Институт социологии
Федерального научно-исследовательского социологического центра
Российской академии наук

Малообеспеченные в России: Кто они? Как живут? К чему стремятся?

8. Социально-психологическое состояние и защищенность основных прав малообеспеченных слоев населения

 <<назад          

оглавление

>> дальше

 

Выше мы рассмотрели, как живут и ведут себя представители малообеспеченных слоев в современной России, а также какими ресурсами они располагают. Но как они чувствуют себя в этой ситуации? Как выглядит социально-психологическое состояние представителей различных малообеспеченных слоев населения? Какова их оценка текущего положения страны, перспектив его изменения, а вместе с этим, изменения своего собственного положения за последние пять лет? Чего они больше всего опасаются и насколько обоснованны эти страхи?

Отвечая на эти вопросы, прежде всего, надо подчеркнуть, что психологическое состояние людей зависит от множества факторов, и не в последнюю очередь - от их материального положения. Неудивительно поэтому, что психологическое состояние разных слоев населения заметно отличается. Однако в не меньшей степени на картину их социально-психологического состояния влияет и общая динамика ситуации в стране, а также изменение их собственного положения. А следовательно, пытаясь оценить социально-психологическое состояние различных социальных слоев, и, прежде всего, малообеспеченных, не стоит забывать, что по сравнению с серединой и концом 90-х годов сегодняшняя Россия – во многом другая страна, сталкивающаяся с совершенно иными проблемами и вызовами, чем ранее. Сегодня можно определенно констатировать, что страна фактически преодолела системный кризис, в том числе и социально-психологический, и вышла на траекторию уверенного экономического и социального роста. Большинство страхов, которые довлели над страной
10-15 лет назад ‑ распада страны, гражданской войны, экономического коллапса и т.д., остались в прошлом.

Неудивительно, что общую ситуацию в стране оценивают как нормальную, благополучную 44% граждан, 41% оценивают ее как кризисную, и лишь 6% - как катастрофическую. Более того – общая динамика оценки ситуации в стране в так называемую «путинскую эпоху» скорее положительная (см. рис. 44).

Рисунок 44

Динамика оценок внутриполитической ситуации в стране, в %

 

 

 

Однако от этой благополучной картины не остается и следа, если посмотреть на специфику ее оценки в разных группах и слоях общества. Если среди благополучных россиян доля тех, кто позитивно оценивает ситуацию в стране, составляет 59%, то среди бедных их в два раза меньше – 30% (см. рис. 45).

Если посмотреть на связь оценки текущей ситуации в стране и оценки перспектив ее развития, то мы увидим, что большинство людей, оптимистично оценивающих текущую ситуацию, считают, что в будущем она будет и дальше улучшаться, в то время как те, кто оценил текущую ситуацию как плохую и катастрофическую, считают, что в будущем она с наибольшей вероятностью либо ухудшится, либо останется без изменений.

Рисунок 45

Специфика оценок представителями различных социальных слоев ситуации в стране, в %

  

Оценка текущего положения страны связана и с оценкой изменения своего положения за последние пять лет: люди, чье положение за пять лет улучшилось (а таких 46% при 16% тех, чье положение осталось без изменений), с большей вероятностью оценивают ситуацию в стране как благоприятную. Как кризисную ситуацию в стране оценивают, в основном, те, чье положение за пять лет не изменилось, а как катастрофическую ситуацию чаще всего ощущают люди с ухудшившимся материальным положением (см. рис. 46). Учитывая особенности динамики положения представителей разных социальных слоев за последние годы, неудивительно, что наиболее склонны оценивать ситуацию как кризисную или катастрофическую бедные и малообеспеченные слои населения, а как нормальную – благополучные слои.

Рисунок 46

Оценка представителями различных социальных слоев динамики своего положения за последние пять лет, в %

 

По своим ожиданиям относительно своего будущего положения разные слои населения значительно отличаются. Из всех страт бедные слои наиболее склонны к негативным ожиданиям: 30% их считает, что ситуация ухудшится, 48% - что она не изменится. Большинство нуждающихся считает, что их положение не изменится (53%). Среди собственно малообеспеченных всего 38% полагает, что их ситуация улучшится, а 47% - что она не изменится. То есть обе подгруппы малообеспеченных воспринимают свое будущее как консервацию нынешнего состояния. Наконец, в благополучных слоях населения большинство (53%) ожидают улучшения своей и без того непростой ситуации. По общему уровню оптимистичности нуждающиеся находятся ближе к малообеспеченным, нежели к бедным (см. рис. 47).

