог как основа толерантности. Учебная программа и методическое обеспечение. М., ИС РАН, 2005.
  3. Адамьянц Т.З. Добрая книга для чтения и обсуждения с детьми старшего дошкольного возраста. М., Просвещение, 2007.
  4. Адамьянц Т.З. Социальная коммуникация. Учебное пособие. М., ИС РАН. 2005.
  5. Дети и проблемы толерантности. Сборник научно-методических материалов. Отв. ред. Т.З. Адамьянц. М., ИС РАН, 2003.
  6. Дридзе Т.М. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 1. М, ИС РАН, 2000.
  7. Дридзе Т.М. От герменевтики к семиосоциопсихологии: от “творческого” толкования текста к пониманию коммуникативной интенции автора // Социальная коммуникация и социальное управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Книга 2. М, 2000.
  8. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. М., Наука, 1984.
  9. Дризде Т.М. Организация и методы лингвосоциопсихологического исследования. М., МГУ, 1979.
  10. Жаворонков А.В. Об устойчивости распределения по параметрам информированности, активности и уровня семиотической подготовки / Социологические исследования, 2003, №5
  11. Жаворонков А.В. Российское общество: потребление, коммуникация и принятие решений. 1967-2004 гг. М., Вершина, 2007. 
  12. Массовая информация в советском промышленном городе. Опыт комплексного социологического исследования / Под редакцией Б.А. Грушина и Л.А. Оникова. М., Политиздат, 1980.
  13. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Соч. в двух томах. Т. 2. М., Мысль, 1990.

 



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: