Институт социологии
Российской академии наук

Круглый стол «Медиация как социокультурная категория»

Обращение к участникам заседания круглого стола «Медиация как социокультурная категория», ко всем читателям веб-сайта Института социологии РАН и журнала «Философские науки»

Уважаемые коллеги.

22 февраля 2013 г. в Институте социологии РАН состоялся круглый стол «Медиация как социокультурная категория». Cтенограмма заседания опубликована в семи номерах журнала «Философские науки». Полный текст опубликован на сайте "Публикации Официального портала Института социологии РАН" (скачать)

В обсуждении приняли участие 15 докторов наук -- социологов, философов, культурологов, историков из Института социологии РАН, РГГУ, Высшей школы экономики (Москва и Санкт Петербург), Либеральной миссии, Института философии РАН,  МГУ им. М. В. Ломоносова.

Цель обсуждения на круглом столе – представить фокус взаимоотталкивания/взаимопроникновения противоположностей (условной середины) в мышлении оппозициями как динамичное основание бытия, культурогенеза, социогенеза, проявляющееся через способность субъекта к выходу за рамки дуального мышления и поиску адекватной меры выхода.  Миссия дискуссии -- нащупать методологические основания социальной консолидации в России через постановку вопроса о логике (структуре) межцивилизационного диалога.

Исследуя структуру  «сферы между», участники  пытались расчленить на составляющие представление о том, как человек принимает решения и формирует новые смыслы. У участников не было противоречий по поводу того, что мышление абсолютами неэффективно. Поэтому на передний план их рефлексии вышел вопрос о том, на каком культурном основании строить альтернативные смыслы. Это межполюсное смысловое пространство некоторые выступавшие, вслед за К. Леви-Строссом и А. С. Ахиезером, назвали условной «серединой», процесс выхода в это пространство -- «поиском середины» или «медиацией» (mediana -- лат. середина, mediation -- англ. медиация), релятивистское творческое мышление -- медиационным мышлением, а субъекта, нацеленного на социальные реформы -- медиационным субъектом (в отличие от инверсионного субъекта, мыслящего противоположными абсолютами).

Отношение участников к термину «медиация» было разным, некоторые специалисты отказали ему в праве на существование. Но и те, которые согласились, что «середина», «поиск середины» несет значимые смыслы, пришли к совершенно различным выводам: некоторые считали, что «середина» -- это область застойного мышления, «болото», блокирующее развитие. Другие, напротив -- что отказ от мышления абсолютами и способность формировать третьи смыслы способствует творческому мышлению и реформаторскому социальному поведению. Исходя из различных посылок, дискуссанты предлагали различные методологические конструкции. Некоторые участники анализировали проблему в терминах рационалистической философии, другие в рамках экзистенциализма, третьи, опираясь на инструменты культурологической антропологии.

Участники пытались понять, возможно ли создать какую-то методологическую базу для того, чтобы 1) в социокультурных терминах  описать массового современного субъекта, 2) перевести дискурс из  философии и культурологии в область социокультурного анализа социальной динамики России и 3) проводить количественное изучение смыслов, формирующихся в социокультурной «сфере между» социологией и культурологией.

Так или иначе, прошедший круглый стол показал, что его материалы могут стать стартовой площадкой для дальнейшей дискуссии, чтобы продвинуться  в решении поставленных задач.

Материалы круглого стола

Приглашаем участников круглого стола, а также всех заинтересованных лиц ознакомиться с опубликованными текстами и выступить на сайте ИС РАН -- высказаться по теме «Медиация как социокультурная категория». Ждем также новых идей. Журнал «Философские науки» будет продолжать осуществлять информационную поддержку проекта и публиковать наиболее интересные мысли и предложения. 
Для этого оставьте комментарий на данной странице.



КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [30]:
Показаны последние 10 записей. Показать все комментарии
Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

2) Период бурного увлечения буддизмом в Калмыкии сменяется сегодня более стабильной религиозной ситуацией, когда все носят буддийские атрибуты, ходят на молебны для совершения обрядов, организовывают строительство ступ для каждого калмыцкого рода, едут на учения Далай-ламы XIV. Можно сказать, что буддизм все более способствует становлению этнической идентичности калмыцкой молодежи. Тем не менее, разные взгляды на буддизм создают в обществе противоречия, которые не способствуют ни становлению социокультурной идентичности молодых калмыков, ни этноконсолидации.
3) Специфика возрождения разговорного калмыцкого языка иная. Во-первых, все еще невозможно предугадать, сможет ли Калмыкия переломить тенденцию умирания калмыцкого языка. Во-вторых, не понятно, как возрождение калмыцкого языка, который формируется как русско-калмыцкий, будет взаимодействовать с возрождением буддизма и с борьбой буддистов за чистоту буддизма. И, в-третьих, не ясно, какой статус обретет калмыцкий язык в соотношении с русским языком в пределах Калмыкии.
4)Тем не менее, и возрождение языка, и возрождение буддизма способствуют повышению уровня этнической самоидентификации молодых калмыков.