Рисунок 47

Оценка представителями различных социальных слоев динамики их жизни на будущее, в %

 

 

За последние пять лет нуждающиеся и собственно малообеспеченные слои близки и по динамике социального положении. Поэтому, учитывая прослеживающуюся в данных исследования четкую связь между оценкой изменения своего положения за последнее время и оценкой своих перспектив, неудивительно, что эти слои дали близкие оценки будущим изменениям своего положения.

Таким образом, бедные и малообеспеченные слои населения, судя по их самооценкам, в большинстве своем за последние пять лет ухудшили или не изменили свое положение. Текущее положение страны оценивается большинством бедных и малообеспеченных как кризисное или катастрофическое. При этом бедные, нуждающиеся и малообеспеченные слои не склонны к позитивным ожиданиям относительно будущего изменения положения страны. Большинство из них, видимо, на основе восприятия прошлого опыта и текущего положения прогнозируют для себя на будущее изменения к худшему, либо консервацию нынешнего неблагополучного положения. Прямо противоположная ситуация наблюдается у благополучных слоев: они оценивают текущую ситуацию в стране как нормальную, считают, что за последние пять лет улучшили свое положение и склонны ожидать улучшения положения страны в будущем.

В то же время, если сравнить ситуацию в России с ожиданиями жителей европейских стран, то картина настроений россиян уже не будет казаться столь печальной – ведь оптимистов в России гораздо больше, чем в Европе (см. рис. 48). Конечно, при интерпретации этих данных надо помнить о разнице уровня жизни россиян и европейцев, и понимать, что сохранение положения неизменным – это консервация данной разницы, а ожидания улучшения положения у россиян – во многом скорее надежда, чем результат реалистичного расчета. И все же сам факт массовой распространенности этой надежды – бесспорно, позитивный сигнал со стороны населения.

Рисунок 48

Оценка населением разных стран[1] возможной динамики своего положения в ближайший год, в %

  

Посмотрим теперь подробнее на отдельные особенности психологического состояния россиян. Большинство опрошенных (53%) хотя бы иногда испытывают страх перед будущим из-за ситуации у них на работе, 76% хотя бы иногда чувствуют свою неспособность повлиять на происходящее вокруг, 83% хотя бы иногда ощущают несправедливость всего происходящего вокруг, 63%  хотя бы иногда чувствуют, что дальше так жить нельзя, и 74% хотя бы иногда испытывают стыд за текущее состояние своей страны.

При этом существует тесная связь между чувством собственной беспомощности, чувством несправедливости всего происходящего вокруг, чувством, что дальше так жить нельзя и стыдом за нынешнее состояние страны[2]. Распространенность этих чувств, как мы увидим ниже, прямо зависит от принадлежности к тем или иным слоям населения.

Страх перед будущим, ощущение своей беспомощности, ощущение несправедливости всего происходящего и чувство, что так дальше жить нельзя, в наибольшей степени присущи бедным слоям населения. Ситуация по ним постепенно улучшается при переходе к более благополучным слоям. Поддержка со стороны близких и коллег чаще всего ощущается также представителями благополучных слоев, и реже всего – бедными. При переходе от бедных слоев к балансирующим на грани бедности отмечается резкий рост доли часто ощущающих такую поддержку (с 29% до 45%), у остальных малообеспеченных эта доля практически на том же уровне (42%), и затем она заметно вырастает у представителей благополучных слоев до (52%). Таким образом, мы видим у слоя бедных психологическую фрустрацию одновременно с отсутствием психологической поддержки со стороны близких и друзей и вполне благоприятное социально-психологическое состояние у благополучных слоев. Однако эта печальная картина будет выглядеть чуть менее печальной, если посмотреть на ситуацию в динамике (см. рис. 49).

