Институт социологии
Российской академии наук

Памяти В.В. Колбановского. Некролог

Еще одна дверь в наше прошлое закрылась. Навсегда...

Памяти Варлена Викторовича Колбановского (1926-2014)

Наше профессиональное сообщество представляет собою уникальное социально-архитектурное сооружение. Я вижу его как семислойную пирамиду, в которой сосуществуют и взаимодействуют все поколения современной советской/российской социологии и где на самом верхнем этаже располагается небольшая группа первопроходцев. Первых никогда не бывает много. Так что эта группа и не могла быть большой, а в последние годы она заметно уменьшалась. Сегодня она стала еще меньше... умер наш коллега, товарищ, друг Варлен Викторович Колбановский...

Смерть Колбановского – это не только уход удивительного человека, эрудированного, всегда открытого к диалогу, интеллигентного, с большим чувством юмора, много сделавшего для становления отечественной социологии, до последних дней следившего за ее развитием и активно публиковавшего свои размышления о ней. Но это еще и одна навсегда закрытая в наше прошлое дверь...

Колбановский родился в Москве, еще до войны учился в одной из лучших Арбатских школ и всегда сохранял в себе дух этого особого «Окуджавского» пространства. Он писал:

 

 

Был Отчизной Арбат
Редкостного племени –
Из когорты из той,
Где не купишь каждого
Никакою деньгой,
Никакою лажею...

Здесь не место анализировать сделанное В.В. Колбановским, его роль в ряде классических для советской социологии проектов. Но следует напомнить и отдать должное ему как ученому, положившему своей статьей более, чем полувековой давности «О предмете марксистской социологии» («Вопросы философии». 1958, № 8) начало дискуссии о самостоятельности социологии как науки. В нашем интервью, которое продолжалось несколько лет и завершилось в январе этого года, Колбановский следующими словами определил основные положения той давней работы:

«В ней я не открещивался от исторического материализма как с завидной легкостью это сделали многие обществоведы в 90-е годы. Материалистическое понимание истории считаю великим научным открытием, фактически первой опорой того универсального эволюционизма, второй опорой которого стал дарвинизм в науках об органической материи, третьей – теория относительности А. Эйнштейна и теория самоорганизующихся систем И. Пригожина – для неорганической материи.

Другое дело, что сама «парадигма» материалистического понимания истории имеет не вечный и вневременной, но исторически преходящий характер, и с необходимостью сменяется другой, еще более точной и универсальной «парадигмой». Позитивным в содержании статьи я считаю разделение истмата на две области – общую и отдельные» [1].

Имеет смысл сказать, что дискуссия, начатая статьей Колбановского и по сути признавшая правоту его точки зрения, завершилась лишь в перестроечные годы.

В указанном интервью Колбановский приоткрыл некоторые станицы нашей общей истории, рассказал о людях, которых мало кто из действующих социологов знал и помнит. Но как этого мало... и отчетливо понимаешь, что не сказанное им, возможно, никогда и не будет нам известно. Наше прошлое обеднело...

Иллюстрацией верности Колбановского «оттепельным» идеалам, настроениям шестидесятников является его недавняя книга о «Подмосковной приакадемической филармонии» (ППФ) [2], уникальном социокультурном явлении, существование которого во второй половине прошлого века в нашей стране кажется невероятным, если мягче, то трудно допустимым. Речь идет о неформальной группе московских интеллектуалов, на протяжении четырех десятилетий ставившей для себя и своих единомышленников веселые музыкальные спектакли - «капустники». Происходило все в поселке Абрамцево, вблизи от Москвы. К паблисити эти люди не стремились, так как понимали социальную плату, которую пришлось бы им платить за пиар и потому что им было вполне достаточно признания в избранной каждым из них профессиональной области.

Ядро группы составляли крупные физики и инженеры, работавшие по закрытой тематике. Устойчивая команда ППФ образовалась к 1957 году, через год после XX съезда КПСС, когда уже можно было держаться вместе. Многие из них знали если не размах, то карающую силу сталинских репрессий. Хотя никаких заговоров и призывов к «свержению  чего-либо» не было, но даже и без этого все понимали, что жестко наказуемыми могли быть сами встречи, само желание группы молодой интеллигенции собираться и высказываться в ироничной форме по поводу «отдельных недостатков, которые еще порой встречаются у нас». Колбановский в этой высоколобой компании был и поэтом, и постановщиком, и в силу его профессии его дружески именовали Комиссаром [3].

Книга эта – социологическая, призывающая к раздумьям о прошлом и настоящем. Но написана она легким, изящным языком, пронизана юмором, несущим в себе следы 50-х – 80-х.. При этом она – документальна, в ее основе дневники, фото событий, фрагменты из текстов спектаклей. Ее жанр, думается, точно обозначен в дарственной надписи на книге, присланной мне Колбановским: «... книга о московском “разномыслии” 60-90 гг.». Об этом еще мало написано.

Дорогой Варлен, пусть земля тебе будет пухом...

  1. В.В. Колбановский: «В настоящее время в социологии “расцветают сто цветов”» http://www.socioprognoz.ru/index.php?page_id=128&ret=207&id=95
  2. Поповских Б.В., Колбановский В. В.Подмосковная Приакадемическая Филармония, [1957-2012] – М.: Изд-во "МБА", 2012. - 495 с. : ил., портр., фот., факс..
  3. Докторов Б. Невероятное, но очевидное. Из истории разномыслия в СССР http://www.cogita.ru/cogita/a.n.-alekseev/publikacii-a.n.alekseeva/fiziki-shutyat.-igrayut-ironiziruyut


КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТРАНИЦЕ



rss подписаться на RSS ленту комментариев к этой странице
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии. Всего [1]:
татьяна    04.12.2014

Варлен Викторович, как и я, в Институте с самого его создания. Я запомнила его, как доброго человека. Где-то в начале 70-х мы с ним встречали поляков из польского Института социологии. Тогда много общались. Это был весёлый, доброжелательный человек.
Царство ему небесное.