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

«Мне кажется, это связано с недостатком знаний. Раньше я тоже так думала, когда я училась в институте, потом я познакомилась с монахом, который мне все объяснил. Я поняла, что тот буддизм, который исповедуем мы, он может быть «загрязнен», привнесенный кучу всего ненужного» (Татьяна, 25 лет, менеджер, Москва)
«Мы постоянно проводим родовые обряды (у нас Зюнгарский род). Проводим двумя способами: когда приезжают ламы с верховного хурула, мы все убираем мясо и все остальное, потому что они приходят, не разрешают совершать заклание барана, у них только рис и все, а мы когда проводим, у нас там мясо и все остальное, потому что согласно калмыцкому буддизму таким образом мы кормим предков» (Санан Уруджаев, 28 лет, руководитель юмористического проекта «Худлахар-шоу»).
Вот как интерпретируют эти различия руководители «Иткл» и «Тенгрин Уйдл». rnБасан Захаров, руководитель «Тенгрин Уйдл»: «Религия внеэтнична в большинстве случаев. Важна не национальность, а то, какой ты буддист… Мне кажется, «народный» буддизм – тенгрианство в большей степени. Вот эти обычаи и обряды, которые проводят калмыцкие ламы, - тенгрианские… «Чистый» же буддизм, мне кажется, культурное ядро не сохраняет, потому что у него цель другая – сделать нас не хорошими калмыками, а хорошими буддистами. «Хороший калмык» и «хороший буддист» - разные вещи. Хорошим буддистом, может быть, и индус, и русский, и американец. Не важно».
Виталий Боков, руководитель «Иткл»: «Вот если бы люди прочитали хотя бы одну книгу, систематизирующую все Учение Будды как Библия в христианстве, есть такая книга ламы Зонква Гегяна (ламы Цонкапы), которая называется «Ламрим»,.. они бы поняли многие вещи, что нет никакого понятия, как индийский буддизм, калмыцкий буддизм, китайский буддизм, есть одно Учение Будды, которое сохраняется в чистоте у нас в республике в нашем Центральном хуруле, благодаря усилиям наших монахов прежде всего Тэло Тулку Ринпоче (верховный лама Калмыкии – А.Н.). Интересно просто наблюдать за людьми, которые даже не прочитав ту книгу полностью,.. начинают оперировать такими терминами, как «народный» буддизм. Это все равно что верхушек понахватают».rnРезультаты моего социологического исследования показывают, что большинство опрошенных молодых калмыков даже не слышали о разных взглядах на буддизм. Но немало и тех, кто знает о них. Эти различия не мешают молодым калмыкам посещать хурулы, проводить вместе с родственниками необходимые обряды, как в той, так и в другой традиции. Противоборство «Иткл» и «Тенгрин Уйдл» не должно превратиться в реальную социальную проблему.rnНесмотря на существенные идейные противоречия, обе эти организации делают много и для сохранения бытового калмыцкого языка, и для развития буддизма.
5. Заключение
1) Несмотря на то, что процессы возрождения калмыцкой идентичности носят сложный и иногда не однозначный характер, в Калмыкии все слои общества согласны, что возрождение разговорного калмыцкого языка и буддизма имеет статус основных этноконсолидирующих факторов.