Рисунок 49

Динамика доли «эмоционально депривированных» в различных социальных слоях,  2003/2008гг., в %

 

 

Как видно из рисунка 49, если смотреть на ситуацию в динамике, то за последние
5 лет имеет место снижение доли эмоционально депривированных во всех социальных слоях. Кроме того, если в 2003 году эти доли в слоях бедных и нуждающихся были равны, то сейчас между ними появляется различие, свидетельствующее об изменении ситуации к лучшему для части этой группы. Это не может не радовать. Однако хочется отметить, что доля эмоционально депривированных в слое бедных упала меньше, чем в благополучных слоях, что говорит о том, что улучшение ситуации происходит в разных слоях неравномерно. Кроме того, во всех без исключения слоях она остается достаточно высокой, а у нуждающихся и бедных характеризует более половины этих групп.

Что же касается конкретных страхов, отмеченных опрошенными, то наиболее распространен среди них, из 15 замерявшихся видов опасений, страх потери здоровья (62%), страх остаться без средств существования (47%), страх одиночества (36%), страх войны (33%) и страх резкого роста жилищно-коммунальных платежей (24%). Не имеют же никаких опасений всего 4% россиян.

В зависимости от принадлежности к той или иной страте выделяются страхи, возрастающие при росте уровня жизни – страх превращения ребенка в наркомана, страх потери здоровья, страх превращения кого-то из близких в алкоголика, страх остаться без работы, страх ожесточенности и утраты взаимопомощи, страх неясности перспектив на будущее. Другой тип страхов – страхи, характерные для бедных слоев: страх невозможности получить медицинскую помощь даже при острой необходимости, страх старости, страх остаться без средств существования, страх резкого роста жилищно-коммунальных платежей. Третий тип страхов – это страхи, связанные с различиями социально-демографического состава тех или иных слоев. Так, страх одиночества наиболее актуален для бедных слоев (40%) и балансирующих на грани бедности (38%), где относительно выше доля пожилых людей. Страх  невозможности самим получить или дать детям желаемое образование наиболее характерен для малообеспеченных слоев (17%), где больше, чем у бедных и нуждающихся, семей с детьми. Страх перед отсутствием перспектив для детей больше всего характерен для балансирующих на грани бедности (25%) и малообеспеченных (25%), у благополучных слоев эта доля равна 22%, у бедных – 17%.

Страхи малообеспеченных и нуждающихся очень похожи (см. рис. 50).

В результатах исследования обращает на себя внимание очень низкая доля тех, кто не имеет каких-либо особых опасений, которая характерна для всех социальных слоев. Если же посмотреть на динамику страхов по сравнению с 2003 годом, то мы увидим, что доминирующим страхом по-прежнему остается страх потери здоровья. Вырос страх одиночества (с 30% в 2003 году до 36% в 2008 году), но зато заметно упал страх роста жилищно-коммунальных платежей (с 34% до 24%) и страх войны (с 42% до 35%), что говорит о стабилизации ситуации с безопасностью страны и жилищно-коммунальными платежами. Практически на том же уровне остался страх преступности, страх превращения кого-то из близких в алкоголика, страхи отсутствия перспектив для детей и невозможности получить медицинскую помощь, страх ожесточенности и неясности перспектив на будущее, страх остаться без работы. Это говорит о том, что данные проблемы так и остались за пять лет неразрешенными. Несколько вырос страх остаться без средств к существованию (с 44% до 47%) и страх старости (с 14% до 20%).

Рисунок 50

Чего больше всего боятся различные слои населения, в % (допускалось до 5 ответов)

 

Рассмотрим подробнее обоснованность некоторых страхов россиян. Начнем с проблемы алкоголизма, страх перед которым характерен в первую очередь для благополучных и малообеспеченных слоев. Нуждающиеся и бедные, где около половины составляют пенсионеры, менее подвержены такого рода опасениям, хотя именно там реальный алкоголизм встречается чаще всего (см. рис. 51).

Рисунок 51

Доля представителей различных социальных слоев, считающих, что кто-то из их близких злоупотребляет спиртными напитками, в %

 

 

Для имеющих в семье людей, злоупотребляющих алкоголем, в большей степени характерен страх перед будущим из-за проблем на работе, чувство собственной беспомощности, чувство несправедливости всего происходящего вокруг, чувство, что так дальше жить нельзя, и в меньшей степени характерно ощущение поддержки со стороны близких и коллег. Таким образом, можно констатировать резко отрицательное влияние алкоголизма близких на психологическое состояние других членов семьи. При этом распространенность алкоголизма очень велика – 28% россиян либо прямо сказали о наличии этой проблемы в их семье (16%), либо сказали, что им не хотелось бы отвечать на этот вопрос (12%), и лишь 72% уверенно ответили, что такой проблемы у них нет.

Напротив, опасения россиян по поводу трудностей с получением медицинской помощи при проверке их обоснованности полностью подтвердились: существует статистически значимая связь между наличием опасения по поводу невозможности получить необходимую медицинскую помощь и реальными проблемами с ее получением. Как страх, так и проблемы с получением медицинской помощи характерны в первую очередь для семей, имеющих хронически больных членов семьи, не являющихся инвалидами. Это говорит о том, что такие семьи в меньшей степени защищены от неполучения медицинской помощи по сравнению с семьями, имеющими инвалидов, которым выплачивается пособие по инвалидности и гарантируются некоторые бесплатные лекарства и помощь. Однако, как мы увидим далее, проблемы с получением медицинской помощи – общая проблема всех россиян, хотя и проявляющаяся по-разному в различных социальных слоях.

Что же касается опасений потери работы, характерных в первую очередь для малообеспеченных и благополучных слоев, то они связаны не столько с вероятностью потерять работу вообще, сколько с качеством этой работы. То есть наибольшую долю тех, кто боится потерять работу, составляют не те, кто ее в действительности, скорее всего, может потерять в ближайшее время, а те, кто считает свою работу хорошей. Это говорит о том, что ощущаемая в первую очередь благополучными слоями нестабильность рынка труда постоянно давит на психику людей, создавая у них дополнительное психологическое напряжение.

Наконец, страх преступности, наиболее характерный для нуждающихся и благополучных слоев, в случае благополучных слоев имеет основания, поскольку, как будет показано ниже, эти слои чаще других подвергаются различного рода преступным действиям, чем все остальные. Нуждающиеся же хоть и близки по доле жертв преступлений к собственно малообеспеченным, но преступности боятся больше, чем они. Видимо, здесь играют роль возрастные особенности данной группы.

В этой связи надо сказать, что подавляющее большинство опрошенных и их близкие (76%) не попадали за последние три года в какие-либо неприятные инциденты, а из тех, кто попадал, наибольшее число (37%) подверглись ограблениям (на улице, в транспорте) (см. табл. 24).

Таблица 24

Ответ на вопрос «Случались ли с Вами или членами Вашей семьи за последние 3 года следующие инциденты?», в % от пострадавших

 

Виды преступлений

Все
население 2003 г.

Все

население 2008 г.

Слои населения

Бедные

Нуждающиеся

Собственно
малообеспеченные

Благополучные

Обокрали (на улице, в транспорте)

33

37

26

41

42

35

Ограбили квартиру, дачу, автомобиль

24

17

12

13

17

20

Избили, ранили, ударили, применили другие формы физического насилия

19

16

23

16

15

16

Угрожали применить физическое насилие

11

12

11

14

12

11

Шантажировали или вымогали платеж «крыше», взятку и т.п.

6

6

4

7

6

5

Вынуждали заключить сделку с криминальными лицами

1

2

4

1

1

3

 

Как видно из таблицы 24, по сравнению с 2003 годом ситуация в этой области значительно улучшилась: в 2003 году доля не попадавших в неприятные инциденты составляла всего 56%. Самым распространенным видом преступлений тогда также были кражи, однако их доля среди всех инцидентов была немного ниже, чем в 2008 году (33%). Заметно снизилась доля ограблений: с 24% в 2003 году до 17% в 2008 году.

Линейная зависимость между несчастными случаями и слоевой принадлежностью, как видно из таблицы 24, проявляется только для ограблений: доля инцидентов такого рода растет при движении к благополучным слоям. Вероятнее всего, у нижних социальных слоев просто нет имущества, которое могло бы прельстить грабителей. Бедные же заметно чаще становятся жертвами физического насилия. Малообеспеченные характеризуются значительной долей краж. Для остальных инцидентов четкой связи с принадлежностью к тому или иному социальному слою не наблюдается, хотя обе подгруппы малообеспеченных характеризуются явно большей частотой краж на улице и в транспорте. При этом нуждающиеся по всем видам инцидентов демонстрируют большую близость к собственно малообеспеченным, нежели к бедным.