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

Д.С.Мучкинова: «Буддизм очень много значит в нашей жизни, ведь многие именно через хурул, через веру причисляют себя к калмыкам».
Само духовенство стало принимать более активное участие в возрождении калмыцких традиций. Исключение составляют кровавые жертвоприношения (заклание баранов) во время проведения таких обрядов, как газр-усн тяклгн, ова тяклгн (поклонение местности, кургану) и др. Духовенство активно участвует в работе по сохранении калмыцкого языка, сочетая преподавание языка с преподаванием основ буддизма. Так, в библиотеке Центрального хурула работает клуб калмыцкого языка -- Хальмг келня асхн -- от «Иткл», организован перевод самых почитаемых сутр: Алмазной сутры и Сутры Сердца на калмыцкий язык. С февраля 2014 года ежедневный молебен в Центральном хуруле начинается именно с этих молитв на калмыцком языке.
Как отмечает сотрудник Министерства спорта, туризма и молодежной политики Эрдни Сангаджиев, в последнее время участились случаи совместного с Центральным хурулом проведения мероприятий для молодежи: «Их (Центрального хурула – А.Н.) политика изменилась, стала более открытой, сразу установился контакт с хурулом, стали организовывать совместные мероприятия: такие, как принятие обета трезвости, спортивные забеги, посвященные здоровому образу жизни».
Но не все так просто.
1) Все молодые люди приходят в буддийские храмы, центры, к ламам и целителям, чтобы совершить основные обряды. Но одновременно часть молодежи стремится постигать лишь философию буддизма без связи с этнической составляющей этой религии. По словам буддийского монаха Санала Мукубенова, интерес к буддизму в целом сейчас выше, но ситуация в целом хуже, чем при советской власти: «После развала Союза,.. стало больше людей, обозначающих себя как буддисты, но реальной практики больше не стало. Сейчас буддийская философия получила больше распространения, чем реальная буддистская практика». 2) У всех опрошенных не однозначное отношение к буддизму, хотя почти все они (кроме школьников) носят буддийские атрибуты. Четки, ношение изображения покровителя (идама), ваджры (крестовидный с двух сторон ритуальный буддийский предмет), по их мнению, и функционально – в качестве оберега, и символично – отличительная особенность идентификации буддийско-калмыцкого. 3) У школьников ситуация иная. Я спрашивала школьников: «Если бы в школах ввели форму с национальными элементами, хотели бы вы такую форму носить?». Школьники единодушно признавались, что не хотели бы, так как «в школе нужен официальный вид, презентабельный, не нужно никаких там хиджабов и калмыцких костюмов». rnНо противоречия в Калмыкии в области буддизма носят и более существенный характер. 4) В Калмыкии противостоят две концепции буддизма: «чистый» буддизм (Центральный хурул, «Иткл») и «народный» буддизм («Тенгрин Уйдл»). Некоторые из экспертов признавались, что делали обряды и по законам «чистого» буддизма, и по законам «народного» буддизма: то есть и без кровавого жертвоприношения, и с ним. Это противоречие и противостояние обычаев выглядит несколько навязанным, придуманным и для республики не нужным. Оно происходит из общекалмыцкой идеи возвращения к корням, к истокам, в том числе к шаманистским вкраплениям в буддизм.

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

«Они туда идут, потому что им родители говорят: «Иди там молебен для студентов, тебе будет потом хорошо» (Михаил, 19 лет, студент КалмГУ, Элиста).
«Для своей выгоды. Потому что куда не возьми, ехать куда-нибудь собираются, они дорогу открывают (открывание дороги это буддистский обряд -- А. Н.), как экзамен сдавать. Они боятся и чтобы как то оберечь себя идут туда (в хурулы -- А. Н.). То есть когда им плохо, а нужно ходить и когда хорошо наступает» (Эрдни, 21 год, студент Элистинского медицинского колледжа им. Т. Хахлыновой, Элиста).
Эксперт Чингис Манджиев, президент «Межрегиональной ассоциации калмыцких студентов», объясняет интерес молодых калмыков к буддизму способностью этой религии активизировать творческие способности человека: «Буддизм интересен сам по себе, есть закон о карме, именно сама философия буддизма интересна. А то, что пошла такая мода на буддизм, народ слышит, заинтересовывается. Если заинтересовались, немножко поняли, уже хорошо. Основной постулат буддизма – все зависит от тебя, пока не поменяешь мир внутри себя, ничто не поменяется вокруг».
Одновременно за 20 лет -- это отмечают и больше половины остальных экспертов -- возобновилась древняя традиция обучения калмыцких монахов в монастырях Индии, Бурятии, Монголии. Благодаря этим контактам народный буддизм приращивается знаниями философии буддийского учения, основных буддийских практик.
Молодые калмыки знакомятся с буддизмом также в облегченных вариантах, именно через изучение текстов европейских, американских, российских философов, писателей, которые в свое время использовали буддийские идеи для своего творчества (Г. Гессе, Ф. И. Щербатской, Л.Н. Толстой, Д. Керуак и др.) масс-медиа (голливудские фильмы «Маленький Будда», «Семь лет в Тибете», «Кундун», «Золотой ребенок» и др.). Этот способ расширяет возможности самостоятельного религиозного воспитания.
Пока по оценкам экспертов прихожан, которые хорошо знакомы с буддизмом, насчитывается, возможно, лишь процентов 10-15. Но сейчас даже массовый прихожанин буддийского храма стал лучше знаком с традицией буддизма, с обрядами, необходимыми для совершения ритуалов, с манерой поведения в храмах. Большинство прихожан уже знает, как правильно делать простирания (поклоны – форма буддийской практики), полупростирания (полупоклоны), складывать руки в молитве, вести себя в хуруле, соблюдать дни поста (мацг) и т. д.
Эксперты, как и участники фокус-групп, находятся под влиянием процессов возрождения буддизма, охвативших Калмыкию. Адьян Болдырев, ведущий специалист сектора культуры, молодежной политике и спорта Юстинского районного муниципального образования: «Я сам посещаю часто хурул, вижу, молодежь есть, приходит. Чтобы людей как-то привлечь, нужно чтобы сильные учителя приезжали, давали учения. У нас было недавно, строили мандалу Ямантаки (гневное божество буддийского пантеона. -- А.Н.). Я ходил на лекции, приезжал высокий учитель, достаточно просто объяснял все на лекции. Я считаю, что людям не хватает буддийской литературы, начиная от очищения ума первой стадии, заканчивая практиками». Эрдни Сангаджиев, специалист Министерства спорта, туризма и молодежной политики: «Знания элементарные основ буддизма, как руки складывать, как молиться раньше ничего этого не было, мне кажется, сейчас религия стало более открытой… молодежь стала больше посещать, приходить, даже мы вот видим, когда бывают молебны, какой ажиотаж у нас бывает».

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

2) Помимо учебников, выходящих под грифом Министерства образования и науки появляются частные учебные издания по калмыцкому языку, апробируются новые методики его изучения (через новые коммуникативные методы, игровые формы, через изучение калмыцкого языка как иностранного). 3) Разработаны и запущены два бесплатных приложения для мобильных телефонов: «Русско-калмыцкий словарь» для платформы Android и “Хальмг келн” для платформы IOS. 4) Энтузиасты открывают клубы живой разговорной калмыцкой речи, формируя тем самым языковые очаги для желающих услышать родную речь, общественностью пересматривается система национального образования в целом.
Тем не менее, то, что делается в этой области, совершенно не достаточно. Нам пока не удается достичь перелома в ситуации. Угроза исчезновения калмыцкого языка не ликвидирована. Мы пока не можем добиться стабильной ситуации, когда молодой калмык идентифицирует свою этническую принадлежность через уверенное и качественное знание родного языка.
4. Проблемы и противоречия возрождения буддизма среди молодых калмыков
Возрождение буддизма началось в Калмыкии лишь 20 с лишним лет назад. В советское время в республике не было ни одного буддийского храма, прервалась нить преемственности получения религиозных знаний калмыцкими ламами из Тибета. После 1991 г. ситуация меняется. Начинается строительство ступ, храмов, открываются буддийские центры, молельные дома. Работа по самоидентификации молодых калмыков через буддизм по существу начинается почти с нуля.
«Даже некоторые говорят: «Да, я из Калмыкии, я буддист», но представления об этом вообще никакого нет, грубо говоря, по большей части» (Татьяна,21 год, студентка Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, Москва).
«Так или иначе у нас все ходят в хурул: на праздники, дорогу открыть, еще что-то. А так, если взять навскидку, из моего окружения, таких вот ярых буддистов, кто верит, что-то делает, обряды, в хурул целенаправленно ходит, их очень мало, это единицы. В основном у нас такой вот бытовой буддизм. Вот есть и есть... Как-то к этому относятся поверхностно, и никто не вникает в суть религии, в историю. Как русского воспринимают как православного, так и калмыка как буддиста. Раз я калмык, то я и буддист» (Нура Бадмаев, 27 лет, предприниматель, хозяин антикафе «Any time»).
«Сейчас стало более популярно говорить об этом. А на самом деле 10 лет назад гораздо больше людей ходило в хурул и молилось. С родителями постоянно ходили мы» (Анна, 20 лет, студентка РГГУ, Москва).
Как отмечают эксперты и участники фокус-групп современная калмыцкая молодежь за исключением небольшого количества знают лишь некоторые молитвы и основные вехи биографии Будды Шакьямуни . Зачастую интерес к буддизму просыпается у калмыков только при переезде в инокультурное, инорелигиозное пространство на учебу, например, в Москву и Санкт-Петербург. Данные нашего опроса свидетельствуют, что знания у молодежи о буддизме фрагментарны и неглубоки, потому что этих знаний достаточно для того, чтобы установить связь, коммуникацию, некое сакральное, духовное родство молодых калмыков между собой, а на большее молодые калмыки не претендуют.
Буддизм калмыкам «нравится тем, что нет строгих запретов, нет каких-то надуманных баек и ужасов как в других религиях, есть какие-то пожелания, заветы, но все это не слишком строго» (Василий, 20 лет, студент КалмГУ, Элиста).

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

Причины: невостребованность калмыцкого языка вне школьных занятий, недостаточно интересная подача материала, высокий уровень сложности заданий, отсутствие принципа ступенчатости (нарастающей сложности) изучения языка. Гораздо больше интереса у молодых калмыков к изучению западных языков.
Главное: калмыцкий язык и в семье, и в обществе не востребован.
«Человек, например, попадет в другую страну, не зная этого языка, он же научится. А здесь просто нет необходимости. То же самое, когда в школе учишься, все на русском разговаривают, он идет просто как предмет. У нас насчет калмыцкого ни слуху, ни духу не было» (Савр, студент Астраханского государственного университета, 19 лет , Астрахань).
«Калмыцким языком я пользуюсь мало, говорю мало. В Москве в основном, больше была тяга к бытности калмыцкой культуре, но мало. Здесь живу с бабушкой, она постоянно говорит на калмыцкий, я ее прекрасно понимаю, но сам редко, что ей говорю на калмыцком, необходимости нет, поэтому не использую» (Эренцен, 19 лет, студент КалмГУ, Элиста).
«Я учился в Казани. У нас калмыков мало в принципе. Там тоже татары, они свой язык знают хорошо, достаточно на уровне. В Казани различные надписи в городе, любое объявление, они дублируются на русском и на татарском, даже чаще на татарском. Там, когда я учился, естественно все разговаривают на своих языках, а мы калмыки толком…» (Эльвег, 25 лет, госслужащий, Москва).
В декабре 2013 г. принят «Закон о государственных языках Республики Калмыкия и иных языках народов Республики Калмыкия», изучается депутатами Народного Хурала.
Тем не менее, положение тревожное. Калмыцкий язык занесен в Красную книгу исчезающих языков ЮНЕСКО. Многочисленные форумы, конференции, посвященные сохранению калмыцкого языка, подводят экспертов к одному выводу: язык умирает. И если в скором времени не будет выработана политика по сохранению калмыцкого языка -- например, 1) обязательное знание этого языка чиновниками, 2) внедрение двуязычной системы надписей, вывесок, рекламных щитов, 3) написание хороших учебников, 4) переход к изучению калмыцкого языка как иностранного, а не родного, то калмыцкий язык останется лишь в памятниках письменной культуры, а не в живой речи. Так считают все участники фокус-групп и эксперты.
«Некоторые организации, у них, если знание английского языка, выше ставка идет, так же можно сделать. Коммерческие организации не будут так делать, а в государственных сделать, если знает человек калмыцкий язык» (Эренцен, 19 лет, студент КалмГУ, Элиста).rn«50% населения работают в госструктурах, если основная масса там работает, то желательно, чтобы чиновники начали говорить на калмыцком, а дальше и все потянутся. Если бы было так, что при устройстве на работу считалось плюсом знание калмыцкого языка, то люди бы потянулись изучать калмыцкий. Само начальство у нас должно говорить на калмыцком» (Савр Мучкаев, 32 года, предприниматель).
Новые веяния в деле возрождения калмыцкого языка постепенно внедряются в практику. 1) На уровне частных инициатив работают курсы изучения калмыцкого языка для муниципальных служащих в Лаганском и Целинном районах РК, а также для чиновников администрации г. Элисты и Министерства экономики. В 2011 г. приступили к изучению калмыцкого языка сотрудники Федерального казначейства.

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

Вышеупоминавшийся эксперт Хонгор Марилов говорит: «У меня младший сын сейчас поет песни «Цаган Сар» («Белый месяц» – А.Н.), он какие-то слова знает, и я не думаю, что его специалисты-калмыковеды учат, обучают простые воспитатели, потом, как только он пойдет в школу, я уверен, что он забудет… девятиклассники разговаривают на английском, пусть слабенько,.. но какие-то слова там «мендвт», «сян бяятн», «гем уга» («Здравствуйте», «До свидания», «Все нормально» -- А.Н.) и так далее, калмыцкую разговорную речь мне кажется надо вводить».
Участники обсуждений объясняют языковую ситуацию в Калмыкии низким статусом этого предмета в школе и слабыми школьными программами:
«Нужна расстановка приоритетов, начиная со школьного образования, сейчас, насколько я знаю, в школах сами дети воспринимают калмыцкий язык не очень хорошо, нет заинтересованности. Нужно поменять само отношение школьников к калмыцкому языку. Нет такого, что учителя не хотят донести детям калмыцкий язык» (Владимир, 22 года, студент ростовского филиала Российской академии правосудия, Ростов-на-Дону).
«Надо менять подход в системе образования. Учебники все старые, выпускают новые учебники, но там совершенно другая грамматика, совершенно другая лексика, я не понимаю ничего, потому что, когда я учился в школе, такого вообще не было. Новые слова придумывают, новая лексика появляется, а люди на калмыцком не говорят и неологизмы не приживаются никак. Нужно больше литературы выпускать, очень мало словарей. Это вообще проблема большая особенно с русско-калмыцким» (Василий, 20 лет, студент КалмГУ, Элиста).
«Да, под систему русского языка его сделали весь калмыцкий язык, который сейчас, и он поэтому стал сложный для обучения что ли» (Баснг, 19 лет, студент астраханского филиала Саратовской государственной юридической академии, Астрахань).
«А просто опять же если дома в семье не разговаривают, он идет в школу, к изучению родного языка он относится как к обычному предмету. Я просто рос, может быть, в то время, когда мы сбегали с уроков, я не скажу, что был отличным учеником в школе» (Дорджи, 23 года студент Астраханской государственной медицинской академии, Астрахань).
«Просто считался самый халявный предмет. Он не входит в систему российского образования» (Олег, 20 лет, студент Ростовской академии правосудия, Ростов-на-Дону).
«Понимаю, как собака, но сказать не могу и то понимаю через раз. Я в школе учил 10 лет калмыцкий язык, но знаю намного хуже, чем английский» (Михаил, 19 лет, студент КалмГУ, Элиста).
«Придет другой учитель: «Здрасьте, мендут (мендвт - здравствуйте), все садитесь». Первые две парты что-то вроде пытаются что-то сделать, склонять. Задние парты все улетели, своими делами занимаются» (Алексей, 15 лет, ученик Элистинской многопрофильнолй гимназии, Элиста).
«Ладно, мы взрослые уехали на чужбину, осознали. А когда дети наши, у меня племянники, например, они, вообще избегают уроков калмыцкого языка, потому что реально непонимание просто учителя и все такое. То есть это же наше будущее поколение» (Буйнта, 21 год, студентка Государственного университета управления, Москва).
Подавляющее большинство опрошенных студентов и школьников 9-11 классов делают вывод об отсутствии интереса учеников школы к изучению родного языка, а учителей к его преподаванию.

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

Когда калмыков в фокус-группах спрашивали, почему они используют в речи подобные слова-гибриды, слова-уроды, они, как правило, отвечали, что тем самым молодые калмыки (чаще мужского пола) идентифицируют себя друг с другом, как людей, принадлежащих к одной нации, одному русско-калмыцкому сообществу. Одна треть опрошенных посчитала применение этих слов-гибридов «скорее негативным» фактором в развитии языка. Тем не менее, в большинстве случаев было высказано терпимое отношение к этому явлению: «хотя бы так используется калмыцкий язык».
«Это «менд» коверкают как только могут. Я, когда здороваюсь на калмыцком, то всегда говорю либо мендвт либо менд. Ну, не поворачивается у меня язык на «мендейшн». Если говорить, то правильно. (Нура Бадмаев, 27 лет, предприниматель, хозяин молодежного антикафе «Any time» -- тайм-кафе, тайм клуб — место для встреч в формате кафе или клуба, «арендуемое» посетителями на время – А.Н.).
«Во-первых, это все молодые люди, им прикольно. Среди своих в общении это прикольно» (Баира, 19 лет, студентка Астраханской государственной медицинской академии, Астрахань) .
«Они искажают, это если честно нельзя так говорить, я так считаю. Просто это искажает несколько слова, коверкает. Вот допустим, правильно говорить «Менд» (привет – А.Н.), а к этому слову еще окончания приделают (окончание русских слов) и допустим, тот человек, который не знает, он может так и говорить всегда, а на самом деле это неправильно» (Лидия, 20 лет, студентка Астраханской государственной медицинской академии, Астрахань).
«Раз в день стабильно, даже больше. Некоторые слова гибриды делаю «жизндян» или «мендярики» (различные гибриды калмыцкого слова «менд» -- А. Н.) (Дорджи, 25 лет, менеджер, Москва).
«Нормально, это эволюция языка: оптимизироваться, упрощаться, чтобы он пошел в массы. Если он останется на уровне литературного «Джангара» (калмыцкий народный эпос - А.Н.), на нем никто говорить не будет» (Басан, 23 года, юрист, Москва).
Большую часть вины за незнание калмыцкого языка, по мнению участников фокус-групп, несет старшее поколение, которое перестало говорить на родном языке дома, утратила разговорную среду.
«В семье у меня никто не говорит по-калмыцки. Всех бабушек, дедушек, эджек, аавок (бабушек, дедушек) по всем сторонам (везде) зовут русскими именами. То есть старшее поколение немного говорят» (Василий, 20 лет, студент КалмГУ, Элиста).
В чем причина? Причины начинаются в школе.
«Лично мое мнение, что это должно идти не со школы. Во-первых, с семьи, с самого рождения должно идти… Ситуация в школах сейчас очень странная и шаткая на данный момент. Просто даже учителя, может быть, и преподают, я не уверен, что и они на 100% знают хорошо калмыцкий язык. Это должно идти с семьи, с самого рождения должны разговаривать с ребенком» (Баин, 20 лет, студент Астраханской государственной медицинской академии, Астрахань).
«Да, среда была, я с детства до школы практически по-калмыцки разговаривал все время, потом придя в школу, стала стираться эта грань, русский стал постоянным языком» (Эрдни, 21 год, студент Элистинского медицинского колледжа им. Т. Хахлыновой, Элиста).

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

«У меня есть знакомая девочка, она только поступила в медицинский, т.е. на 1-ом курсе и она с самого детства хочет уехать в Штаты. Она в Калмыкию принципиально не хочет возвращаться, потому что там нет работы хорошей. А она отличница, хорошо учится. В Москве она не хочет оставаться по такой причине, что тут много расизма. То есть она идет по улице, на нее кто-то смотрит, тычет. Ей это не нравится. По этой причине она просто хочет уехать» (Гиляна, 20 лет, студентка Российского университета дружбы народов, Москва).
Об этой тенденции говорит и Д. С. Мучкинова: «Очень много молодых людей, которые ассимилируются в этой среде и как бы вот хотят быть русскими, мы европейцы, и так далее. Из десяти уже человека три-четыре там адаптировались, они уже не вернутся, они уже чувствуют себя русскими, несмотря на разрез глаз и так далее… Может, на старости лет это придет обязательно и они будут своим детям прививать, что в них калмыцкая кровь течет и так далее, но будет уже поздно… Вот это понимание, что мы уникальный народ сегодня надо говорить об этом в школе, мы об этом много говорим, но фактически ничего не делаем».
Несмотря на 1) огромные провалы в исторической памяти молодых калмыков и 2) продолжающуюся их русскую ассимиляцию калмыцкий язык в республике возрождается. Тем не менее, связанную с этим процессом самоидентификацию молодых калмыков как калмыков можно назвать «скорее оптимистической», чем «оптимистической». Вопрос, достаточно ли этих позитивных сдвигов, чтобы переломить тенденцию исчезновения калмыцкого языка и стимулировать его саморазвитие, не снят с повестки дня.
3. Трудности возрождения калмыцкого языка.rnБытовой калмыцкий как русско-калмыцкий
Трудности возрождения бытового калмыцкого языка огромны.
Отсутствие системы, методических лингвистических и других стандартов привело к тому, что сегодня так и не выработаны общие правила калмыцкого языка, утвержденного лексикона, эквивалентов калмыцких названий предметов и явлений, коррелирующих с названиями предметов и явлений, взятых из русского языка. Яркий пример -- подача новостей на калмыцком ТВ, где используются слова, термины, которые либо являются искаженной формой русских слов, либо смесью различных языков и наречий. Среди калмыцкой общественности давно ходят разговоры о колоссальной разнице между придуманным художественным калмыцким языком и реальным бытовым языком. Вплоть до того, что поколение «сибиряков» (рожденных в ссылке калмыков), представителей того поколения, которые еще достаточно хорошо знают калмыцкий язык, с трудом понимают, что написано в единственной сегодня республиканской двуязычной газете «Хальмг Унн» («Калмыцкая правда»), и о чем говорится в репортажах на калмыцком ТВ.
Искажения в калмыцком языке существенны. Нынешние молодые калмыки с детства в лучшем случае слышали русско-калмыцкий вариант речи, либо калмыцкие слова в предложениях, построенных согласно русской грамматике. Появились калмыцкие неологизмы-гибриды. Например, мендейшн, мендярики, менделеев (корень калмыцкого слова «менд» (привет) и окончания из русского, английского языков), ханджос (правильное: «ханджанав» – «спасибо»), «бяянч» (правильное: «ямаран бяяняч?» – «как дела?»), «похалячим» (правильное калмыцкое: «хялях» – «смотреть», уродливое русско-калмыцкое «похалячим» -- «посмотрим») и др. В этих словах-уродах берется основа калмыцкого слова и переделывается для употребления в русской разговорной речи.

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

Сегодня по приблизительным подсчетам лишь около 7% всей калмыцкой молодежи говорят на калмыцком языке, 55 % не знают калмыцкого языка, но проявляют интерес к его изучению, из них 20-25% что-то активно предпринимают для изучения калмыцкого языка: посещают занятия, клубы по развитию разговорного калмыцкого языка, читают калмыцкую литературу, ведут переписку на языке либо с использованием фраз калмыцкого языка, посещают мотивирующие этнопаблики в соцсетях, используют русско-калмыцкие электронные словари, генерируют новый контент на родном языке. Можно сказать, что возрождение языка в республике началось почти с нуля.
Наиболее активны в популяризации калмыцкого языка заново изучающие язык молодые люди, а отнюдь не те, которые обладают хорошим знанием языка, не те, кто выросли в калмыцкой языковой среде. Эти молодые люди тоже, как правило, выросли в поселках, очагах калмыцкого языка, то есть в тех местах республики, где калмыцкая речь еще сохранялась вперемешку с русской речью. Но языка они в период своей юности так и не выучили. А выучили его гораздо позже, уже после 1991 г., и учат сейчас. Сегодня именно эти люди, самостоятельно изучающие родной язык, то есть сами являющиеся как бы студентами, как правило, становятся активными агентами по обучению молодых калмыков калмыцкому языку. Например, Виталий Боков -- руководитель «Иткл», изучивший разговорный калмыцкий язык уже после учебы в ВУЗе и работы за пределами республики. Ныне он активный пропагандист калмыцкого языка и буддизма.
Эксперт начальник отдела молодежной политики Министерства спорта, туризма и молодежной политики Калмыкии Д.С. Мучкинова считает, что популяризаторы калмыцкого языка появляются совсем не обязательно из среды студентов и выпускников факультета калмыцкой филологии: «Появились те молодые люди, знатоки калмыцкого языка, об этом я даже не знаю… один Феликс чего стоит, именно со знанием своего калмыцкого языка и умением завести толпу ему равных нет…». Такие люди, по мнению Мучкиновой, «в первую очередь должны работать замами по воспитательной работе… Но их надо к этому готовить. Это я с позиции руководителя педотряда «Солнг» говорю».
По инициативе «Иткл» и «Тенгрин Уйдл» были созданы клубы калмыцкого языка. Лаганское районное муниципальное образование создало клуб калмыцкого языка для своих сотрудников. В 2013 г. открылся клуб калмыцкого языка в Москве на базе ресторана калмыцкой кухни. Там собирается молодежь, которая с помощью дружеских бесед, разучивания калмыцких песен, игр изучает родной разговорный язык. Большинство участников фокус-групп остро переживало потерю национальной идентичности, призывали к возрождению, сохранению всего калмыцкого, выражали желание изучать родной язык.
Но таких взглядов придерживаются отнюдь не все молодые калмыки, уехавшие за пределы республики. По словам участников фокус-групп многие представители калмыцкой молодежи прекрасно адаптируются в новой среде и не придают значения отображению какими-либо способами своей этнической принадлежности. Вот некоторые высказывания:
«Может единицы только приезжают, а так в основном нет. На примере могу сказать, мой лучший друг, он в данный момент работает в Москве, завел семью в Москве, купил автомобиль, сейчас планирует дальше приобрести жилье и говорит: «Я останусь там, сюда я не приеду» (Баин, 21 год, студент Астраханской государственной медицинской академии, Астрахань).

Айса Нуксунова    13.04.2015

Продолжение.

Вот некоторые высказывания участников фокус-групп:
«А в армии что-то осенила мысль, что мне стыдно стало, не то, что перед собой, а перед другими национальностями. С 10-11-го года у меня появилась такая мысль, что надо мне разговаривать по-калмыцки, учить его дальше, я знаю, но надо расширять свои запасы. Потом постоянный опыт, практика та же самая, в интернете переписываюсь» (Нимгир, 21 год, студент Элистинского медицинского колледжа, Элиста).
«Просто если уехать в другой город, разговаривать между собой, друг с другом, чтобы только вы это поняли. Например, мы с мамой идем в магазин, она мне говорит: «Дорого», -- говорит на калмыцком. Это слово я не могу сказать, но могу понять» (Лидия, 20 лет, студентка Астраханской государственной медицинской академии, Астрахань).
«Вот даже если взять паблик «Подслушано Калмыкия», там из тысячи постов, только два-три поста на калмыцком языке. Это проблема не только вот в Ростове или где-то, это глобальная проблема нашей республики!» (Олег, 20 лет, студент Российской академии правосудия, Ростов-на-Дону)
Эксперты подтверждают изменение в отношении калмыков к языку. Басан Захаров, руководитель «Тенгрин Уйдл»: «Есть молодежь национально ответственная, это люди, ощущающие свою личную ответственность за судьбу нации, они довольно-таки активные, их немного, к сожалению, но их голос заметен, слышен. Ну вот «Иткл» или у нас «Тенгрин уйдл». Есть музыканты, школьники, студенты, что-то делающие для развития родной культуры». Виталий Боков, руководитель «Иткл»: «Я вижу позитивные сдвиги: на родном языке говорить становиться модным, тот, кто говорит на родном языке, воспринимается как истинный калмык, кто искренне любит свою Родину. Изучать родной язык – не плохо. Вот первая стадия, которую мы прошли. Вторая стадия – если ты искренне любишь, то ты должен проявлять усердие в изучении родного языка». Д.Н.Батырев, директор Центра поддержки и развития творчества студентов Калмыцкого государственного университета: «Сейчас становятся популярны организация «Иткл», Виталий Боков, многие стремятся общаться с Лиджиком Горяевым, вот еще студент, который уже закончил, - Дима Шараев, он был один из организаторов «Хамаг Монгол», фестиваль который они провели, -- это вот все наша молодежь сделала». Санал Мукубенов, буддийский монах: «Молодые люди, рожденные в 90-х гг. после развала Советского Союза, начинают себя осознавать через «Я-калмык». Именно язык, культура – это то, что помогает им идентифицировать себя калмыками». Хонгор Марилов, бывший руководитель Республиканского центра молодежи, нынешний директор телеканала «Хамдан» («Вместе» -- А.Н.): «Сейчас идет подъем патриотизма именно в плане изучения калмыцкого языка, фольклора, все это набирает обороты. Становится массовым и модным. Тренд у нас такой сейчас…». Сергей Басангов, руководитель калмыцкого отделения «Молодая гвардия «Единой России»: «Подача национального направления должна быть с точки зрения того, что это модно. Молодежь стремится знать калмыцкий язык».

Показать все комментарии