Что касается случаев нарушения различных прав, то среди опрошенных 72% ответили, что не сталкивались с нарушением своих прав, и динамика по сравнению с 2003 годом в этом вопросе также положительна. Наиболее часто россияне сталкиваются сегодня с нарушением своих прав при получении медицинской помощи (12% всех респондентов), а также при контактах с работниками органов правопорядка (9%), при установлении заработной платы и увольнении с работы (8%) и т.п. (см. табл. 25).

При движении от бедных слоев к благополучным, как ни странно, повышается вероятность того, что права человека нарушались. Если посмотреть на виды нарушения прав, то оказывается, что зависимость между принадлежностью к определенному слою и вероятностью столкнуться с нарушением своих прав существует при получении гражданства, прописки, регистрации, при открытии своего дела, при получении образования, а также при контактах с работниками органов правопорядка. Во всех этих случаях принадлежность к более благополучным слоям увеличивает вероятность того, что опрошенный сталкивался с нарушением своих прав. По всей видимости, здесь играет роль лучшее понимание своих прав благополучными слоями, чем всеми остальными. Нуждающиеся в своих оценках нарушения прав находятся в ситуации, почти идентичной бедным. Это может быть связано как с близостью возрастной структуры этих двух слоев, так и с их одинаковым незнанием своих прав.

 

Таблица 25

Ответ на вопрос «За последние 3 года были ли с Вами или членами Вашей семьи какие-либо случаи нарушения Ваших прав?», в %

 

Виды нарушений прав

Все

население 2003 г.

Все

население 2008 г.

Слои населения

Бедные

Нуждающиеся

Собственно малообеспеченные

Благополучные

При получении гражданства, прописки, регистрации

5

2

0

1

1

3

При попытке открыть свое дело (со стороны государственных органов)

2

1

0

0

0

2

При установлении заработной платы, увольнении с работы и т.п.

12

8

6

7

9

10

При получении медицинской помощи, включая бесплатные лекарства

18

12

12

11

13

11

При оформлении положенных льгот и пенсий в органах социальной защиты

10

6

7

6

5

6

При получении образования (ими и их детьми)

4

3

0

1

3

5

При контактах с работниками органов правопорядка (милиция, прокуратура, ГАИ и др.)

15

9

6

5

8

13

Случаев нарушения их прав не было

58

72

78

78

73

67

 

Удручающей является ситуация с работой, складывающаяся в разных социальных слоях. Существует четкая связь между принадлежностью к тому или иному социальному слою и выполнением работодателем своих обязательств. Так, доля тех, кому работодатель обеспечивает своевременную выплату заработной платы, растет с 40% в слое бедных до 77% в благополучных слоях (см. рис.52).

Рисунок 52

Доли представителей различных социальных слоев, которым работодатель обеспечивает своевременную выплату заработной платы, в % от работающих

  

Нуждающиеся по ситуации с выплатой зарплаты находятся ближе к бедным, нежели к малообеспеченным. На рисунке 52 хорошо видно разделение работающих россиян на две группы: нуждающиеся и бедные, с одной стороны, и благополучные и собственно малообеспеченные – с другой.

Такая же ситуация наблюдается и в случае с оплатой отпуска и больничного листа, предусмотренных российским законодательством (см. рис.53).

Рисунок 53

Доли представителей различных социальных слоев, которым работодатель обеспечивает оплату отпуска и больничного листа, предусмотренную российским законодательством, в % от работающих

 

 

Опять мы наблюдаем разделение на две группы: бедных и нуждающихся с одной, и собственно малообеспеченных и благополучных – с другой стороны. Это станет понятнее, если вспомнить то, что говорилось в разделе 4 о том, что эти две группы находятся в разных сегментах рынка труда.

В случае с другими социальными благами ситуация еще хуже, поскольку здесь не только наблюдается прямая зависимость между принадлежностью к тому или иному социальному слою и наличием социальных благ, предоставляемых работодателем, но и в абсолютном измерении этими социальными благами пользуются очень немногие (10%). По слоям эта доля выглядит по работающим как 3% у бедных, 5% - у нуждающихся, 8% - у собственно малообеспеченных и 15% - у благополучных. То есть в этом вопросе не наблюдается разделения социальных слоев на альтернативные группы, хотя видна тенденция увеличения доли получающих дополнительные социальные блага от работодателя при движении от бедных к благополучным.

Какие же компании-работодатели наиболее часто не выполняют своих обязательств по отношению к работникам? По регулярности оплаты труда первое место занимают приватизированные предприятия, второе – государственные, и лишь затем идут частные и все остальные типы. Отпуск и больничный лист своим работникам оплачивают чаще всего государственные предприятия, на втором месте – приватизированные. Дополнительные социальные блага в основном предоставляются коллективными и государственными предприятиями. Таким образом, самые крупные работодатели (государственные и приватизированные предприятия), на которых работает больше половины всего населения страны, стараются обеспечить своим сотрудникам полагающиеся им по закону права, однако даже у государственных предприятий это получается не в полной мере. Вновь созданный частный бизнес менее охотно следуют букве закона, хотя в общей сложности на предприятиях этого типа трудится треть населения страны.

Посмотрим на характеристики работы, на которой заняты разные слои населения. Как и следовало ожидать, характеристики работы благополучных слоев лучше, чем остальных: по «хорошим» характеристикам этот слой постоянно лидирует. К нему близок слой малообеспеченных. Работа бедных и нуждающихся, учитывая занятость их в близких сегментах рынка труда, по характеристикам похожа и имеет тенденцию к «плохой». Интересно, что благополучные слои отличаются не только распространенностью «хороших» характеристик работы, но иногда лидируют и по «плохим», как в случае «утомительной» и «физически тяжелой» работы. Однако в большинстве «плохих» характеристиках безусловным лидером являются обе группы малообеспеченных (см. табл. 26). Это объясняется, видимо, более высокими требованиями этих слоев к рабочему месту, чем у бедных, но худшим качеством этих мест по сравнению с благополучными.

Таблица 26

Характеристики работы представителей различных слоев населения,
в % от работающих

 

 

Слои населения

Бедные

Нуждающиеся

Собственно малообеспеченные

Благополучные

Достоинства работы

Ее общественная полезность, возможность помогать людям

8

7

12

12

Независимость, возможность быть самому себе хозяином

3

8

8

12

Высокая зарплата

9

8

15

17

Хорошее отношение с начальством

8

8

17

19

Хороший психологический климат в коллективе

13

14

23

26

Дает возможность сделать карьеру

8

9

14

16

Неутомительная

9

11

15

19

Интересная

9

12

20

32

Дает возможность проявить инициативу

5

12

16

26

Чистая

11

14

21

30

Физически легкая

11

15

17

24

Недостатки работы

Бессмысленность, ненужность

4

1

4

5

Жесткая зарегламентированность

4

7

12

12

Низкая зарплата

18

21

33

32

Плохие отношения с начальством

4

7

9

8

Плохие отношения в коллективе

4

5

10

10

Бесперспективная

7

7

21

20

Утомительная

13

18

24

24

Неинтересная

11

8

16

13

Не дает простора инициативе

8

6

17

15

Грязная

11

12

17

15

Физически тяжелая

17

16

21

24

 

Все это свидетельствует о том, что малообеспеченные слои населения характеризуются гораздо меньшей защищенностью в сфере труда, нежели благополучные слои. Это проявляется как в характере их работы, так и в ее оплате, социальных гарантиях, вероятности ее потерять. Нуждающиеся и бедные по уровню незащищенности превосходят в этой области малообеспеченных.

 

 

[1] Данные по Европе в целом и отдельным европейским странам приводятся по исследованию Eurobarometer-2007.

[2] Условно назовем состояние одновременного наличия этих чувств эмоциональной депривацией. Для расчета показателя эмоциональной депривации учитывались ответы «испытываю часто» и «испытываю иногда», данные респондентами по отношению ко всем 4 перечисленным чувствам.

 <<назад          

оглавление

>> дальше



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [0]: